Случился со мной кризис. Лингвистический. На 9-ые сутки бессрочной голодовки многодетных матерей я не могу подобрать цензурные слова и выражения, должным образом отражающие реакцию властей на происходящее в Хорошевском проезде.

Не отыскиваются у меня хотя бы сравнительно приличные обозначения для армии чиновников, обязанностью которых является решение проблем граждан нашей страны.

И вряд ли найдутся достаточно яркие краски для описания осунувшихся, изжелта-бледных лиц участников голодовки. К примеру, Екатерина Мальдон, застрельщица акции, потеряла 8 килограмм. Если до начала голодовки Катя была просто-таки кустодиевской красавицей, сейчас она просто «фактурная женщина», и фактура эта тает с каждым днём.

Вообще, тают наши мамочки-Снегурочки, тают от адского огня равнодушия и несправедливости.

Так что нет нужды чиновникам из ДЖП или российского правительства заморачиваться перед праздником думами о трёх десятках детишек, могущих остаться сиротами (тем более, что мы все знаем, как наши гос.деятели к сиротам относятся). Растают Снегурочки, улетят их души белыми облачками, а чиновнички полетят встречать Новый Год куда-нибудь на Кипр или Мальдивы…

Потому и нет слов. Да и вся Россия, похоже, погружается в вечное безмолвие. Прямо как у Пушкина…



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире