07:27 , 14 февраля 2017

За Прилепиным стоит ФСИН русской литературы

Евгений Прилепин (никогда принципиально не называл его Захаром. Захар это слишком вычурно. Это, как кашлять басом, если у тебя тенор). Так вот он заявил, что за Донбассом стоит спецназ русской литературы. Правда, когда пришла пора назвать фамилии спецназовцев, то он назвал Лермонтова. Почему? Это, как раз понятно. Лермонтов воевал на Кавказе. И эта фамилия может быть как-то обоснована. Пушкин? Сомнительно. Толстой вообще не к месту. Булгаков? Да ты гонишь, Женя.

Ок, гугл. Я готов поведать миру историю наших взаимоотношений с писателем (как он сам себя позиционирует), Евгением Прилепиным.

Когда-то в студеную зимнюю пору, я прочел роман Прилепина «Санькя». Более унылого чтения у меня давно не было. Я написал на него пародию, следы которой затерялись в сети интернета. До этого я читал Прилепина в газете «Лимонка» и в газете «Дело», где он выступал под псевдонимом Евгения Лавлинского. Честно? Это были статьи самовлюбленного человека, который ни на минуту не сомневается, что он и только он прав.

Потом я прочел его книгу «Патология». Ничего особенного. Крепкая мужская проза. И купил роман «Санькя». Вот итог прочтения романа. Моя рецензия.

До этого, мы, как говорится сейчас, срались в интернете. Но, потом я познакомился с Евгением лично. Выпили, поговорили, оказалось, что у нас схожее чувство юмора.

Потом он печатал меня в Новой газете в Нижнем Новгороде. И, когда я написал рецензию на роман Дмитрия Быкова «ЖД»: он тогда сказал, что все верно написано, но не оставляет чувство гадливости. Значит, я точно попал.

И уже потом книга «Грех» название которой я посоветовал ему сменить на «Не грех и выпить». Так она мне действительно понравилась. Женя по натуре не романист, а очеркист. Он очень чувствует внутренние переживания человека и способен их передать. А как их передашь в романе? Тут ведь надо природу еще описывать. А малые формы ему удаются.

Я написал рецензию. Он написал мне: «спасибо, Женя. Очень верные и точные слова нашел ты»

После этого, он получил премию «Нацбест». Я позвонил, поздравил и сказал, что получил он ее потому что я написал рецензию. «Хорошая шутка» — ответил он. И я сказал ему: ок, больше на твои книги я не буду писать рецензий. Беру мораторий на 10 лет. За это время ты не получишь ни одной значимой премии. Так и вышло. 10 лет прошло.

Это я к тому, что знаю человека, о котором пишу.

К вопросу о литературе. Русская литература это такой сгусток противоречий и сомнений, что назвать ее можно хоть спецназом, хоть ФСИНом, хоть ФСБ. Все это равным образом не будет иметь к русской литературе никакого отношения.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире