Не хотела писать, но раз уж герой, так героем должен быть везде. Я про Ильдара Дадина. Сейчас на сайте «Новой газеты» идет голосование по кандидатам на премию Бориса Немцова. Да, Дадина посадили незаконно. Он не совершил никакого преступления. Его не за что было сажать. Но сейчас я о другом. О том, как он сидел в московском СИЗО-4.

К Ильдару Дадину члены ОНК Москвы заходили много раз. Политический. К ним всегда особое внимание. Дадин поначалу писал много жалоб на условия содержания. Писал жалобы чуть ли не каждый день. Хотел, чтобы все было по закону. Не боялся говорить администрации о своих претензиях: то у Ильдара отказывались принять заявление на регистрацию брака, говоря, что в заявлении его подпись не совпадает с подписью в паспорте; то сотрудники изолятора по местной моде обращались к Ильдару на «ты» (а в тюрьмах «тыкают» всем арестантам), Дадин считал, что этим ущемляются его права, и писал рекламации. И правильно делал. Сотрудники ФСИНа должны обращаться к заключенным на «вы». Ведь сами тюремщики не позволят, чтобы зеки им «тыкали». Ну и много еще было других разных случаев, когда Ильдар Дадин сопротивлялся устоявшимся привычкам пенитенциарной системы. И еще раз повторю: верно делал.

После моих статей в «Новой газете» о власти криминала, о вымогательстве денег, об избиениях, об убийствах в СИЗО-4, криминальные авторитеты дали указание всем заключенным изолятора не пускать членов ОНК Москвы в камеры и не общаться с ними. В случае ослушания грозились физической расправой.
Спустя пару дней после этого распоряжения, члены ОНК подошли к камере, где сидел Дадин. Заключенные закрыли камеру изнутри и не открывали. Выполняли распоряжение криминала. В тот день в камеру так никто и не попал: ни ОНК, ни сотрудники.

Еще через несколько дней пришла следующая группа ОНК. Та же самая ситуация. Тогда члены ОНК через дверь спросили Ильдара: «У вас есть какие-то жалобы, просьбы?». Из-за двери было слышно, как Дадин спрашивал у сокамерников позволения выйти в коридор, чтобы пообщаться с членами ОНК. Ведь положенец изолятора Рожок (Евгений Рожков) строго-настрого запретил разговаривать с ОНК. Видимо боялся Ильдар Дадин ослушаться положенца. Криминальные законы, они такие, строгие. За их нарушение и избить сильно могут.

В конце концов камера позволила Ильдару выйти в коридор к ОНК. Никаких жалоб у Дадина уже не было. И потом, когда Ильдара перевели в спецблок, с приходящими в камеру членами ОНК, он не общался. Претензий к администрации изолятора у него не было. Даже когда тюремщики называли его на «ты»...



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире