Ну, что: давайте, если хотите, поговорим об актуальном – о метафизике, религии и социуме – но предметно и серьезно.

8-го числа в Кремле, а вчера в Большом концертном зале «Октябрьский» в СПБ выступил великий испанский певец Рафаэль. О том, какая политическая интрига кроется за тем, почему приезд этого артиста мирового уровня (и, подчеркну — любимца всея СССР) не был разрекламирован, как, предположим, концерты других гастролеров, выступающих в его же «весовой категории» (например, Мирей Матье и Карела Готта) – я уже подробно описал (см.: http://www.echo.msk.ru/blog/eponasenkov/948225-echo/  ).

Чтобы не толпиться у металлоискателей (страна наша, как нам сообщают, конечно, «хранимая богом», но, те, кто это сообщают, надеются, видимо, только на ФСО), я решил приехать заранее. Чувства у меня были предвкушательные, настроение средиземноморское, ботинки в том же ключе, но еще задолго до металлоискателя путь моей «песне» преградил заборчик. За заборчиком мерзли полицейские, скучковавшиеся подле огромной вывески «Православная Русь». Качнувшись сначала маршем влево, потом – вправо, я понял, что эту ситуацию ни на какой козе не объедешь, и отправился в глубокий обход. Когда я зашел заборчику в тыл со стороны обезвоженных коней, которыми Александровский сад плавно переходит в воняющий общественным туалетом и продуктовым магазином переход, ко мне подошли похожие по обмундированию на курсантов молодые люди, спросив «10 рублей» на проезд. Я им дал (чуть больше – иначе сегодня они бы на Руси никуда не проехали). Затем ко мне подбежал какой-то парень в приспущенных по нынешней моде штанах (и с Георгиевской ленточкой поверх бретельки ниже пояса), ищущий «мужика на коне», под которым (судя по его параллельному разговору по телефону), его ждала «Машка». Я сразу погрешил на неусидчивого тов. Жукова и указал парню соответствующее направление.

                                      Поднявшись по ступенькам, я снова уткнулся в забор, ограждающий от посторонних «Православную Русь». И тут я увидел мизансцену, заставляющую меня задаться вопросом: ну, зачем вам «враги», если вы сами на себя банальнейшие карикатуры «рисуете»?! Перед заборчиком собралась значительная группа людей (некоторые с детьми), которые дрожащими от холода голосами просили их пропустить. Полицейские не реагировали. Они и сами выглядели озябшими — и в форме, выданной не по размеру. Я приблизился и обратился:

— Здорово, орлы! Кого ждем-с?

— Кого надо – того и ждем.

— А, кого вам «надо»?

— Нам уже никого не надо.

К этим рассуждениям у парадного подъезда не хватало еще одного элемента, высмеиваемого на картинах русских живописцев 19-го века и в произведениях Пушкина. Из Манежа (проект Бетанкура, фасад Бове, инженер – Карбонье; первоначальное назначение – военная муштра, с 1917 – гараж правительственных машин, потом все сгорело), медленно переваливаясь, вышел поп вполне себе характерного для упомянутых картин «водоизмещения». Он подошел к толпе и через забор (!) сказал люду нечто наставительное, после чего важно удалился.

Подумав в очередной раз все, что я обычно про такие ситуацию пишу, я побрел к металлоискателям уже не совсем в средиземноморском настроении. Сплотившись с подмерзшими (но не утерявшими энтузиазма и комсомольского задора) поклонницами фильма «Пусть говорят» я проник в Кремль. Кремль меня согрел уже на уровне гардероба. Память заработала, и я вспомнил о приятельнице, которая постоянно живет в Германии, но, на днях меня приглашала на выставку в Манеж, в которой как-то участвует. На мой вопрос «зачем тебе это?», она ответила: «а сейчас только там и можно связи для бизнеса завести». Ответ все исчерпал.  

Сразу хочу отметить: зал Кремлевского дворца съездов – не то место, где артисту легко выступать. И дело не только в строении, но и в страшной атмосфере этого места, где столько раз собирались живые мертвецы и «тени с поганых болот». Но Рафаэль все же сумел продемонстрировать чудо (вот, простите, это, действительно, чудо): через некоторое время после начала концерта произошел настоящий инсайдаут. Зрители огромного зала стали частью артиста, а артист вобрал в себя все трепещущие души аудитории (у кого они, разумеется, были).

Я всегда с удовольствием неофита и с жадностью ученого радуюсь наблюдать и исследовать этот момент – перехода в состояние инсайдаута. Вот вышел артист, которого все любят и давно ждали. Аплодисменты. Вот стоит невысокий человек (а в масштабах КДС – вообще песчинка), ну, профессионально передвигается по сцене. Но пока ничего не происходит. Даже некоторое разочарование – уже 3-5-10 минут на сцене «кумир», а ни у кого мир не переворачивается! Вот не переворачивается мир – и все тут! Как до сожжения Джордано Бруно. Мир — словно приклеенный «Моментом» к ДСП! Но с каждым темно-лиловым лепестком голоса, который Рафаэль буквально доставал из бездны физической невозможности в свои 69 лет это сделать, с каждым электрическим зарядом, который прошибал его мальчишеское тело от пяток до кончиков пальцев, с каждым попаданием бровей и глаз в симметрию Рембрандта – Он поглощал тех, кто умел слышать и видеть. На самом деле – это весьма интересная диалектика. Особенно для нынешней политической ситуации в России. Даже человек с такой активной гражданской оппозицией, как я, просто забыл, что на дворе Кремль, холод, ФСО, «Православная Русь» и список Магницкого! Вот как нет их. Вот буквально помещение в безвоздушном пространстве. Мистика. То ли булгаковская, то ли андерсеновская, то ли Марио и Томас Манн.

 Возможно, не в последнюю очередь Рафаэлю помогло обладание им того, что испанцы называют дуэнде (хотя сложно сказать: певец ли владеет дуэнде, или дуэнде овладевает им). Лорка определял такую структуру как «черные звуки – тайна, корни, вросшие в топь, про которую мы не заем, о которой ничего не ведаем, но из которой происходит все главное в искусстве». Он вторил Гете, определявшим дуэнде применительно к Паганини как «таинственную силу, которую все чувствуют и ни один философ не объяснит». 

Два слова о репертуаре выступления 8-го ноября. Среди новых песен была одна, которая явно выделялась своим стилем: я бы ее назвал вокализом-докладом о положении дел в мире. Объясняю. Для западного артиста очень важно (для имиджа) говорить о проблемах современности. Желательно даже не просто говорить, а делать. Пласидо Доминго, например, позирует возле машины, катающейся на альтернативном источнике бензина. Обычно он стоит возле нее, как подле умирающей в Виолетте Травиаты. А потом даже пытается ее завести. Но это Пласидо еще легко отделался: некоторым голливудским «звездам», чтобы напомнить о себе, приходится усыновлять африканских детей или петь перед перевыборами Обамы. Героизм Рафаэля – находится где-то между Травиатой и Обамой: он потратил колоссальные силы, чтобы проорать длинный текст, но зато и завещание не придется переписывать на родственников Обамы. По ходу «оратории» на экране показывали сначала полет телекамеры над землей, потом дымящие паром трубы, потом (вдруг) рахитичных африканских детей из новостей, которые я без удовольствия смотрю по центральным телеканалам с детства. Автор ролика и идеи явно не силен умом: от полетов на дельтаплане и пара из трубы дети не рождаются. Десятки детей «строгают», заранее обрекая их на голод, болезни и часто смерть бездумные и бессовестные «родители». Потом, Евросоюз и «плохая» Америка им направляет огромные ссуды, сами себя разоряет, и вот уже родина Рафаэля в тяжелом финансовом кризисе и на пороге распада. Так что лучше бы вместо одной этой «оратории», он бы спел пять «легких» песенок про весну, росу и слезу (ДостоевскАго). Тем не менее, зрители аплодировали более чем темпераментно: все-таки любовь к социальным сюжетам из советских людей никакой романтикой не выбить. 

                                                          Рафаэль отпел множество бисов, все были счастливы, концерт закончился, охранники (с физиями – а ля булыжник в климаксе) энергично зачистили зал от «душ», и я снова оказался на холодной улице. Сразу при выходе из КДС до меня дозвонилась одна редакторша – с приглашением на очередное бредовое ток-шоу. Тема такая (ну, духовность ведь тут из всех щелей лезет!): будем, значит, «осуждать 21-летнего педофила, изнасиловавшего 12-летнюю девочку, сейчас она уже родила, и вот ей 13, а он боится тюрьмы». Я ответил, что осудить – осузу без проблем, могу даже лично коллективно осудить, могу сам его изнасиловать (по линии духовной отповеди), но тогда уж, если быть принципиальными, я попрошу осудить и тов. М.И. Кутузова – педофила-рецидивиста (подробнее см.: http://www.echo.msk.ru/blog/eponasenkov/927418-echo/   ), который так же имел связи с 13-летними, но которого мы весь год пиарим за общественный счет и ставим уродливые памятники (хотя он вдобавок проиграл Аустерлиц, Бородино и сдал Москву). На этом желание редакторши меня приглашать иссякло до нуля. Мороз крепчал, заборчик подле закрытой «Православной Руси» остался без полиции, я удалялся в ночь. 

Ну, вот, дорогие мои, и думайте: в ком есть «свет человеков», а в ком — страсть к «золотому тельцу» и агрессивное желание уничтожить все живое и конституционное…



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире