Нет никого более стеснительного, чем сотрудники московского Уголовного розыска. Роза-мимоза? Юная гимназистка? Нет-нет. Александр Цапенков, сотрудников полиции, – вот эталон скромности. Сегодня утром он, выслеживая меня около двух часов, сначала отказался показать на камеру удостоверение, так что пришлось искать его по фотографии в Сети, а потом и вовсе решил не представляться. Для храбрости он был не один, а с коллегой, снимавшим наше рандеву на телефон, – тоже, видимо, для смелости напарника.

Что тот хотел? Вручить мне предостережение о недопустимости – и еще много глупых слов, смысл которых, с трудом избавившись от застенчиого поклонника, я узнала только к вечеру, из новостей. Оказывается, репост в телеграм-канале сообщения о том, что люди хотят выйти на Красную площадь читать Конституцию в поддержку осужденного по «московскому делу» Константина Котова, теперь незаконен. Кто репостнул – тот сразу становится организатором митинга, привлекающим пристальное внимание прокуратуры и Угрозыска, заставляющим вращаться ржавые шестеренки полицейской системы.

В общем, сейчас я лежу дома с температурой 38 градусов выше ноля по Цельсию и гадаю – как скоро скромняга Цапенков начнет ломиться ко мне дверь и скрестись в окно с «предостережением о недопустимости».

Знакомые рассказали, что обычно этот бравый парень, скрывающийся «ВКонтакте» под именем «Антон Антон», стоит у рамок на митингах и цензурирует плакаты. Вот работка у человека – следить на улицах за девушками и читать, что «Путин – …» 

Именно такие цапенковы востребованы в России. Ловить преступников им страшно, да и зачем, если «за политику» платят больше, а опасности никакой, разве что умрет от скромности при очередном отказе представиться.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире