В 15 лет я попробовала алкоголь (под присмотром взрослых) – домашнее вино; закусывала домашнего же посола помидорами. Нетрудно догадаться, что и тошнило меня оными злосчастными томатами. С тех самых пор, при виде солений (и крепких напитков) мой желудок вздрагивает и нервно сжимается. Я и не предположить не могла, что подобный физиологический рефлекс может возникнуть просто при звуке чьей-то фамилии.

А он возник – меня буквально начинает тошнить, когда я слышу  фамилию «Астахов». Причиной такого неприятного феномена стала опубликованная пресс-центром главного детского омбудсмена заметочка. http://www.rfdeti.ru/display.php?id=5448

Искажено и перевёрнуто всё; подмена на подмене, и совершенно бесчеловечно умолчание главного факта: 14-дневной голодовки многодетной бездомной матери. И ведь всё это пиршество шло под видеозапись! Но вместо помощи и обещанной (в  телефонном разговоре)  юридической поддержке — истощённой женщине устроили допрос, а результаты этого допроса вывернули наизнанку.

Я хочу понять: зачем именно, почему, по какой причине г-н Астахов (таково моё оценочное суждение) ЗАИНТЕРЕСОВАН В СМЕРТИ Любови Мерекиной? Какова тут его личная выгода? Когда «заказывают» предпринимателя – имеется определённая ясность – конкуренты, бывшие партнёры, недовольные разделом бизнеса. Когда убивают журналиста – тоже всем всё понятно – накопал компромат на сильных мира сего, не в меру честный и ретивый. Но когда БЕЗДЕЙСТВИЕМ и ЛИЦЕМЕРИЕМ убивают мать семерых детей – чей это социальный заказ? Кому заплатят за её смерть – пресс-секретарям Астахова, сляпавшим совершенно предвзятый отчётец?

Когда в сердце царит мерзость запустения, и такое же запустение на месте совести у тех, кто по сути своей работы должны быть людьми «без кожи» — я понимаю, что надежды нет. Нет спасения. Платите дальше из своих налогов зарплату Павлу Алексеевичу; настанет день, и он позаботится и  о ваших детях.

Я не понимаю другого – ЗАЧЕМ? Зачем убивать уже и так полуживую женщину, неужели у нас в стране нЕ с кем и нЕ с чем больше побороться?

 

P.S. По пунктам:

1.Утверждается, что Любовь Александровна отказалась уехать в Ульяновск. На самом деле: Любовью Александровной было сказано, что она готова уехать куда угодно, если её рождённые и проживающие в Москве дети будут обеспечены жильём.

2. Утверждается, что Любовь Александровна отказывается зарегистрироваться в съёмной комнате. На самом деле: этот вопрос решает не Мерекина – это решает её квартирная хозяйка, и в регистрации отказано было давно – хочешь регистрацию – ищи другую комнату.

3. Утверждается, что Любови Александровне предложили помочь найти другое съёмное жильё, а она отказалась. На самом деле: на слова Мерекиной «А кто ж её, другую, оплачивать будет, а переезд, который стоит денег, кто с этим поможет?» никакого ответа не последовало вообще.

4. Утверждается, что Любовь Александровна уехала из Ульяновской области (кстати, спасая своих детей от самого банального голода), но поразительным образом не уточняется КОГДА! А было это, ни много ни мало – в 1998 году, и с этого момента Мерекина живёт в столице, младшие дети рождены здесь же. Последнее место ёё регистрации – Москва.

5. И самое вкусное:

Утверждается, что первый раз к Астахову Любовь Александровна обратилась ещё 2 года назад. Это верно! Но ничего не пишется о том, что за прошедшие 2 года Мерекина не получила от омбудсмена помощи, не считать же таковой отказы и формальные отписки.

И повторюсь: НИГДЕ НЕ НАПИСАНО, что сотрудники аппарата Астахова приехали к ГОЛОДАЮЩЕЙ!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире