Продолжение. Предыдущий пост здесь

Сегодня, 9 июля проходит последнее заседание по делу Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева перед вынесением им приговора.
Прошедшие два заседания были, пожалуй, самыми важными, поскольку в прениях адвокаты и обвиняемые могли изложить суду свои позиции. 7 июля все заседание было посвящено выступлениям стороны обвинения, которые ни на йоту не желают отступать от своих требований посадить невиновных людей на 8 лет.
Леонид Развозжаев и его адвокат Дмитрий Аграновский также пытались донести свое мнение до судьи Замашнюка. Но если представителей обвинения судья выслушивал не перебивая, то обвиняемому и адвокату он каждую минуту старался затыкать рот тупыми замечаниями.

Я ни разу не присутствовала в зал заседаний до этого, хотя судья Замашнюк, откровенно солгав, не допустил меня быть свидетелем, заявив, что я посещала зал заседаний. На прения 08 июля, где выступил Сергей Удальцов с адвокатами я пришла, но опоздала на 5 минут к началу заседания. И была обречена томиться вместе с десятком опоздавших до перерыва. А перерыв Замашнюк объявлять не спешил. Продержав всех в зале заседаний до 16 00, он таки сделал перерыв на 10 минут, не дав ни кому из участников процесса толком перекусить или попить воды.. Нарушение прав человека налицо. Но судье все-равно. Само заседание закончилось в начале девятого вечером. Вот такие марафоны.

Но обо всем по-порядку. Пока мы томились в ожидании под дверьми, обратили внимание на то, что у входа в зал заседаний на столе пристава лежит четное количество гвоздик. Стало ясно, что кто-то из посетителей оставил их с намерением продемонстрировать свое отношение к этому судилищу. И наш креативный класс решил устроить небольшой флешмоб, чтобы так сказать, завершить картину начатого, и поддержать инициативу таинственного незнакомца, оставившего цветы.  У одного из ожидавших нашелся целый альбом для рисования, у другого фломастеры, третий предложил текст, четвертый и пятый написали предложенные и коллегиально утвержденные тексты. Словом, оформив все должным образом, получилась маленькая акция по выражению нашего отношения к данному судилищу.

Время тянулось долго… Некоторые слушатели не выдерживали длительного сидения и выходили из зала заседаний. Все начали понимать, что судья Замашнюк и его два помощника, скорее всего на работу приходят в памперсах.
Обсуждалось и иное мнение, больше похожее на действительность, подкрепленное анализом доктора — психиатра. А мнение таково, что судья Замашнюк страдает психическим расстройством — Резонерством.
Резонерство — тип мышления, характеризующийся склонностью к пустым, бесплодным, основанным на поверхностных, формальных аналогиях рассуждениям. Она проявляется в неадекватном реальной ситуации мудрствовании, многословности и банальности суждений. При этом цель мыслительной задачи отодвигается на задний план, а на передний выдвигается стремление больного к «рассуждательству».
Резонерское мышление наблюдается при шизофрении, эпилепсии, олигофрениях и ряде органических поражений головного мозга.

Своеобразность поведения судьи на протяжении 4х месяцев наблюдали все участники этого процесса. И не раз отмечали, что по его высказываниям уже можно написать целую книгу абсурда. Один из слушателей, не выдержав, выйдя из зала суда продекламировал свои стихи, выразив свое отношение к данному судье и «замашнюкам» вообще.

А тем временем в зале заседаний выступал Сергей Удальцов. Он как и Развозжаев, не признал свою вину (полный текст выступления будет опубликован позднее). Он обратил внимание на то, что никаких массовых беспорядков на Болотной площади 6 мая 2012 года не было, и, следовательно, обвинять кого-то в их организации невозможно.

Первой после перерыва начала свою речь Виолетта Волкова. Поскольку ребят пытаются осудить за организацию массовых беспорядков, она очень грамотно и всесторонне дала юридическую характеристику фразе  «массовые беспорядки», ссылаясь на различные юридические источники, трактующие это действо как планируемое заранее с применением насилия, оружия, погромами и т.п. Это страшно не нравилось Замашнюку. Он прерывал адвоката почти после каждой ее фразы.

Она обратила внимание суда на то, что сидячие забастовки не раз использовались в истории как акты ненасильственных действий, например Махатма Ганди…— В данном суде поведение Махатма Ганди не было предметом исследования — вы не имеете права об этом говорить! — прерывал Замашнюк.

Когда Волкова, на основании имеющихся в деле видео и фотоматериалов упомянула экипировку сводных отрядов силовиков, вышедших без щитов, Замашнюк просто взвился:
— Мало ли какие методички есть у омона!
— Во время массовых беспорядков сотрудники омона должны быть со щитами, чтобы избежать ранений… — продолжала Волкова.
— Это оценочное суждение, — не унимался Замашнюк. — Экипировка омона не была предметом исследования в суде.
Словом, чтобы заставить замолчать адвоката, он вынес ей предупреждение. Но Волкова продолжала. Она обратила внимание суда на то, что обвинители ссылались на фото и видео экспертизы которых не проводилось, все следственные действия проводились незаконно, поскольку в деле есть масса следственных действий, которые проводились на основании протоколов, выданных различными судьями, но сами судейские протоколы в деле отсутствуют. И каждый раз ссылалась на конкретные листы дела.

Замашнюк вдруг начал читать лекцию адвокату о том, что это ее реплики, а не позиция адвоката. Не выдержала адвокат Москаленко, которая заявила протест на действия председательствующего судьи.
И тут Замашнюк выдает, что в прениях никто не имеет права подавать ходатайств, заявлять протесты и т.п. И Карина Москаленко также «нарвалась» на предупреждение судьи…
Волкова все-таки смогла завершить выступление. 

Следом за ней очень толково провел свой анализ адвокат Николай Полозов. Он обратил внимание суда на то, что основное обвинение строится лишь на показаниях Лебедева, который трижды менял эти показания. Николай Полозов четко обосновал, также ссылаясь на конкретные листы дела, что Лебедев откровенно лгал. Приводил примеры показаний десятков людей, с перечислением их фамилий. При детальном разборе нюансов Замашнюк вновь перебивал адвоката, старался вывести его из себя. Но Полозова вывести из себя невозможно.

Третий адвокат —  Виктор Федорченко — подетально разложил обстоятельства 6 мая, доказав, что ни какого прорыва не было. Люди продавили цепь омона и оказались на заранее согласованной с властями территории площади и сквера. Он обращал внимание на то, что изначально на марш пришли различные организованные группы. Они шли, не перемешиваясь, пока силовики не образовали затор. В соответствии с действовавшим на тот момент законодательством именно полиция была обязана обеспечить беспрепятственное прохождение граждан к месту митинга.Силовики изменили план проведения мероприятия, не поставив в известность организаторов и спровоцировали давку, панику и дальнейшие ответные действия толпы людей.

Четвертый адвокат — Карина Москаленко обратила внимание на решение Европейского суда по правам человека в деле Каспаров против России, которое принято Верховным судом РФ к исполнению. Она зачитывала цитаты из этого дела и постановлений Верховного суда, которым просто обязан подчиниться Мосгорсуд при вынесении приговора. Ее частью выступления был серьезный анализ нарушения прав человека и недопустимости таких нарушений.

В целом работа адвокатов была очень грамотной и слаженной. Все они потребовали оправдать невиновных.

Продолжение следует

Полный текст оригинала с фото здесь



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире