11:37 , 20 марта 2014

Суд над Удальцовым: погода нынче не летная

События, связанные с Украиной отвлекли от многих важных событий, проходивших в эти дни в России и Москве. И лакмусовой бумажкой политической ситуации в России остается слушание судебного дела узников совести Болотной Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева. Состоялось уже 14 заседаний.
Пока все свидетели обвинения и пострадавшие, дававшие показания в суде не имеют претензий к обвиняемым, и не слышали, чтобы те призывали народ к массовым беспорядкам. Однако, сам факт беспорядков подтвердил каждый допрошенный, что собственно суду и нужно. Но пока совершенно не прозвучал в суде самый главный вопрос: кто же был организатором этих самых «беспорядков».

Последние два судебных заседания ознаменовались тем, что в показаниях стали звучать имена других организаторов и заявителей Марша миллионов: Бориса Немцова, Надежды Митюшкиной, Ильи Яшина, Сергея Давидиса, словом, тех самых людей, которые создали Комитет 6 мая, обещали помощь всем политзаключенным — участникам Марша. Однако именно для Удальцова ими сделано исключение.

Конфликт по оплате адвокатов
Стоит объяснить. Комитет 6 мая собирает средства на поддержку всех узников. И остатки денежных средств от деятельности КС оппозиции также были направлены на помощь узникам. А ответственными за распределение этих средств являются Сергей Давидис и Анна Каретникова.
А поскольку адвокаты, защищающие в деле Удальцова и Развозжаева продолжают работать бесплатно, на защиту своего сына Даниила Илья Константинов тоже выплачивал свои средства, то вопрос оказания помощи от Росузника поднимался неоднократно.

Неожиданно на своей странице в Фейсбуке Анна Каретникова прямо предложила:

— Поможем политзаключенным, если они сменят адвокатов.

Поистине, странное заявление. И мотивировала это тем, что левые и националисты кормятся с их рук, по всей видимости забыв, что денежные средства на защиту узников собираются всем миром. Кроме того, обвиняемый имеет право сам выбирать себе адвокатов в неограниченном количестве, а не получать навязанных ему объединением или организацией. Это право выбора закреплено в Уголовно-процессуальном кодексе РФ.
И как ни странно, именно события в Крыму заставили говорить тех, кто до сих пор просто отмалчивался, предлагая узникам своих адвокатов, по сути, лишая их выбора на защиту. Тех самых людей, которые отказались быть свидетелями защиты в деле Удальцова-Развозжаева.

В своем посте А.Каретникова не скрывает своей ненависти ни к адвокату Развозжаева — Дмитрию Аграновскому, блестяще защитившему многих людей; ни к Виолетте Волковой, которая в течении двух лет защищает Сергея Удальцова.

Мнение самих узников Каретникова предлагает игнорировать. И требует, чтобы все подчинялись только ее позиции в этом вопросе. Но это не реально, и не уважительно ко всем остальным.
Одним словом, вопрос об оплате адвокатов членов Удальцова и Развозжаева так и не решен…

Но вернемся к суду. За эти дни были допрошены представители префектуры и ответственные полицейские.

Свидетель Старков, в 2012 году работал зампрефекта по ЦАО. Он уверял суд, что сквер Репина на Болотной площади был открыт и там гуляли люди. Был или не был перекрыт проход на Болотную он не видел, а телефонная связь почти не работала. При этом заверил суд, что колонна собиралась прорваться к Большому каменному мосту, дойти до Кремля и там жечь мусорные баки.
На вопрос адвоката Аграновского:
— С чего вы решили, что колонна собиралась прорываться к мосту? — Старков ответил:
— Я сейчас ничего не помню, но если тогда я дал такие показания — значит так и было.
Словом, вновь в суде были зачитаны показания, данные следствию, и они приняты судом, несмотря на значительные расхождения в показаниях в самом зале суда.

Сотрудник департамента региональной безопасности Мэрии Москвы Ермолаев подтвердил участие Удальцова в согласованном мероприятии. Пояснил суду, что ответственной за сцену была Надежда Митюшкина.
Ермолаев наконец-то подтвердил, что металлические ограждения стояли не только на Калужской, но и на входе на Болотную набережную, т.е. прямо на пути идущих демонстрантов. А также сообщил, что закон ничего не говорит о запрете ставить палатки на митинге.

Свидетель обвинения Мосальская, главный специалист управы Якиманка, пояснила, что сквер Репина входит в состав Болотной площади. Собственно, ничего больше она и не сообщила. Однако, эти показания очень ценны, если вспомнить, что согласование на проведение мероприятия было дано на Болотной площади, а весь сквер заняли сотрудники ОМОН, оставив людям лишь узкое место Болотной набережной.

Свидетель обвинения Краснояров — специалист по вооружению ОБ ППСП УВД по ВАО ГУ МВД России по г.Москве — также пояснил много интересного. Он пожаловался суду, что утрачены 3 шлема «Джета», 1 бронежилет, и один шлем «Джета» был поврежден, но сведений о том, повредил ли эти шлемы Удальцов, у Красноярова нет. На том допрос свидетеля и закончился.

Допрос полковника полиции, ответственного за безопасность Юрия Здоренко, замначальника по ООП УВД по ЦАО ГУ МВД России по г.Москве был более длительным. Здоренко поведал суду о том, что мероприятие силовиками было разделено на 2 сектора и 8 зон, его сектор был на Болотной площади (?), при этом пояснил:
— Полиция митинг не прекращала. Массовое мероприятие превратилось в прекращение последствий массового мероприятия. (масло масляное)

Здоренко подтвердил, что сквер был огорожен еще накануне, поскольку имелась оперативная информация о том, что там будут установлены палатки. Затем этими ограждениями толпа и пыталась устроить прорыв. Стоял невообразимый гвалт, и свидетель Здоренко усомнился в том, слышал ли Удальцов объявление Митюшкиной о прекращении митинга.

Здоренко не скрывал, что его штаб находился у памятника Репину, план по обеспечению общественного порядка подписывал Козлов, а утверждал Голованов (ну хоть теперь знаем этих «героев» по фамилии). Зоной № 1 был Малый каменный мост, ответственным за этот участок был некто Сопрыкин. А на розданном плане дислокации ни каких отметок о зауживании и цепочках ограждения у него не было.

Здоренко свидетельствовал, что Удальцов никого не звал на штурм Кремля, сопротивления при задержании не оказывал, при этом беззастенчиво солгал суду о том, что открыл сквер Репина для собравшихся. Но после этого оговорился:

— Территорию на Болотной можно было расширить, но команда не поступила — так что случилось то, что случилось…
Кульминацию этого допроса стоит процитировать.
Здоренко:
— План расстановки полицейских сил до организаторов доводиться не должен, они просто должны идти по маршруту и ничего не нарушать.

О как!

При этом Здоренко отметил роль Немцова, Митюшкиной, Яшина, Давидиса, как организаторов марша, и посетовал, что Митюшкина раньше времени объявила об окончании митинга. А Развозжаеву разъяснил:
— Вам не надо было садиться на Малом мосту, повернули бы направо, дошли бы до сцены и вопросов не возникло. (странно, он, видимо забыл, что вход на Болотную набережную был перекрыт для марша металлическими заграждениями).

Судья Замашнюк:
— Что заставило участников сесть на мосту, на ваш взгляд?
Здоренко:
— Потому, когда они увидели косую направляющую цепочку они поняли, что их замысел раскрыт и сели на дорогу. А когда часть людей от сцены собралась идти на помощь остальным, я этого не допустил — усилил цепочку вторым рядом…

Вообще Здоренко подробно рассказывал о построении омоновских цепочек, а когда Развозжаев попытался уточнить всё на плане, судья Замашнюк ответил:
— Судебное заседание это не уроки рисования, лепки, кройки и шитья.

На этом судебное заседание прервалось, поскольку из-за снегопада свидетели — сотрудники управы, не смогли прибыть в суд.

Да, погода нынче не лётная…

Оригинал с фото



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире