19:31 , 26 августа 2021

Ответственный бизнес заботится об экологии без принуждения государства

Счетная палата в своем отчете признала слабую связь между экоплатежами и экологией, то есть фактически функция возмещения вреда природе не реализуется. При этом нагрузка на бизнес год от года возрастает. Почему ни Счетная палата, ни бизнес недовольны экоплатежами, рассказывает председатель комитета по экологии Ассоциации менеджеров России, директор департамента внешних коммуникаций En+ Group Ольга Санарова.

3514926
председатель комитета по экологии Ассоциации менеджеров России, директор департамента внешних коммуникаций En+ Group Ольга Санарова

В отчете Счетной палаты впервые откровенно звучит то, о чем бизнес говорит давно, — особой связи между экоплатежами и защитой экологии нет. Да и сами «экоплатежи» — это такой эвфемизм в юридическом смысле, потому что в Налоговом кодексе их не существует.

Давайте посмотрим, что происходит с защитой экологии. Год от года давление на бизнес растет. При этом все крупные компании заинтересованы в защите природы. Это не только модный «зеленый тренд», но и способ стать конкурентноспособным в глобальном масштабе, потому что все больше бизнес-партнеров рассматривают вопросы экологии как приоритетные.

Во-вторых, мы очень активно работаем с местными сообществами, где находятся наши предприятия, от них в эпоху транспарентности и социальных сетей ничего не скроешь. Они обычно требуют решить все экологические вопросы сразу, хотя бывают в том числе правовые сложности, которые не зависят от бизнеса. Ежегодно на экологические мероприятия в регионах выделяются большие деньги.

И наконец, темы устойчивого развития и изменение климата на протяжении многих лет входит в число приоритетов En+ Group и ее металлургического бизнеса – РУСАЛа.

Наша стратегическая цель — снижение выбросов парниковых газов (ПГ). На гидроэлектростанциях En+ Group в рамках масштабной программы «Новая энергия» меняется оснащение. Уже сегодня энергия, вырабатываемая на ГЭС, частично заменяет электроэнергию, производимую местными угольными электростанциями: только в 2019 году предотвращено 1,9 млн тонн выбросов СО2.

В РУСАЛе намерены перейти на новейшую технологию инертного анода для производства алюминия с наименьшим уровнем выбросов ПГ – менее 0,01 тонны эквивалента CO2 на тонну металла. Сибирские алюминиевые заводы (КрАЗ, НкАЗ, БрАЗ и ИРкАЗ) будут коренным образом модернизированы, корпуса перестроят под новую технологию, что также означает многомиллиардные долгосрочные инвестиции в снижение нагрузки на экологию. В целом компания придерживается курса по достижению нулевого баланса выбросов ПГ к 2050 году.

Теперь давайте от технологий перейдем к деньгам. За последние 10 лет только по предприятиям компании РУСАЛ неналоговые платежи за негативное воздействие на окружающую среду составили ~5,6 млрд рублей (~$122 млн). В то же время затраты на выполнение природоохранных мероприятий по предприятиям компании РУСАЛ составили около $1,0 млрд. Разница почти в 10 раз!

При этом в Счетной палате говорят, что экоплатежи не освобождают компании от выполнения мероприятий по охране окружающей среды и возмещения вреда окружающей среде. Зачем тогда этот фискальный рудимент, эффективность которого нельзя даже оценить. Ответственный бизнес и так тратит деньги на экологию, эти расходы подтверждены, их легко проверить у любой крупной публичной компании.

Может стоит поискать стимулы, чтобы бизнес тратил ещё больше, но не с помощью репрессивных механизмов в виде экоплатежей? Ответственный бизнес можно было бы мотивировать налоговыми вычетами при внедрении технологий, позволяющих снизить объемы загрязнений. Пока же, как правильно отмечается в докладе Счетной палаты, «очевиден приоритет для государства фискальной и регулирующей функций».

Доклад вновь актуализировал дискуссию вокруг реформы экоплатежей. Главное, чтобы были найдены оптимальные решения с учетом интереса бизнеса, который модернизирует производства, создает новые рабочие места и тратит деньги на экологию.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире