Я вернулся из Сорренто-Капри-Искьи-Неаполя… Я вернулся в свой город – так, что «до слез»… Однако – сейчас не до цитирования песен. Гуляя по югу Италии я намеревался написать эстетское эссе, но пробыв несколько часов на родине, я понял, что придется писать нечто аналитическое – то есть построенное на сравнении.

С чего начинается родина? С какой информации, с каких новостей? Человека выкрали из чужой страны и пытали, завели уголовные дела на оппозиционеров, температура воздуха отличается на 20 градусов не в родную пользу. После буйства красок, зелени, цветов, ясного неба – сплошные прилагательные типа: «опавший», «облетевший», «этапированная» (и как итог: «небо заволокло»). Я бы хотел просить эстетического убежища, ибо невыносимо смотреть на однообразно бедный и неприветливый пейзаж: от аэропорта – сначала встречается лишь один вид дерева (голая худосочная береза, будто изнасилованная холодом и вниманием рыскающих искателей национальной идеи), затем один вид дома (многоэтажки среднего калибра среднесерого оттенка), затем вышеперечисленные новости образца 1930-х (читай – «бесконечных»). Хоть бы памятник платану или пальме поставили для разнообразия! Хотя бы на высоком шесте прикрепили кусок фанеры, выкрашенный в лазурный цвет – чтобы граждане могли полюбоваться на небо хотя бы в масштабах 5 на 5 метров!

833489

Вы знаете, одна из главных идей, которые меня посетили в этой поездке – та, что Россия, по сути, – меньше Италии. То есть, если раньше некоторые тут визжали, что, мол, да «мы» не так хорошо живем, зато «мы большие» (как пациенты психушки, путая себя с географией), то я вынужден их разочаровать: вы — незначительные. Понимаете, важно ведь не количество, а качество. Плотность разнообразия природных, эстетических, исторических объектов, пунктов и геологических явлений в Италии во много раз выше, чем в России. На одном пяточке Неаполитанского залива есть такие откровения, как сохранившееся античное чудо – Помпеи (у нас о ту пору здесь вообще ничего не было), центр притяжения художников всех стран и времен — Сорренто, земной рай – острова Искья и Капри (с памятниками архитектуры – от виллы императора Тиберия – до виллы величайшего режиссера мира Лукино Висконти). Неаполь – город с немыслимой энергией красоты, Эроса и восторга перед жизнью; город, в котором органично сосуществуют совершенно разные по своему стилю районы: от элитного Позиллипо до бедного, но невероятно романтичного Испанского квартала, от строгой красоты монастыря Сан-Мартино – до театрального безумия площади перед Королевским дворцом (в котором, как и в обоих бывших правительственных замках – расположен не аппарат подавления, а музеи и библиотеки). К великому сожалению, жанр заметки в блоге не позволяет мне описать все это пространнее.

833490

Но вернемся к аналитике, и не будем так депрессивны. Я уехал в Кампанию после московской премьеры моего нового фильма «Мистерии Неаполитанского залива» (она с успехом и с итальянским посольством прошла 26-го сентября в кинозале ГУМа и 28-го в к/ре «Художественный»), и помимо выбора натуры для будущего полного метра и получения чисто эстетического вдохновения, я не мог забыть и про свои политологические и социологические изыскания. Среди прочего, меня интересовало сравнение актуальных нюансов. Так, например…

Все вы знаете, что итальянцы (особенно на юге) верят в кого надо – так, что, к.г., мама не горюй! Так вот в Кастель дель Ово, который есть символ Неаполя, расположилась выставка «современного искусства» со всякой абракадаброй – в том числе и на христианские темы. Ясно, что все изображено не сильно в духе 14-го века (да и, кстати, не в каноне 15-го тоже). И вот я пошел к окончанию службы в соседствующую «кьезу», дождался, пока все три бабушки и все четыре туриста заглотают мармеладки, и так это юзом подошел к падре. И с места в карьер его спрашиваю: вас не возмущает, мол, что по соседству такое творится?! А он мне с улыбкой и отвечает, что «нет, это же их видение образа». Ну, думаю, погодите – я вас выведу на чистую воду, найду и в вас агрессию и варварскую дикость по отношению к собратьям. Бросив падре, я выскочил из церкви, догнал одну пожилую синьору, взял под руку и пристал к ней с тем же вопросом. Но они как сговорились (вообще – это заговор какой-то, устроенный, очевидно, американскими агентами-пропагандистами): синьора также не поняла, почему она должна с топором лезть на выставку?

Следующий сюжет. Ужинаю в ресторане с видом на Везувий, радуюсь невообразимому разнообразию морских гадов в тарелке, но вспоминаю про то, что нахожусь не в стране, спасенной партией власти от мирового кризиса экономики и духовности, но в обществе, где эксплуатация человека человеком и моральное разложение должны иметь место (как нам сообщало и сообщает отечественное ТВ). С хозяином я говорить на эту тему не стал – он точно обманет; я решил зайти нехристям-капиталистам в тыл – и попросил переговорить с самым низкооплачиваем работником на кухне. Опережая возможность науськивания, я поспешил на кухню и прямо с порога заявляю поваренку: «не режь осьминога, поговори со мной!».

— Тебя депрессия посещает?
— Да, нет.
— Условия труда ведь невыносимые!? Правда?
— Да, нет, все отлично – и компания замечательная!
— Но ты чувствуешь, что тебя эксплуатируют, жизни ведь не можешь радоваться?!
— Почему, я люблю свою работу и меня есть время на отдых.
Так, думаю: я тебя сейчас на духовность прошибу, а то вон как насобачился радоваться жизни!
— Ну, хорошо, но ведь ты чувствуешь, что общество больно аморальностью?
— Я вас не понимаю, ничего такого аморального я не знаю.
— Так, ты мне честно скажи (с большевистской непосредственностью спрашиваю я – прим. Е.П.): ты в бога веришь??
— А..! Вы гей?
— С чего ты взял?!
— Нет, просто мне этот вопрос обычно задают геи, и еще про фрателланцу (братство) спрашивают. Если хотите, мы можем после работы выпить пива…
— Нет, нет, спасибо: русо туристо – облико морале!
И я быстро ретировался доедать гадов.

Эпизод третий. Во время морской прогулки на катере от Искьи до Капри я задумался о смысле и цене времени. Понимаете, чтобы добраться от одного рая (о. Искья) до другого рая (о. Капри) необходимо потратить 50 минут, причем, все время вы будете наблюдать неописуемой красоты Неаполитанский залив. В Москве же, чтобы добраться от одного кошмарного места, где судят невинных, до другого, где попы устраивают ДТП, надо простоять в многочасовой пробке, с соответствующим видом, гарью, климатом, новостями по радио и т.д. Однако – теперь мы на Капри. Лазурный грот, словно молния пущенная Зевсом – зигзагообразная дорога, прорубленная в горах еще финикийцами, поэтичные скалы Фаральони, античные руины, уютные виллы и люксовые отели – все это создает ощущения прекрасного сна. Невольно задумываешься: как же страшно вертит и доводит до роковых глупостей даже талантливого человека тщеславие: к примеру, Горький прекрасно жил на Капри с 1906 по 1913 гг. (и с 1924 по 1928 гг. в Сорренто) – но его заманили большими тиражами и пышными почестями на родину, где в итоге и убили… Кстати, к вопросу о «русскости» писателей – типа Тургенева, Гоголя, Горького и т.д., которые большую часть сознательной жизни прожили со своим «великим и могучим» на прекрасной чужбине.

833491

Эпизод четвертый. Все мы знаем, с каким остервенением надзирательниц концлагеря бросаются на посетителей многие смотрительницы в отечественны музеях с поводом и без. Многих с детства напрягает, что в наших музеях процветает настоящее жлобство в том плане, что нельзя фотографировать. Объясните мне: почему я могу фотографировать подлинники шедевров, предположим, в Лувре или в Национальном археологическом музее Неаполя, а пыльные и плохо выполненные копии скульптур, например, в ГМИИ им. Пушкина – не могу? Куда моментально девается миф о широте и щедрости русских?

Еще один миф про русских, о котором постоянно вякают псевдонационалистически настроенные товарищи на всех ток-шоу: типа русские в отличие от европейцев всегда были мытые и стремились к чистоте. Эти неучи не знают, что у европейцев традиции гигиены, мытья и т.д. – существуют со времен Римской империи, что даже слово «баня» — и та латинского корня («баннес»). А вот варвары в шкурах не мылись и не стриглись. И вчера для меня не было труда найти путь к стыковочному рейсу в Мюнхене: только в одном месте аэропорта собралась могучая кучка граждан, у большинства из которых были немытые волосы, неубранная прическа, кучка, одетая в мятые одежды в основном темных тонов (про запах – умолчу). Ничего, кроме «переложить в ручную кладь» от этой орды я не услышал (это, видимо, все, что они вынесли из впечатлений от путешествия, и все, что они помнили из книжек русских классиков). Затем. Я видел некоторых итальянцев и американцев, страдающих лишним весом, но я никого не могу назвать «хряком» или «хрячкой». Просто как-то стилистика разнится. И вот тут за 5 минут до посадки хрячки из кучки лихорадочно сообщают своим хрякам, что они, возможно, еще успеют купить беспошлинные кремы и алкоголи, и через несколько минут, тряся всей своей «соборностью», возвращаются с огромными пакетами кремов и конфет, которые, во-первых, уже давно есть в любом советском магазине (причем, дешевле), во-вторых, я не представляю, вот куда эта дурная туша их себе засунет или вотрет!?

Короче говоря, друзья — не надо мне завидовать: несколько часов в компании сограждан полностью уничтожают приятные впечатления от пребывания в Кампании.

833492

P.S. Описать словами красоты Неаполитанского залива не представляется возможным, поэтому я всех любопытствующих отсылаю к своему фильму: http://my-raphael.com/news/222/71/chudesnyj-vecher-v-hudozhestvennom


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире