Высокие отношения: Клинтон была слишком заносчивой со своими сторонниками

Когда я готовила свою командировку в США для RFI, я, как и многие мои коллеги во Франции, была уверена, что победит кандидат от демократической партии Хиллари Клинтон. Не то, чтобы мне были слишком близки левые политики, хотя для большинства французских журналистов – это нормально. Просто по началу я во-первых, конечно, верила опросам общественного мнения, во-вторых, слишком часто смотрела CNN, который круглосуточно топил за Клинтон и в-третьих, мы здесь во Франции в 80-е сами уже имели опыт того, как французский комик Колюш в знак протеста пошел на президентские выборы и провалился. Не могли же мы после этого думать, что комик из Америки – Дональд Трамп свой социальный перформанс сможет разыграть гораздо лучше нашего.
Если Трамп — неопытный и некомпетентной политик, то Хиллари Клинтон политик, который частенько вела себя с избирателями так, как непозволительно будущему президенту. Трампу не хватает опыта, а у Клинтон и ее команде не хватало скромности и смирения.

Флорида, которую она потеряла

Мы приехали в Форт-Лодердейл, чтобы посмотреть на выступление Клинтон в «колеблющемся штате». На входе в парк — спецслужбы, собаки, полиция, шерифы. Все проходят через металлоискатели, тщательный досмотр сумок. Рации, мигалки, нервные молодые люди «стафферы команды Клинтон» во Флориде, которые уже видят себя как минимум стажерами в Белом доме. Наклейка staff на груди для них как орден Почетного легиона в петличке – предмет гордости, свидетельствующий о принадлежности к той самой элите, против которой так рьяно выступает Трапм.
«Вы тут долго среди публики не ходите, — строго говорит мне рыжеволосая веснушчатая молодая девушка (на вид ей едва 20) — прессе вот за тем ограждением приготовлено место». Потом она кому-то стало быстро и строго говорить в рацию о том, что все готово. «Да пусть они готовятся сколько угодно, — говорит мой коллега наполовину русский, наполовину кубинец. Я был на ее митингах уже несколько раз. Ты еще несколько раз до приезда Хиллари успеешь поужинать, устать и отдохнуть». Веснушка-стаффер нарезала круги вокруг сцены с прессой и строго следила, чтобы все было по правилам. «А в туалет-то мы успеем до выступления», — спрашивают ее журналисты. «Да, только очень быстро», — сердито отвечает девушка, а на лице у нее написано: «Можно было бы и подождать, здесь же будет сегодня ОНА выступать». Но Её все еще не было. В парке толпились не не только жители Форт-Лодердейла, но и жители соседних городов. Поддержать «свою Хиллари» ехали молодые семьи с малолетними детьми, пенсионеры, инвалиды.

В толпе было больше мужчин, чем женщин, а они, как известно, легче прощают и опоздания, неоправданные надежды и предательства, а еще, как выяснилось, они способны безропотно ждать своего кандидата по четыре с половиной часа.

Хиллари Клинтон вышла на сцену только в районе десяти вечера. Пять минут речи о том, что голосовать лучше всего досрочно, и 15 минут выступления о том, как опасен приход Дональда Трампа к власти. Никакого разъяснения своих планов Клинтон избирателям не предоставила.
«Трамп первым начал обзывать ее и унижать ее. О какой политической программе теперь может идти речь?», — растерянно говорит мне один из сторонников экс-главы Госдепа США.
В самых первых телевизионных дебатах в США между Джоном Кеннеди и Ричардом Никсоном в 1960 году кандидаты на пост президента говорили, как сегодня может показаться, о каких-то странных вещах – о своей предвыборной программе.

Вспомните, как Кеннеди цитировал Линкольна, как Никсон говорил о духе Соединенных Штатов, а затем оба кандидата очень вежливо обозначили, в чем конкретно не согласны друг с другом.
Сегодня можно с уверенностью сказать, что теледебаты и выступления на публике не менее важная часть избирательного процесса, чем встречи с избирателями на фоне красавицы-жены, или спонтанный концерт Мадонны в поддержку своего кандидата в одном из скверов Нью-Йорка. Только содержание публичных речей существенно изменилось. Ни одного из кандидатов 2016-го ни на секунду нельзя представить дебатирующим с соперником из 1960-го.

Слишком высокомерная Хиллари Клинтон и чересчур вульгарный Дональд Трамп против элегантного Джона Кеннеди и жесткого, но сдержанного Ричарда Никсона? Страшно даже подумать.
Кстати, именно после того 20-минутного выступления Клинтон, которого нам пришлось ждать почти пять часов, я поняла, что не стоило так сильно верить опросам и так подолгу смотреть CNN.
Огорчаюсь сегодня еще и потому, что теперь придется отдавать бутылку «Вдовы Клико» основательнице движения Latinas for Trump, которую я проспорила ей после интервью в Майами. «Я уверена, что победит Трамп, конечно, можем поспорить», — заявила 45-летняя брюнетка с надутыми губами в ярко-красном коротком платье и золотых босоножках, — «Мы будем все по уши в д..рьме, если Клинтон победит! Она не думает о людях и это всем известно».

В одиннадцатом часу ночи после отъезда Клинтон избиратели пробираются к выходу по замусоренному парку. Пенсионеры и дети подолгу стоят на обочине в ожидании автобусов, которые не могут пробиться из-за слишком большого скопления полиции и шерифов.

Свои и чужие
«Я с ней», — написано на значке у уставшей 60-летней сторонницы Клинтон на остановке. «Я с вами», — через несколько дней во Флориде своим избирателям прокричит Дональд Трамп. После этого вы сами бы лично за кого проголосовали?
«Эта не только политическая борьба на уровне республиканцы-демократы», — объясняет мне трейдер Goldman Sachs с Wall Street. «Это борьба совсем другого уровня. Клинтоны и Трамп дружили давно. Трамп родился в Нью-Йорке, а Клинтоны переехали сюда в 2000-х. Клинтон обожал гольф, но так в Нью-Йорке очень закрытое общество, то даже бывшим президентам членство в нормальном гольф-клубе получить не так легко. Клинтону везде отказывали. Единственным, кто тогда его спас был Дональд Трамп, выдавший Клинтону членство в своем Trump National Golf Club всего в нескольких минутах от дома Клинтонов. Вот об этом нужно еще думать. Это еще и борьба своих и чужих, что бы кто ни говорил».
То, что Клинтоны играли на территории Трампа напомнил недавно и нью-йоркский радиоведущий и спортсмен Бумер Эсиасон, опубликовавший в твиттере фотографию с табличкой «Президент Клинтон» на шкафчике из раздевалки.


Пока на Хиллари Клинтон работали бесплатно восторженные волонтеры, приехавшие не только из разных уголков Америки, но и из Европы, Дональд Трамп платил участникам митинга в свою поддержку, а потому тут же в Trump Tower в Нью-Йорке они закусывали лимонными пирогами с черным кофе.
Оба кандидата решили, что в день выборов их штабы будут расположены в Нью-Йорке. Дональд Трамп свою вечеринку назвал «ночь победы» в отеле Хилтон, а Клинтон для «ночи выборов» выбрала Javits Center.
Меня аккредитовали в штаб Клинтон судя по тому, что никто больше из моих личных знакомых туда не попал, мы посчитали это большой удачей. Для победительницы приготовили отдельное место на сцене, но в это время «она была дома со своей семьей и следила за результатами», как сказала мне Кристина Шаке, заместитель директора по коммуникациям в команде Хиллари Клинтон.
Снова бесконечные часы ожидания. Правда, в штабе и работы было гораздо больше, чем на митинге во Флориде. Молодые люди, работающие на кампанию Клинтон с важными лицами бегали по залу и искали журналистов поважнее для своих спикеров. «У вас ровно две минуты для записи. Встаньте в очередь», — сердятся на журналистов хипстеры с наклейкой staff модном кардигане. Вы когда-нибудь стояли в очереди за интервью к сенатору?
По лицам этих молодых сотрудников видно, что они гордятся, что работают с «будущим президентом США». Пресса для них – источник постоянного беспокойства. «Без специальных бейджиков никого не пускать на платформу с телекамерами, а если поведешь кого-то на экскурсию, то будь добра, позаботься, чтобы потом все вышли оттуда», — строго между собой говорят «стафферы команды Клинтон».
Самое смешное, что если поначалу на спикеров, которые говорили в перерывах между живым выступлениями Кэтти Перри и других знаменитостей, действительно, выстраивалась очередь, то по ходу оглашения результатов и близости победы Трампа, ажиотаж естественным образом исчез. Теперь уже сами стафферы бегали от журналиста к журналисту с предложением записать готовых выступить за Клинтон, однако мы теперь чаще всего вежливо отказывались, говоря, что на данном этапе материала достаточно.
«Ты ошиблась вечеринкой», — в момент оглашения результатов по Флориде написал мне знакомый из Goldman Sachs, — «надо было ехать к Трампу». Вечеринкой в тот день ошиблась ни я одна. Наряженные сторонницы демократов размазывали тушь по щекам, певица Шер жалилась, что теперь ей придется собирать чемоданы.
http://ru.rfi.fr/v-mire/20161109-pevitsa-sher-storonniki-trampa-zhdut-kogda-ya-soberus-i-uedu
Говорят, что по замыслу организаторов Javits Center для главной ночи президентской гонки штабом Клинтон был выбран не случайно. Оттуда в случае ее победы было бы удобней смотреть фейерверки, во-вторых, здание из стекла должно было символизировать прозрачность политики первой женщины президента, а стеклянный потолок, который неоднократно Клинтон называла главным препятствием на пути к Овальному кабинету должен был разбиться на мелкие кусочки в случае ее победы.
Трампу было не до символов и не до мелочей. Он до последней минуту ездил по штатам, где одинаково свободно общался и с бизнесменами, и с обычными рабочими.
Один на один с избирателями, без поддержки динозавров американской музыки, без галстука, в неизменной красной бейсболке. Да, с безумными порой речами, да, с опасными заявлениями, но Трамп никогда не говорил с публикой свысока.
Над зданием Javits Center в ночь выборов кружили вертолеты, в зале плакали активисты и фанаты, волонтеры, кажется уже понимали, что им не видать стажировки в Белом доме, как, впрочем, и момента, когда стеклянный потолок конгресс-холла разрушится. Когда избирательная карта США почти совсем окрасилась в красный и победа Трампа была очевидна, на сцену вышел глава избирательного штаба Клинтон Джон Подеста и отправил всех по домам. Успокаивало то, что хоть в этот раз она не опоздала, а просто вообще не приехала. «Она не думает о людях», — пронеслись у меня в голове вновь слова пухлогубой сторонницы Трампа, которая в ту самую ночь с друзьями открыла не одну бутылку шампанского.

Французский журналист Елена Серветтаз – штатный сотрудник Radio France Internationale (RFI), спецкорреспондент в США на время президентских выборов.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире