elenamasyuk

Елена Масюк

13 ноября 2018

F
13 ноября 2018

Раб для тюремщика

«В Омской области из СИЗО сбежал опасный преступник. На свободе оказался мужчина, отбывающий наказание за грабеж и причинение вреда здоровью человека. Беглеца разыскивает полиция», «Срочно! Опасный преступник совершил побег из СИЗО-1 Омска! Идет розыск!»… Так местные омские СМИ в феврале 2014 года сенсационно сообщали о побеге 24-летнего заключенного Михаила Малышкина. Омские тюремщики при этом молчали. Информация о побеге заключенного попала в СМИ из прокуратуры. Местный УФСИН всячески скрывал факт побега, но когда об этом стало известно прессе, то начальник УФСИН по Омской области Сергей Корючин ничего чрезвычайного в побеге арестанта не увидел: «Никакой это не побег, — говорил журналистам Корючин. — У нас это называется «отклонение от маршрута». Прибежал домой, напился, а когда протрезвел — сам вернулся назад».
Как потом оказалось, «маршрут» зека Михаила Малышкина тесно связан с «маршрутом» главтюремщика Омска Сергея Корючина. «Маршрут» этот пролегал на «дачу» к генералу Корючину.

Справка:
Сергей Корючин, 1969 года рождения, генерал-майор внутренней службы. В уголовно-исполнительной системе с 1996 года. Начальником УФСИН по Омской области назначен в 2012 г.
Омские правозащитники неоднократно жаловались на генерала Корючина в Генпрокуратуру и Следственный комитет. Именно Корючина они считали продолжателем пыточной системы в омских колониях и тюрьмах, созданной его предшественником и бывшим начальником генералом Николаем Папичевым.
«Ребята, освобождаясь, приходили к нам и рассказывали о тех издевательствах, избиениях, которые происходят в колонии, — рассказывала омская правозащитница Ирина Зайцева. — Мы это все записывали на видеокамеру. И когда мы в 2017 году понесли это видео начальнику УФСИН по Омской области Сергею Корючину, то он нам сказал: «Я эти мультики каждый день смотрю».
Сергей Корючин уволен с должности начальника УФСИН по Омской области указом президента РФ в августе 2018 г.

«Во время следствия я сидел в СИЗО-1 г. Омска, — рассказывает Михаил Малышкин, — и после вынесения приговора (меня осудили на три года в 2012 году за грабеж и причинение вреда здоровью) мне в изоляторе предложили остаться отбывать срок там, работать в хозотряде.
За хорошее поведение администрация СИЗО походатайствовала, чтобы я был переведен в колонию-поселение № 13. А оттуда, уже по ходатайству непосредственно начальника СИЗО-1 Жидовцова и начальника УФСИН Омской области Корючина, я был направлен на евоную, Корючина, дачу, в деревню Крупянка.

Справка:
Деревня Крупянка в Горьковском районе Омской области находится примерно в 70 км от Омска. Основана в середине 18 века как поселение ссыльных. Согласно всероссийской переписи населения 2010 года, в Крупянке проживает 12 человек.

Зеков на колонии-поселении могут отправить работать в город, кого-то назначат снег чистить, а меня направили на сельхозработы на дачу Корючина. Это было зимой 2013 год. Когда Корючин отправлял меня на свою дачу, он поставил задачу: иди, следи за моей баней, за моими конями. Там большая территория – восемь гектаров. До меня летом на этой даче у Корючина работало трое человек. Все они освободились, ну, а меня отправили в зиму. Я виделся с этими парнями, они сказали: «Ну чего, друг, поздравляем, ты попал в ад». Они все по концу срока освободились. Хотя им обещали, что они идут работать на дачу к Корючину, что им УДО светит, а в итоге УДО они не получили.
На даче у Корючина было два коня и одна лошадь. Двое бычков и две коровы. Кроликов штук 20. Свиней штук восемь. Куры. Я должен был один со всем этим управляться. С утра просыпался и целый день был занят: надо запрячь лошадь, вычистить навоз, вывезти в поле, всех накормить, за водой съездить на колонку, — и все это в мороз. Животные были в сарае.

3003281

По приезду генералов, полковников я тоже находился в сарае. Температура в сарае была такая же, как и на улице, ну может на несколько градусов теплее: в минус 30 на улице, там было градусов 25 мороза. А когда их не было, то я спал на кухне дома. У меня был доступ только к кухне, еще предбанник при входе в дом. В дом меня не пускали. Там у них и зал, и спальни, и спутниковое телевидение…
У меня там был матрас, одеяло, но было очень холодно, поэтому приходилось все равно спать в робе, в фуфайке. Я замерзал. Печку на кухне я топил, чтобы сварить себе хотя бы какую-то еду. Но печка почти не работала. А в баню, где была нормальная печка, меня не пускали. Там висел замок, мне нельзя было туда заходить. Баня красивая была с верандочкой. Когда генералы и полковники приезжали, они привозили с собой обогреватель, после чего они его забирали и уезжали. Дом не обогревался, хотя уже был достроен.
Когда я взял березовые дрова (береза-то горит намного лучше), я получил люлей за эти дрова, эти дрова были, оказывается, на баню, для них. Чтобы сварить себе покушать, нельзя их было трогать. Мне сказали: есть щепки, мусор, вот с того и топи, и вари себе еду.
Денег мне не платили за то, что я ухаживал за животными. Обещали зарплату тысячу рублей в месяц, но на самом деле ничего не платили. Но я молчал, сами понимаете, это колония. Приходилось выпрашивать, чтобы мне привозили продукты. Я ведь постоянно жил на этой даче, я же был невыездной.
Они выдали мне простой кнопочный телефон на непредвиденный случай. И мне постоянно приходилось звонить заместителю начальника СИЗО-1 Огорелкову Евгению Викторовичу, в управление ФСИН, просить, чтобы мне привезли еду, воду. Мне нечего было кушать, у меня не было воды, потому что в зимний период там вообще нет воды, приходилось снег топить. Но они на все забивали фиг. Они сказали: «Жди, привезем», «Жди, направим сотрудников». И не привозили. Десять дней я сидел вообще сам по себе. В то время в этом поселении еще проживал один дедушка, я к нему бегал кушать, он кормил меня макаронами.
А так в основном я варил себе каши из комбикорма для свиней, питаться же нужно было чем-то. Месяца два я был на этой даче. Я все это время терпел и постоянно звонил сотрудникам УФСИН: привезите мне еду, привезите воды, привезите мне хоть что-то. Они приезжали: «Чего ты нам названиваешь? Чего ты хочешь?». И постоянно получал за это. Только один раз они привезли продукты. Пшено, соль и чай. Но чая было точно не по норме, невозможно было даже чайник заварить. Что по норме заключенный должен получать, я это не получал.
Они приезжали бухать каждые выходные. Могли и среди недели заявиться. Они – это Корючин – начальник УФСИН Омской области, начальник СИЗО-1 полковник Жидовцов Вячеслав Александрович, ну и все их приближенные. И девок с собой привозили. Это девушки, которые оказывают услуги. Ну, проституток, короче. Проституток этих много было, я не считал. В бани они парились, катались там… Чего только не было, чего только они ни творили. Пьяные бегали, как сумасшедшие по двору, ну «я там то, я могу то-то…». Девок кидали в снег, сами абсолютно голые, и девки голые. Корючин мог голый выйти с девчонкой на руках, бросить ее в сугроб и кричать: как по-русски здорово отдыхать – банька и снег. А девчонка хи-хи-хи-ха-ха-ха.

3003283

Меня на то время, пока они были на даче, квасили там, в сарай загоняли. Зам по тылу СИЗО-1 Огорелков Евгений Викторович, приходил в сарай и избивал меня. За что? Просто для веселья своего. Накануне того, как я убежал с дачи, я просил Огорелкова вернуть меня на колонию-поселение, но он отказался и ударил меня резиновой дубинкой по голове, у меня остался след на лбу.
Когда они уезжали, я мог зайти в баню, собрать со стола, что там оставалось. Мясо, шашлык они жарили, или колбаску нарезанную покупали. Ну, все что оставалось после ихней пьянки, я доедал. И грелся в предбаннике. Сама баня остывала быстро, а в предбаннике было еще тепло.
Со стороны сотрудников УФСИНа вообще никакого контроля, никакого надзора за мной не было. Я уже больше не мог терпеть этот холод и голод, и в конечном итоге я оттуда убежал. На следующий день хотел вернуться в колонию-поселение.
Когда я сбежал, я поехал домой, в город Омск. По дороге занял денег у друзей, взял себе покушать, приготовил еду, поел и лег спать. Проснулся вечером, и в этот же вечер меня задержали сотрудники омского УФСИН — Емонаков Евгений – начальник оперативного отдела СИЗО-1 и еще с ним сотрудники были. Вернули меня на колонию-поселение. Меня стали обвинять в побеге, хотя вначале говорили: сиди тихо, никто ничего не узнает, ничего тебе не будет. А когда мне стали предъявлять 313 статью, то есть побег, я стал писать жалобы. Я им сказал: «Слушайте, я бы никогда не убежал, если бы у меня были продукты питания, если бы у меня было теплое место, где жить, я бы работал и работал весь свой срок». Я начал писать правозащитникам, в прокуратуру, везде, но они не отправляли из колонии мои письма, мои жалобы, посадили меня в ШИЗО.
Приезжали люди из управления, то есть непосредственно подконтрольные Корючину, и мне прямо в глаза говорили: «Ты здесь сгниешь». Я говорю: «За что?» — «За то, что когда ты убежал, многие по шапке получили. У нас никто из тюрьмы не убегает».
Когда я уже в Омск уехал, на даче у Корючина лошадь умерла, она вышла из сарая и погибла. Меня потом из-за этого в КП-13 избивали сотрудники управления, когда приезжали туда. А сотрудники колонии меня не трогали.

3003285

Потом меня отправили в СИЗО-1 в одиночную камеру. В одиночку меня посадили по команде Корючина. Я семь месяцев отсидел на СИЗО-1 в одиночке. Меня ограничили в свиданиях, никто не мог попасть: ни мама, ни бабушка, вообще никто. Это все было по его команде. Корючин был очень злой на то, что я писал очень много жалоб и передавал через маму, передавал через бабушку. Один раз Корючин зашел ко мне в камеру и сказал: «Ну чего, Малышкин, бегать еще будешь? Отсюда не убежишь. Я, сколько захочу, столько тебя здесь держать и буду, если тебе не нравилось у меня на даче». Я говорю: «Да мне нравилось там, вы меня просто хотя бы кормили, хотя бы теплое место дали бы». Он сказал, что «устроит мне райскую жизнь».
Сейчас Корючина сняли. Но я как-то к этому равнодушно отнесся. В омских колониях происходило насилие, происходило унижение человека, там убивали людей. Был Папичев, которого после отставки убили в Краснодаре. Но при его сменщике Корючине все стало намного хуже. Он решил устроить режим. Ну делай это по закону. Зачем ты убиваешь людей, насилуешь людей. При мне очень много хороших парней, которые сидели за какие-то маленькие статьи – где-то магнитолу вытащили, где-то что-то стащили по пьянке, которые просто по глупости попали в тюрьму, были унижены так, что вскрывали себе вены, умирали от того, что вены вскрывали. Приходишь утром, а он лежит со вскрытой веной, и его уносят. Это все было с подачи Корючина. Людей просто доводили до самоубийства. Я все это знаю и видел. Я сам вены вскрывал, когда в одиночке сидел в СИЗО. Баландер (раздатчик еды. — Е.М.) шел по коридору в СИЗО-1, но проезжал мимо моей камеры. И так несколько дней.
Я ничего не ел. Мне нечего было есть. У меня был кран с водой, и я просто пил воду, а раздатчик еды проезжал мимо. Это было указание руководства, чтобы меня не кормить. Я просто там сходил с ума.
Потом меня отправили в ИК— 6. По прибытии в колонию меня встречали и сотрудники, и активисты очень радостно: «А, это ты сбежавший? Из-за тебя у нас у всех проблемы в Омске? Столько жалоб пишешь, сейчас мы тебе руки, ноги отобьем».
Меня там сильно избивали за то, что я писал жалобы на начальника СИЗО-1 и начальника управления. Избивали, чтобы я не писал больше ничего, чтобы я понял, что невозможно ничего доказать, он генерал, а я кто. Я был постоянно избит. Потом они перевели меня в СУС, это строгие условия содержания, где заключенные находятся в камере. Я там отсидел полгода. Каждый день корпус 90, заставляли часами стоять на одном месте, били постоянно. Угрожали, что опустят меня. На шестерке активно практикуется сексуальное насилие. И мне и другим людям угрожали, после этого я со всем соглашался, какие требования были у сотрудников.
Ставили меня там и на растяжку. Со мной рядом стоял бывший заместитель главы Советского округа города Омска, он был посажен за взятку. Его также ставили на растяжку, но потом, когда узнали, кто он, его не трогали. Он сидел просто в отдельной комнате, а всех нас остальных избивали. Ставят на растяжку, бьют по почкам, могут пятки отбивать, ну ложат на стол и пятки отбивают, чтобы почки посадить. Кто кулаками, кто дубинками бил.
Еще подвешивали в клетке в голом виде. Полностью раздевали. И зажигалками поджигали в интимных местах, на ногах, подмышками, то есть там, где волосы растут. У меня шрамы там остались от ожогов. Это делали непосредственно сотрудники колонии № 6 и зэки-активисты. Раза три меня так поджигали. Меня аж трясет, как вспомню про все это.
Люди, которые отбывают наказание, просто хотят нормальные условия содержания, чтобы не стоять на улице, а то с утра проснулся и стоишь на улице, «Катюшу» поешь… «Катюша», «Марфуша», там чего только не поешь, и маршируешь целый день на морозе. Это разве правильно? Это неправильно. Я полгода простоял на этом морозе, у меня здоровье теперь основательно подорвано.
Никаких ответов на свои жалобы я так и не получил. Когда ОНК наша приезжала, то они сказали, что такого быть не может, и сами смеялись. У нас не комиссия общественная, а хрен пойми чего, вот честно.

3003295

Потом был суд. Сотрудники УФСИН на суде заявляли, что у меня были все условия для проживания. Меня осудили, добавили полтора года. Теперь у меня уже две судимости. Я освободился в 2015 году. После того, как я вышел, никаких жалоб я не писал. Я хотел забыть это все как страшный сон. После того, что я испытал в колонии, я просто очень боялся писать, говорить. Я боюсь с ними связываться …»

3003287

В Горьковском районном суде, где слушалось дело о побеге Михаила Малышкина, выяснилось, что в Крупянке была никакая ни дача Корючина, а «выездной объект» подсобного хозяйства СИЗО-1 Омска. Просто Корючин и компания использовали этот «объект» для личных нужд.

3003297

Прокуратура Омской области потребовала наказать «виновных должностных лиц». Начальнику СИЗО-1 Жидовцову был объявлен выговор. А вот Корючин оказался вроде как не при делах. На его карьере использование в личных целях труда заключенного и гулянки на подсобном хозяйстве никак не отразились. Начальник СИЗО-1 полковник Вячеслав Жидовцов и его заместитель полковник Евгений Огорелков по-прежнему руководят самым крупным изолятором Омской области.

3003289

После суда над Малышкиным, баню в которой парился Корючин с компанией, разобрали и куда-то вывезли. Животных тоже эвакуировали в неизвестном направлении. Кстати, даже если предположить, что эти животные принадлежали не Корючину, а СИЗО-1, то по данным ЕГРЮЛ, изолятор не имел разрешения на содержание лошадей и коров. Экономическая деятельность изолятора распространялась лишь на разведение свиней и кроликов. Но ни прокуратура, ни суд почему-то не обратили внимание на эти нарушения, как и не задались вопросом – а зачем следственному изолятору восемь гектаров земли (на которых ничего не выращивалось), да десяток животных в сарае? Какую экономическую пользу это приносило СИЗО?

3003291

Сейчас на «даче» Корючина все заросло сорняками. Ни коров, ни кроликов, ни поросят. Не ездит сюда больше местная тюремная элита. И сторожит «дачу» нынче не зек, а вольнонаемный сотрудник УФСИН на зарплате. Но местные жители по-прежнему называют это место «дачей тюремщика».

P.S. Благодарю омских правозащитников Ирину Зайцеву и Лали Хвичию за помощь в подготовке материала.

Удивительное по своему цинизму и наглости интервью министра Открытого правительства Абызова опубликовал канал «Дождь» . Этот министр без портфеля даже не соизволил остановиться, чтобы ответить на вопросы журналистки телеканала. (Ну да, сильно занят, он же на инвестиционном форуме в Сочи!) Высокомерно приобняв журналистку за плечо, не смотря ей в глаза, а шаря взглядом по сторонам, Абызов возмущался расследованием Навального про Дерипаску и Приходько: «Я проработал в бизнесе двадцать лет. Все олигархи ... либо мои товарищи, либо люди, с которыми я работал. Меня с ними связывают дружеские отношения. Мне что, с ними в ресторан нельзя ходить?!»

Журналистка пытается вставить хотя бы слово в абызовский агрессивный поток, говоря, что, мол, не в ресторане они были, а на яхте, и тут российский министр выдал себя окончательно. Вот этот прекрасный диалог:

Абызов: — В чем изюминка яхты? Вы мне можете объяснить?
Журналист: — Дорого.
Абызов: — Что дорого? (далее следуют обрывки фраз возмущения.-Е.М.) А в машине одной можно ехать?!

Ну да, для Абызова с его полумиллиардным официальным годовым доходом, яхта — это как обычный галстук в гардеробе делового мужчины. Министру без портфеля, говоря о яхтах, сложно понять (да в условиях нынешней власти и не требуется), что в сегодняшней, «встающей с колен» России, более 22 миллионов человек официально признаны бедными (а сколько неофициально, даже страшно представить), где пенсионеры (и не только) копаются в мусорных баках у супермаркетов, куда магазины выбрасывают просроченные продукты (вот здесь потрясающая по силе видео и фото подборка об этом, где Макдоналдс для части россиян является самым настоящим рестораном, куда по праздникам выводят детей… Этот список «счастливого» путинского жития можно продолжать бесконечно.

Но Абызов, как и другие высшие чиновники, живут в другом мире. Для них квартиры в 20 квадратных метров смешны (как для вице-премьера Шувалова). Для них полет на самолете олигарха — традиция (как для вице-премьера Приходько). Для них «домик для уточки» в заповедных местах — норма (как для премьера Медведева). Как и нормой стало строительство в самых укромных и природоохранных землях бесконечных резиденций Путина по всей стране (ну да, Путин же не Меркель, которая все 13 лет своего канцлерства продолжает жить в своей собственной квартире в центре Берлина, в которой она жила еще до того, как занять высокий государственный пост).

Думаю, Навальный и его Фонд борьбы с коррупцией не обойдут вниманием Михаила Абызова и расскажут нам поподробней о причинах ежегодного значительного увеличения доходов «министра без портфеля». Ведь, как сказал в вышеупомянутом интервью Абызов, «взятка предполагает оказание услуг»...

Да-да, не пишите, потому что теперь все ваши жалобы напрямую попадают в УФСИН по Москве. То есть на кого жалуетесь, к тому ваши письма и приходят, хотя на конверте получателем и значится ОНК Москвы. И как итог, с начала этого года УФСИН по Москве не передал правозащитникам ни одной жалобы.

Итак, история этого абсурда такова. В первые два созыва официальным адресом ОНК Москвы было помещение на ул. Гарибальди, д.5, кор.1. Там было что-то вроде офиса. К третьему созыву на Гарибальди остался только почтовый адрес. Письма от заключенных на Гарибальди по-прежнему приходили, но чаще терялись. Тогдашний председатель ОНК Москвы и одновременно председатель комиссии по ОНК Общественной палаты РФ Антон Цветков решил вопрос с письмами достаточно просто и разумно. Во всех камерах московских изоляторов и отделений полиции адресом ОНК Москвы значился адрес Общественной палаты. Нет, сотрудников аппарат Общественной палаты никто не заставлял обрабатывать поступающую корреспонденцию для ОНК: письма просто передавали ответственному секретарю ОНК Москвы.

Новый состав Общественный палаты решил окончательно вымести из своих стен любое упоминание о правозащите. В начале осени прошлого года руководитель аппарата Общественной палаты РФ Павел Андреев запретил ОНК Москвы пользоваться почтовым адресом палаты для писем заключенных. Секретарь Общественной палаты Валерий Фадеев уверял правозащитников, что он отнюдь не возражает, чтобы корреспонденция для ОНК приходила на адрес Общественной палаты.

Тем не менее, в начале января Общественная палата категорически потребовала от УФСИН по Москве не пересылать им письма от заключенных, адресованные ОНК Москвы.

УФСИН по Москве теперь указывает адресом ОНК Москвы адрес… УФСИН по Москве. Ну, а дальше вы все знаете: жалобы от заключенных до ОНК Москвы теперь не доходят.

Ситуация с отсутствием помещения для ОНК Москвы и, как следствие, отсутствие официально адреса, позорна для такого богатейшего региона как Москва. Ведь тот же ФЗ-76 об Общественном контроле говорит, что власти субъектов РФ вправе оказывать финансовую, имущественную и иную поддержку ОНК. Но если Общественная палата РФ оказалась такой недалекой, поступательно уничтожающей общественный контроль в стране, то может мэрия Москвы будет умнее?! Ну, просто на всякий случай, дамы и господа, подумайте о себе: сегодня вы высокопоставленные чиновники, а завтра вы можете быть уже просто заключенными.

Роскомнадзор вновь показал, что он самый настоящий инструмент цензуры. Хотя, конечно, руководитель Роскомнадзора Жаров любит повторять, что возглавляемая им организация не орган цензуры, поскольку «цензура предполагает просмотр статьи или другой информации еще до ее выхода в эфир или печать. А мы реагируем уже по факту. Поэтому никакой цензуры у нас нет». Да уж, удивительная формулировка!

А как господин Жаров назовет двойные стандарты в решениях его ведомства? Вот два примера из истории двуличия Роскомнадзора. Пример первый. Со вчерашнего дня СМИ получают от Роскомнадзора уведомления о запрете распространения расследования ФБК о тусовке бизнесмена Дерипаски и вице-премьра правительства РФ Приходько с девушками по вызову на яхте Дерипаски.

Роскомнадзор сообщает, что в распространяемой СМИ информации содержатся «частные фотографии и видеозаписи с изображениями, а также иная личная информация без прямого или косвенного согласия гражданина, нарушающая права на изображение, конфиденциальность персональных данных и неприкосновенность частной жизни». И ссылается Роскомнадзор при этом на решение Усть-Лабинского районного суда Краснодарского края от 9 февраля. То есть судебное решение было вынесено буквально на следующий день после публикации расследования Навального.

Надо заметить, что Усть-Лабинский суд (и.о. председателя — Владимир Осипенко) — это любимый суд Дерипаски. Такая персональная «басманная» фемида олигарха. 40-тысячный Усть-Лабинск — родная вотчина Дерипаски: здесь он ходил в школу и здесь же его группа компаний «Базовый элемент» нынче платит половину всех налогов, причитающихся Краснодарскому краю.

А теперь пример номер два. В 2016 году Роскомнадзор отказал члену ПАРНАСа Натальи Пелевиной удалить из общего доступа фильм НТВ, в котором сообщались сведения о личной жизни Пелевиной, а также демонстрировались кадры, сделанные скрытой камерой. Да-да, это те самые постельные кадры Пелевиной и Касьянова со скрытых камер, которые были установлены неизвестными в частной квартире Касьянова.

Тогда Роскомнадзор назвал распространяемую о Пелевиной информацию «общественно важной», а поэтому законной к распространению. «К общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторий, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде», — говорилось в решени Роскомнадзора, направленное Пелевиной.

То есть по Роскомнадзору получается, что постельные сцены Касьянова и Пелевиной угрожали демократическому правовому государству и общественной безопасности, а сексуальные связи Дерипаски и Приходько с проститутками угроз ни государству, ни гражданскому обществу, а тем более окружающей среде не несут.

Вот такая получается политическая проституция.

С вечера воскресенья и весь понедельник в рассылке Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) я пыталась побудить своих коллег по Совету выступить с оценкой произошедшего в воскресенье на всероссийской акции протеста. Я направляла в рассылку свидетельства задержанных, пострадавших — тех, кого ОМОНовцы били дубинами по голове, животу, ногам.

Я предложила срочно создать рабочую группу СПЧ по сбору информации, анализу и подготовки публичного доклада по акции протеста. Но коллеги по СПЧ молчали. Лишь несколько членов Совета меня поддержали — это Максим Шевченко, Илья Шаблинский, Александр Верховский, Игорь Каляпин, Лилия Шибанова, Леонид Никитинский, Сергей Кривенко.

Председатель Совета Михаил Федотов выступил против создания рабочей группы и поехал не к задержанным в ОВД, не к избитым полицией гражданам, а к единственному пострадавшему полицейскому. Поехал с медом и чаем.

Ну а полицейский этот оказался не простой, а с историей. Именно этот командир отделения 2-го полицейского оперполка Евгений Гаврилов был пострадавшим в деле «болотника» Ивана Непомнящего (инженера-проектировщика НПО «Родина» из Сергиева Посада). И самое главное, Гаврилов вспомнил, что пострадал он от Непомнящего спустя два с половиной года после событий на Болотной, просмотрев видео в кабинете следователя. Суд дал Непомнящему 2,5 года колонии общего режима. Иван Непомнящий до сих пор отбывает срок в колонии за то, что якобы в течение 7 секунд рукой и зонтиком причинял неимоверные страдания полицейскому Гаврилову.

Полицейский Гаврилов пожаловался председателю СПЧ Михаилу Федотову на стесненные жилищные условия. Федотов пообещал похлопотать за новую квартирку для полицейского от имени СПЧ…

Несмотря на молчание большинства членов СПЧ, мы молчать не можем. Ниже заявление членов СПЧ по итогам акции протеста 26 марта 2017 года.

О митингах и демонстрациях в ряде городов Российской Федерации 26 марта 2017 г.

Члены Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека считают необходимым дать оценку событиям, связанным с проведением 26 марта 2017 г. в нескольких городах России публичных мероприятий, объединенных темой борьбы с коррупцией.

Прежде всего, важно отметить, что инициативные группы по проведению митингов и шествий в подавляющем большинстве случаев получили немотивированные отказы в их проведении. В частности, в Москве инициативной группе было отказано в проведении мероприятия на Тверской улице.

Но эта практика немотивированных отказов в проведении публичного мероприятия (точнее отказов с разнообразными надуманными предлогами), получившая самое широкое распространение в последние годы, в реальности, не обусловлена ничем кроме политической пристрастности и нежелания предоставлять равные политические возможности оппонентам.

Ведь если говорить о Москве, то за последние годы правом проведения шествий по главной улице города пользовались и политическая партия, имеющая большинство мест в Государственной Думе, и Федерация независимых профсоюзов, и другие организации.

Практика политически пристрастных отказов гражданам в реализации одного из их важнейших прав чревата серьезными последствиями. Чиновники, злоупотребляющие своими полномочиями при согласовании публичных акций, должны нести ответственность за эту недальновидную политику, фактически, сталкивающую граждан, пользующихся своим конституционными правом, и сотрудников полиции, исполняющих приказ.

Как следует из правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 2 апреля 2009 года N 484-О-П, понятие «согласование проведения публичного мероприятия с органом публичной власти» — по своему конституционно-правовому смыслу — не предполагает, что орган публичной власти может по своему усмотрению запретить проведение публичного мероприятия или изменить его цели, место, время или форму; он вправе лишь предложить изменить место и (или) время его проведения, причем такое предложение должно быть мотивированным.

Если же орган публичной власти не предлагает альтернативные варианты места проведения публичной акции, то он нарушает закон — именно этот орган, а не граждане, вышедшие на несогласованный митинг.

26 марта 2017 г. действия полиции — вынужденной исполнять приказ и действовать против мирных участников мероприятия, совсем не мирными средствами — никак нельзя признать корректными. Судя по многочисленным свидетельствам очевидцев и видеозаписям, в подавляющем большинстве случаев задержанными оказывались люди, которые не вели себя агрессивно, и не совершали каких-либо действий, угрожавших общественному порядку. Чаще всего единственным поводом для задержания было попадание в поле зрения сотрудников полиции — на всем протяжении Тверской улицы, и в частности, на Пушкинской площади. В ряде случаев задержанные были избиты. В Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Владивостоке и других городах количество задержанных превысило тысячу человек. Такого еще не было в последние десятилетия.

В то же время, должны быть тщательно расследованы обстоятельства нападения на сотрудника полиции, получившего травмы, в результате которых он потерял сознание.

Нам ни в коем случае нельзя приближаться к этой роковой черте. Власти, как местные, так и федеральные должны отдавать себе отчет в том, что мы стоим на пороге тяжелого гражданского конфликта. И им не следует успокаивать себя удобными данными социологических опросов. Вероятно, такой самоуспокоенности не должна способствовать и текущая экономическая ситуация.

Важнейшее средство предотвращение конфронтации — политический диалог. Необходимо также, чтобы выборы были выборами, а не дорогостоящей игрой с фальсификациями и заранее известным результатом.
Если же власть выберет силовой вариант ответа на протест, это будет означать, что граждане России, фактически, лишатся важнейших политических прав, при том, что их социально-экономические права также не выглядят защищенными.

Это значит, что Россия в полном смысле этого слова станет полицейским государством. Но у такого государства нет перспективы — как показал опыт десятков стран, в том числе и наш собственный опыт.

Члены Совета:

Илья Шаблинский
Елена Масюк
Александр Верховский
Николай Сванидзе
Леонид Никитинский
Анита Соболева
Игорь Каляпин
Сергей Кривенко
Элла Полякова
Леонид Парфёнов
Сергей Кривенко
Элла Полякова
Светлана Айвазова
Станислав Кучер
Максим Шевченко
Ирина Хакамада
Андрей Юров
Лев Амбиндер
Лилия Шабанова
Людмила Алексеева
Евгений Ясин
Сергей Цыпленков
Тамара Морщакова
Иван Засурский
Юрий Костанов
Мара Полякова

19 декабря 2016

Путин и Курилы

Накануне визита президента Путина в Японию ФСБ сняла режим погранзоны с части территории Сахалинской области, в том числе частично с трех из четырех Южно-Курильских островов, на которые претендует Япония. Губернатор Сахалинской области Олег Кожемяко утверждает, что это сделано по просьбе правительства области для туристической привлекательности региона. Если это решение было принято исключительно в интересах туриндустрии, то почему тогда не снять пограничный режим с части территории Чукотки, с города Паланы — столицы бывшего Корякского автономного округа, ныне входящего в Камчатскую область, или с части Ненецкого автономного округа, или с территории Таймыра, ведь это тоже далекие, но интереснейшие для туристов места России?! Да все потому, что дело здесь не в туриндустрии, а в решении Путина предоставить Японии право вести совместную хозяйственную деятельность на российских островах — Шикотан, Кунашир и Итуруп.

Так называемая совместная хозяйственная деятельность уже неоднократно использовалась СССР, а потом и Россией для мягкой, постепенной отдачи своих территорий соседним государствам. Например, в 1991 году тогда еще Советский Союз согласился, что полторы тысячи квадратных километров советской территории будут осваиваться совместно с Китаем. То есть граждане СССР и КНР на равных могли косить сено, а в прилегающих к островам реках — ловить рыбу. В итоге этими островами единолично стали пользоваться китайцы. Советские, а затем и российские пограничники своих граждан на острова просто не пускали. Через пять лет острова отошли Китаю.

В 1999 году Путин, будучи премьер-министром России, подписал постановление правительства о совместном хозяйственном использовании с Китаем отдельных российских островов и прилегающих к ним акваторий приграничных рек. Например, этим постановлением Россия разрешала Китаю совместное хозяйственное использование находящегося под суверенитетом Российской Федерации острова Верхнеконстантиновский и прилегающей к нему акватории реки Амур (Хэйлунцзян) в Амурской области и позволила приграничному населению КНР заниматься традиционной хозяйственной деятельностью в этом районе. В свою очередь, китайская сторона разрешила российским гражданам, проживающим в приграничном районе, вести совместное хозяйство на острове Мэнкэсиличжоучжу и острове № 1 группы островов Лунчжаньдао и прилегающей к ним акватории реки Аргунь.

Китайцы активно пользовались российской землей, а российских граждан российские пограничники так и не пустили на китайские острова косить сено, объясняя это тем, что у россиян в этом нет потребностей.

Не так давно, реагируя на реплику журналиста информационного холдинга Bloomberg о том, «что территория на восточном фланге вас не так сильно волнует. Вы остров Тарабаров (Хабаровский край. — Е.М.), например, Китаю отдали в 2004 году», Путин сказал: «Мы ничего не отдавали, это были территории, которые являлись спорными и в отношении которых мы вели переговоры с Китайской Народной Республикой в течение 40 лет» Кстати, Путин тогда отдал Китаю не только остров Тарабаров, но и половину острова Большой Уссуриский, что в Хабаровском крае, и еще остров Большой в Читинской области.

В интервью японским журналистам накануне нынешнего визита в Японию Путин вновь напомнил о Китае, сказав, что СССР, а потом и Россия «40 лет вели территориальные переговоры с Китаем. В процессе их Китай стал из почти врага почти союзником, и оказалось, что вопрос территорий вообще не имел прежнего значения». Ну, конечно, не имел. Этот вопрос прежде всего имел значение для жителей Забайкалья, Читинской области и Дальнего Востока, которых никто не спросил, хотят ли они отдать Китаю земли, на которых похоронены их предки, земли, на которых они пасут скот, на которых у них дачи.

В итоге, Китаю отдали все, что он хотел. После этого КНР согласился заключить с Россией мирный договор. Российское руководство постоянно подчеркивало особые дружественные отношения с Китаем. Но Китай никогда ничего не делает в ущерб себе. И российским политикам давно это пора понять. Чего стоит хотя бы тот же разрекламированный газопровод «Сила Сибири», который оказался убыточным для России.

Теперь настала очередь мирного договора с Японией. Цена — Южные Курилы. Ведь эти острова, по мнению некоторых российских политиков, тоже спорные.

«Прекратить этот исторический пинг-понг»
В 90-е Борис Ельцин дважды чуть не отдал Курилы Японии. Очень уж хотелось Ельцину сделать такой подарок своему «другу Рю» (Рютаро Хасимото). Не случилось. Зато в 1998 году Борис Немцов от имени российского правительства подписал «Рыболовное соглашение» с японским правительством. Статья первая соглашения гласит: «Стороны сотрудничают в целях осуществления промысла живых ресурсов японскими рыболовными судами в морском районе у островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи». В Токио это расценили как первый шаг на пути фактической отмены вокруг Южных Курил морской границы России. Ведь японские рыбаки теперь могли беспрепятственно вылавливать биоресурсы в акватории Южных Курил. То есть фактически территориальные воды России были отданы на откуп японцам.

В 2002 году Путин обсуждал проблему Курильских островов с тогдашним премьер-министром Японии Мори. Была утверждена схема «два плюс два», в соответствии с которой вначале Японии передаются о. Шикотан и Малая Курильская гряда (Хабомаи), а затем еще два острова — Кунашир и Итуруп. Это была секретная договоренность между Путиным и Мори, однако произошла утечка информации в японские СМИ. Путин был вынужден публично оправдываться перед своими согражданами и говорить, что никаких таких договоренностей не было. Но с тех пор прошло почти пятнадцать лет. Мнение электората уже давно не интересует Путина. А Курилы — это не сакральный для бывших советских граждан Крым, так что можно отдать и не заметить.

«Мы с господином премьер-министром вчера говорили, я читал эти очень трогательные письма бывших жителей Южных Курил. На наш взгляд, нужно прекратить этот исторический пинг-понг по этим территориям», — заявил Путин. Еще в 1982 году в Японии на острове Хоккайдо была установлена скульптура «Дорога к 4-м островам — крик». Бронзовые фигуры старухи и детей смотрят в сторону Курильских островов. На памятнике надпись: «3 сентября 1945 года — нелегальная, незаконная оккупация островов». Этот памятник — еще один фактор многолетней активной пропагандистской политики японского правительства, точно так же, как и письма бывших жителей Курил.

Еще в начале 90-х правительства двух стран — России и Японии — установили безвизовый обмен. То есть любой японец, проживающий на любом из шести тысяч восьмисот японских островов, может беспрепятственно приехать на остров Кунашир, на остров Итуруп, на остров Шикотан и на острова Малой Курильской гряды. А вот в Японию по такому же безвизовому обмену могут поехать только жители Курил, а отнюдь не все граждане России, но по определенной программе с посещением мероприятий, где гражданам России рассказывают, что Курилы — это территория Японии. Вместе с тем просто так, скажем, в туристическую поездку в Японию жители Курил поехать не могут. Дело в том, что японское государство считает Курильские острова своей территорией, а жителей Курил — фактически гражданами Японии, а не России.

«Мне хотелось сделать так, чтобы те, кто раньше жил на островах, и те, кто сейчас живут на островах, смогли на основе доверия развивать связи и сотрудничество и создать условия, при которых они могли бы жить совместно, работать и думать о будущем этих островов», — сказал премьер-министр Японии Синдзо Абэ после переговоров с президентом Путиным. О совместном проживании на Курилах россиян и японцев говорится не впервые.

После встречи с Ельциным 1992 года в Нью-Йорке японский премьер-министром Киити Миядзава объявил, что на Южных Курилах японские власти скоро приступят к «раздаче российским поселенцам видов на жительство». Ну, а согласно пятиэтапному плану Ельцина по решению территориальной проблемы между Россией и Японией предполагался совместный протекторат России и Японии над Южными Курилами. По японской версии, если на Курилах будет совместное проживание, то российские дипломы о высшем образовании будут недействительны. Делопроизводство будет вестись на японском языке, российских граждан на работу будут принимать в ограниченном количестве, российские дипломы о высшем образовании недействительны ну и т.д. Японцы расписали все до мелочей.

В общем, можно сказать, что все идет по японскому плану. Медленней, чем ожидали японцы, но главное — в нужном для Японии направлении. Бывший посол России в Японии и одновременно активный сторонник передачи Курил Японии Александр Панов в 2000 году в интервью японской газете «Иомиури» сказал: «В настоящее время на процесс передачи двух остров (Хабомаи и Шикотан) может уйти 10-15 лет, а затем могут начаться реальные переговоры по-поводу судьбы двух других островов (Кунашир и Итуруп) или появиться возможность рождения других разнообразных идей. Например, совместного освоения или совместного управления этими территориями». Почти угадал бывший посол. Год 2016-й. Путин заявил, что на Курилах будет совместная хозяйственная деятельность с Японией.

Кстати, в 90-е годы японцы на Курилах все время что-то строили, причем на деньги японских налогоплательщиков. Среди построенного японцами — электростанция и больница на Шикотане, пирс на Кунашире. И везде установлена памятная надпись: «В знак дружбы от японского народа». «Здесь японцы постоянно дарят подарки, куклы <...> Любое развитое государство помогает аборигенам, дарит им бусы, допустим, строит там какие-то сооружения. Для японцев — мы аборигены», — говорил тогдашний мэр Южно-Курильского района Владимир Зема.

В то же время экономика ближайшего к Курилам японского острова Хоккайдо уже больше двух десятилетий держится исключительно на экспорте морской продукции из России. Причем, в большей степени — контрабандной. Контрабандный груз из России очень выгоден Японии. За счет дешевых крабов, креветок, гребешков и морских ежей работают оптовые рынки, перерабатывающие предприятия и рестораны. Японские туристические агентства организуют для своих соотечественников специальные туры на Хоккайдо — «покушать дешевого краба».

Собственно Японии не столько нужны сами острова общей площадью 200 тысяч кв. км, японцам нужны морские воды, прилегающие к островам, в которых в промышленном масштабе можно ловить ценные породы рыб и морепродуктов: сайру, лосося, кальмара, трепанга, морского ежа и многого чего другого, например, уникальную водоросль анфельцию, которой не почти нигде не осталось.

Ну а кроме того, Курильские острова — это выход России в Тихий океан, ведь в случаи отдачи островов, проливы Лаперуза и Измены, окажутся японскими. А для судоходства как раз наиболее приемлем пролив Лаперуза. Да и Охотское море в случае потери суверенитета над Южными Курилами автоматически перейдет из статуса внутреннего моря России в статус международных вод со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Надо сказать, что за последние годы Россия немало построила на Курилах. Это и дороги, и аэропорты, и рыбокомбинаты. И не на деньги японцев, а на деньги российских налогоплательщиков в рамках федеральной курильской программы по развитию островов. Курилы сейчас отнюдь не кажутся каким-то заброшенным уголком России.

После переговоров Абэ с Путиным стал активно обсуждаться вопрос: а по каким же законам будет вестись совместная хозяйственная деятельность Японии и России на Курильских островах? Если Япония согласится на ведение совместной деятельности по российским законам, то это фактически означает, что она признает российский суверенитет над Курилами. Но это будет означать потерю лица для японского правительства. И Япония на это никогда не пойдет.

Полагаю, российская власть поможет Японии сохранить лицо. Ведь еще в прошлом году шла речь о том, чтобы острова Итуруп и Кунашир сделать территориями опережающего развития. А это значит, что на этих островах фактически будет ограничено действие российского законодательства (См.: Указ Путина «О создании территорий опережающего развития (ТОР)» (ФЗ № 473)). По закону о ТОРах, острова можно будет сдать в аренду, например, тем же японцам. А у островитян — российских граждан, можно будет изымать имущество и землю в интересах арендаторов. Арендаторы смогут без ограничений и возмещения убытков добывать полезные ископаемые, ловить рыбу, вырубать лес, отстреливать животных и т.д.

«Мы своей земли отдавать не должны»
Кстати, в рекомендациях парламентских слушаний Сахалинской областной думы, принятых еще в 2001 году, было сказано: «Правительству РФ подготовить и внести проект закона о денонсации ч. 2 ст. 9 Совместной декларации СССР и Японии от 19 октября 1956 года в части согласия СССР на передачу Японии островов Хабомаи (Малая Курильская гряда) и Сикотан (Шикотан) после заключения мирного договора между СССР (РФ) и Японией.<...> Прекратить практику предоставления иностранным судам права на добычу морских ресурсов в Южно-Курильском промысловом районе как ущемляющую интересы российских моряков. <...> При подготовке и обсуждении проекта мирного договора с Японией исходить из следующего: в мирном договоре с Японией ценой территориальных уступок Россия не нуждается. <...> Ежегодно организовывать празднование дня воинской славы России 3 сентября во исполнение Указа Президиума Верховного совета ССССР от 2 сентября 1945 года «Об объявлении 3 сентября Днем победы над Японией». Однако ничего из рекомендаций Сахалинской думы федеральной властью так и не выполнено.

2 августа 1945 года Япония подписала Акт о безоговорочной капитуляции. Это не просто капитуляция, а именно безоговорочная, означающая прекращение существования субъекта международных отношений, демонтаж прежнего государства, утрату им суверенитета и всех властных полномочий, которые переходят к победителям, а уж победители сами определяют условия мирного послевоенного устройства. ФРГ, ГДР и Япония — новые государства. Они были созданы на условиях союзников в новых границах, с новыми конституциями и органами власти.

В результате Второй мировой войны Япония потеряла 44% своих территорий. В 1956 году в Совместной декларации СССР и Японии Советский Союз согласился на передачу Японии Малой Курильской гряды (Хабомаи) и острова Шикотан только после заключения мирного договора.

Современные политики, что в Японии, что в России, теперь ссылаются именно на эту Декларацию. Вместе с тем, никто из официальных российских чиновников не упоминает Памятную записку Правительства СССР Правительству Японии от 27 января 1960 года, в которой, в частности, сказано: «Советское правительство, учитывая, что новый военный договор, подписанный правительством Японии, направлен против Советского Союза, <...> не может содействовать тому, чтобы передачей указанных островов Японии была бы расширена территория, используемая иностранными войсками. Ввиду этого Советское правительство считает необходимым заявить, что только при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии и подписания мирного договора между СССР и Японией острова Хабомаи и Шикотан будут переданы Японии. Как это было предусмотрено Совместной декларацией СССР и Японии от 19 октября 1956 г.». Речь идет, в том числе, об американских базах на острове Окинава, которые разместились там еще в 1947 году. И находятся на Окинаве эти базы и по сей день, причем на деньги Японии.

Ну, а в случае передачи Россией Южных Курил Японии и там могут быть размещены американские военные базы. Об этом накануне визита Путина сказал генеральный секретарь Совета безопасности Японии Сетаро Яти на встрече со своим российским коллегой Николаем Патрушевым.

В правительстве Японии, комментируя реплику Сетаро Яти, отметили, что эта позиция является «совершенно естественной», ведь «при установлении на островах японского суверенитета они автоматически начинают подпадать под договор о гарантиях безопасности между США и Японией».

После отдачи Путиным в 2004 году российской земли Китаю, депутат Госдумы Тамара Плетнева заявила: «Мы своей земли отдавать не должны… Вот опять поездка Путина, опять ничего не знаем, что он там подписывал, по каким границам с Китаем. Вот сразу следом, пожалуйста, вам и Япония со своими претензиями…»

В 2013 году президент Путин сказал: «Там (в Конституции) прямо записано, что государство обеспечивает территориальную целостность страны, потому любые высказывания об отторжении каких-либо территорий от Российской Федерации являются антиконституционными». И статья в Уголовном кодексе на эту тему есть. Статья 280.1 («Публичные призы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации»). Интересно, помнит об этом президент Путин?

Отвечая на реплику журналиста международного информационного холдинга Bloomberg, «что территория на восточном фланге Вас не так сильно волнует. Вы остров Тарабаров, например, Китаю отдали в 2004 году», Путин сказал: «Мы ничего не отдавали, это были территории, которые являлись спорными и в отношении которых мы вели переговоры с Китайской Народной Республикой в течение 40 лет».

Ну конечно, не отдали! Еще как отдали! И не один раз отдали!

Первое соглашение между СССР и КНР о советско-китайской государственной границе на ее Восточной части было подписано Горбачевым 16 мая 1991 года и ратифицировано Верховным Советом РФ 13 февраля 1992 года. Хотя, согласно Декларации о суверенитете РФ от 12 июня 1990 года, любые изменения территории РФ не могли происходить без волеизъявления народа, выраженного путем референдума. Но никакого референдума не было. У граждан СССР, а затем и РФ правители ни разу не спрашивали хотят ли они отдать свою землю китайцам.

По соглашению от 91-го года границу провели по фарватеру судоходных рек и середине несудоходных. До этого граница в основном проходила по китайскому берегу, согласно заключенным раннее российско-китайским договорам. В результате этого соглашения Россия отдала Китаю примерно 600 островов на реках Амур и Уссури, а также 10 квадратных километров сухопутной территории. Еще полторы тысячи гектаров земли в Приморье Россия потеряла при демаркации границы в ноябре 1995-го года, согласно Соглашению 1994 года между Россией и КНР о российско-китайской государственной границе на ее Западной части.

После того как Михаил Горбачев подписал в 1991 году соглашение, по которому граница с Китаем прошла по фарватеру Амура, китайцы стали оспарить принадлежность России островов Большой Уссурийский и Тарабаров в районе Хабаровска, а также острова Большой в Амурской области. Затем и Борис Ельцин объявил, что эти острова стали спорными. А спорными они стали в том числе и благодаря длительным усилиям китайцев по изменению русла Амура. Например, китайцы на протяжении нескольких лет засыпали грунтом протоку Казакевича в Хабаровском крае и затопили в ней баржу с камнями. В итоге протока Казакевича стала несудоходной.
Точно также китайцы в нарушение международных договор в одностороннем порядке укрепляли свой берег Амура и возвели около 600 километров дамб, что постепенно привело к изменению фарватера реки.

Ну а пограничники из Хасанского района Приморского края, будучи настоящими «патриотами» своей страны, в 90-е годы сами вышли к российскому правительству с инициативой отодвинуть границу в сторону России, мотивируя это тем, что им тяжело обслуживать некоторые участки труднодоступной местности. И поэтому они предложили эти земли отдать Китаю. 300 гектаров! Китайцы не отказались.

В 1991 году тогда еще Советский Союз согласился, что полторы тысячи кв. км советской земли будут осваиваться совместно с Китаем. То есть граждане СССР и КНР на равных могли косить сено, а в прилегающих к островам реках — ловить рыбу. В итоге этими островами единолично стали пользоваться китайцы. Советские, а затем и российские пограничники своих граждан на острова просто не пускали. Через пять лет острова отошли Китаю.

15 октября 2004 года в Пекине Путин подписал «Дополнительное соглашение о российско-китайской государственной границе на ее Восточной части», где говорилось о  добровольной, подчеркиваю – добровольной — передачи Китаю острова Тарабаров, части Большого Уссурийского острова в Хабаровском крае и острова Большой в Читинской области. Все эти острова имели стратегическое значение для государства. На Большом Уссурийском был размещен большой укрепрайон и погранзастава, а над Тарабаровым — траектория взлетов военных самолетов 11 армии ВВС и ПВО (ныне – 3-е командование ВВС и ПВО), которая дислоцируется в Хабаровске. Кроме того, на этих островах были дачи хабаровчан, сенокосные угодья… На о. Большом, площадью 70 кв.км. в Читинской области, находилась погранзастава и происходил забор питьевой воды для части региона.
За годы отдачи земли Китаю, лишь два губернатора — Приморского края Назратенко и Хабаровского Ишаев сопротивлялись передаче Китаю российских территорий. Назратенко писал письма Черномырдину с просьбой о ревизии соглашения о границе с Китаем от 1991 года и собирался в знак протеста установить в центре Владивостока «Столб позора», а Виктор Ишаев построил понтонный мост, соединяющий Хабаровск с о. Большой Уссурийский, где построил часовню мученика-война Виктора в память о тех, кто погиб при защите дальневосточных рубежей России. Еще Ишаеев начал земляные работы по соединению Острова Тарабаров и Большой Уссурийский, да и китайцев особо в Хабаровский край не пускал. «Территория-то наша, российская. Так было, есть и будет», — говорил Ишаев. Но в 2005 году Путин, не спросив граждан России, отдал Китаю о.Тарабаров, половину о.Большой Уссурийский (половину, видимо, только потому, что на острове оказалась построенная Ишаевым часовня) и остров Большой в Читинской области. В общей сложности 337 кв. км.

Теперь на острове Иньлундао, так теперь называется остров Тарабаров, китайские пограничники принимают присягу.
Метод «отложенного спора», разработанный в КНР еще в 70-х годах, оказался весьма результативен. Этот метод сводится к тому, чтобы вывести погранично-территориальные споры за рамки двухсторонних международных отношений и дождаться пока «созреют условия» для решения вопроса на приемлемых для Китая условиях. Не долго в этот раз ждали китайцы, пока наступят выгодные для них условия. За 25 лет Китай получил от России столько земли, сколько не смог заполучить в течение полутора веков.
Теперь точно таким же методом «отложенного спора» действует и Япония. И вновь Горбачев, Ельцин и Путин…

В начале девяностых годов японцы предлагали России деньги за Курильские острова – 28 миллиардов долларов. Только за один год официального вылова морепродуктов в акватории Курильских островов можно получить более 4 миллиардов долларов, то есть уже через 7 лет Япония с лихой вернула бы себе эти деньги. Третий (Внеочередной) съезд Народных депутатов России (март-апрель 1991 года) обвинил Горбачева в попытке продать иностранцам часть Государственной территории. Курилы не продали, но во время своего визита в Японию Президент СССР Михаил Горбачев признал равные права СССР и Японии в споре о принадлежности Южных Курил.
Далее был пятиэтапный план Президента России Бориса Ельцина по решению территориальной проблемы между Россией и Японией. В частности, на одном из этапов предполагался совместный протекторат России и Японии над Южными Курилами.

В 2001 году на встрече президента Путина и премьер-министра Мори было заключено неформальное соглашение о поэтапной передаче Японии «Северных территорий»: вначале Малой Курильской гряды и острова Шикотан, и только  затем подписание мирного договора. А острова Кунашир и Итуруп будут отданы в совместное экономическое пользование России и Японии до окончательного определения их статуса. «Я располагаю информацией, что во время визита Путина (2001 г.) был подписан какой-то меморандум, где предусмотрено даже проведение агитационных мероприятий силами средств массовой информации России, то есть это не японская пропаганда будет, а японское правительство будет проплачивать российские средства массовой информации и будут подаваться соответствующие публикации , где будет отражаться японская точка зрения и будет навязываться общественному мнению России», — рассказывал Борис Ткаченко, ведущий научный сотрудник института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока на заседании Круглого стола «Российско-японский территориальный спор: история, современность, перспективы урегулирования».

Очень хорошо и кратко разъяснил суть мирного договора с Японией бывший губернатор Сахалинской области, а ныне зам. директора Института Европы РАН Борис Федоров: «Особенно мирный договор нам и не нужен. У нас нормальные отношения с Японией, и декларация 56 года открыла эти отношения. У нас не было мирного договора с Германией, тем не менее произошло объединение Германии. И Германия сейчас наш близкий партнер в Европе. Это договор нужен Японии, и только с одной целью – чтобы там зафиксировать требование передачи этих 4-х островов. Президент Путин перенял формулировку, которая была изобретена в козыревское время (Андрей Козырев – министр иностранных дел России с 1990 по 1996 гг., ныне – гражданин США.-Е.М.). Сейчас опять вошла в моду формулировка «пограничное размежевание», как это было сделано на Амуре с Китаем. Но здесь идет речь о пересмотре итогов Второй мировой войны и о нарушении целостности российского государства. И еще по Конституции СССР и РСФСР, действовавшей в 56 году, территория какой-либо республики не может быть передана другому государству без согласия этой республики. Если мы посмотрим на площадь Южных Курил с водной акваторией, то по площади они составляют Австрию плюс Грецию. Или больше 50% всей наземной территории Японии. Представляете, о какой большой территории идет речь! Поэтому японцы и стремятся получить эти острова».

Сейчас Курилы являются исключительной экономической зоной Российской Федерации в Охотском море, а также имеют глубоководные проливы, через которые российский флот может выходить в открытый океан. Отдав Курилы Японии, Россия лишится этого приоритета.

После отдачи Путиным в 2004 году российской земли Китаю, депутат Госдумы Тамара Плетнева заявила: «Мы своей земли отдавать не должны… Вот опять поездка Путина, опять ничего не знаем, что он там подписывал, по каким границам с Китаем. Вот сразу следом, пожалуйста вам и Япония со своими претензиями…»
Кстати, в рекомендациях парламентских слушаний Сахалинской областной Думы, принятых еще в 2001 году, было сказано: «Правительству РФ подготовить и внести проект закона о денонсации ч.2 ст.9 Совместной декларации СССР и Японии от 19 октября 1956 года в части согласия СССР на передачу Японии островов Хабамаи (Малая Курильская гряда) и Сикотан (Шикотан) после заключения мирного договора между СССР (РФ) и Японией. Прекратить практику предоставления иностранным судам права на добычу морских ресурсов в Южно-Курильском промысловом районе как ущемляющую интересы российских моряков. При подготовке и обсуждении проекта мирного договора с Японией исходить из следующего: в мирном договоре с Японией ценой территориальных уступок Россия не нуждается. Ежегодно организовывать празднование дня воинской славы России 3 сентября во исполнение Указа Президиума Верховного совета ССССР от 2 сентября 1945 года «Об объявлении 3 сентября Днем победы на Японией». Но ничего из рекомендаций Сахалинской Думы Федеральной властью так до сих пор и не выполнено.

Япония сейчас вновь активизировалась. И премьер Абэ как никогда оптимистичен в переговорах с Россией. В том же интервью Bloomberg Путин по поводу переговоров с Японией говорит: «Речь не идет о каком-то обмене, о каких-то продажах. Речь идет о поиске решения, при котором ни одна из сторон не будет чувствовать себя в накладе, ни одна из сторон не будет чувствовать себя ни побежденной, ни проигравшей».

Хочу напомнить президенту Путину сказанное им в 2013 году: «Там (в Конституции) прямо записано, что государство обеспечивает территориальную целостность страны, поэтому любые высказывания об отторжении каких бы то ни было территорий от Российской Федерации являются антиконституционными».
Кстати и в Уголовном кодексе РФ теперь есть статья 280.1 («Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации»). Когда вводилась статья, то имелся ввиду прежде всего Кавказ, а затем и Крым. Однако любые высказывания политиков о потенциальной возможности отдачи Курил Японии тоже подпадают под эту статью УК. А это  — до пяти лет реального тюремного срока. Хотя, конечно, президент у нас неприкосновенен…

Об отставках и посадках политолог Станислав Белковский

— Комментируя последние громкие отставки, вы сказали, что это предсказуемые процессы: «Сначала президент, только придя во власть, сменил чужих людей на своих. Теперь свои ему осточертели, и начинается эпоха слуг. И продлится она долго — Путин ведь достаточно консервативный человек». Кого вы называете слугами?

— Последнее поколение, которое приходит, включая сотрудников его личной охраны. То есть это люди, которые находятся с ним в совсем другой иерархии отношений. Это не люди, перед которыми у него есть какие-то личные обязательства, а это люди, которые выполняют приказы в режиме «упал — отжался». Нет более предупредительного и заботливого по отношению к шефу человека, чем охранник.

— Но на все знаковые должности охранников и кухарок может не хватить.

— Наберет, найдет. Есть охранники, помощники, сотрудники аппарата, молодая поросль, которая произросла в «Единой России» или в Агентстве стратегических инициатив. Он назначает людей, с которыми может обращаться как угодно, которых он не воспринимает как близких, или если воспринимает, то как близких, но на значительно более низких ступенях иерархии.

— Но очень часто это абсолютно бездарные люди, это просто карьеристы.

— А вы хотите сказать, что предыдущее поколение, которое сейчас уходит, это были гении чистой красоты?

— Нет, конечно. Но все-таки логически менять уходящую натуру на талантливых управленцев.

— Владимир Владимирович такой логике никогда не следовал. Знаете, в чем наше преимущество: что мы живем при нем уже много лет, поэтому мы имеем дело не с терра инкогнита, не с какой-то темной лошадкой, а человеком, чья логика власти понятна насквозь по уже состоявшемуся опыту. Когда это он менял людей менее талантливых на более? Может быть, единичные случаи и были, но именно что единичные. Для Путина основная идея — повышение управляемости и контроля над системой.

— То есть все больше и больше ручного управления?

— Нет, это даже не то, что он должен вмешиваться в каждое дело, а он должен быть уверен в человеке, что тот никуда не вильнет. Ясно же, что у человека с ограниченными способностями меньше креатива и он с меньшей вероятностью вильнет.

— Даже если так, но не сразу же ставить охранника на должность главы региона?

— Почему нет? Почему Алексея Дюмина можно было поставить, а Евгения Зиничева нельзя (Алексей Дюмин — бывший замначальника управления Службы безопасности президента РФ, с февраля 2016 г. — губернатор Тульской области; Евгений Зиничев — бывший сотрудник ФСО, с июля 2016 г.— губернатор Калининградской области. — Е.М.). Психологические основания этой кадровой политики — это усталость от друзей и замена их на слуг, что для пожилого правителя, очень давно находящегося у власти, закономерно. Вот возьмите историю любого диктатора, так происходит везде, с любым диктатором. Сначала у него есть команда людей, где он первый среди равных (будь то Наполеон или Чингисхан). Потом постепенно эти равные вымываются, вымываются, вымываются и замещаются людьми, которые как-то даже в мечтах не могут претендовать на равенство с вождем, а старые друзья оказываются на периферии. Это сейчас происходит и с Путиным. С точки зрения мировой истории, пустяки, дело житейское.

«... он взял на себя все их грехи, как Иисус Христос»
— Сняли Бельянинова, главу таможни, когда-то работавшего вместе с Путиным в ГДР. Теперь он свидетель по уголовному делу. Но есть другой человек — Якунин, из кооператива «Озеро», про которого много было журналистских расследований. Однако в отношении него нет никаких уголовных дел.

— Конечно, своих близких друзей Путин сажать в тюрьму не будет. Это уже перебор и переход красной черты, с его точки зрения.

— То есть Ротенбергов и Ковальчуков Путин не посадит?

— Нет, Ротенберги и Ковальчуки сейчас как раз в фаворе, потому что они попали под санкции, и Путин должен им как-то это компенсировать, ибо попали они под санкции из-за него. Бессознательно, опять же, он рад, потому что они пострадали, как он, наконец тоже оказавшись рабами на галерах и в золотой клетке. И Ролдугин, с точки зрения Путина, в этой ситуации жертва, а значит, молодец. Ролдугин тоже попал под раздачу, он был ранен в бою за меня (говорит Путин), поэтому он заслуживает нашивок за ранение и наград.

— Уже получается целый полк «раненых» за Путина.

— Все, кто «ранен за меня» (за Путина), он хороший. Но сознательно Путин должен это компенсировать. Поэтому с Ротенбергами и Ковальчуками все будет в порядке. И остальных не посадят. И Бельянинова не посадят. Но могут поснимать людей, включая великого Сечина. Его тоже не посадят, но снять могут. Кстати, я совершенно не исключаю, что в скором будущем Путин отправит Сечина в отставку.

— А за что его можно отправить? За яхту «Ольга»?

— За все вместе в совокупности. Старые друзья начинают раздражать, в том числе и тем, что они вышли из берегов. Ведь Путин, с одной стороны, любит друзей сознательно, но бессознательно он хочет их унизить. Именно бессознательно, на уровне психологии бессознательного, по Фрейду и Юнгу. Потому что ему не удалось пожить, а им удалось. И практически он взял на себя все их грехи, как Иисус Христос. Ему эта ситуация сознательно и бессознательно поднадоела, поэтому это одна из причин, по которой он начинает их сплавлять. И я не исключаю, что Игорь Иванович тоже падет жертвой этого процесса. Потому что «Роснефть» неэффективна, в условиях падения бюджетных доходов уже нельзя быть к этому столь толерантным, как прежде. На посту главы крупнейшей нефтяной компании страны должен находиться человек, который не может позволить себе обращаться к президенту на «ты», который будет работать не за страх, а за совесть, а не за яхту «Ольга». Именно поэтому такова болезненная реакция «Роснефти» на публикацию в «Новой газете» о яхте «Ольга».

Кстати, особый цинизм этой яхты состоит в том, что она называется не «Принцесса Ольга», — это слишком дословный перевод. Название яхты «St. Princess Olga» переводится с английского как «Святая княгиня Ольга». Эту яхту умудрились назвать в честь основоположницы русского христианства в Киевской Руси! Речь идет о бабушке святого князя Владимира — крестителя Руси.

— А может Сечин назвал яхту в честь жены Ольги?

— Ну возможно и то, и другое. Это точно так же, как Петр I якобы назвал Петербург не в честь себя, а в честь Святого апостола Петра. На самом деле, конечно, в честь себя. Такая же схема. Не было никакой святой принцессы Ольги в истории, была только святая княгиня Ольга. Она была первой высокопоставленной христианской в правящей элите Киевской Руси. Поэтому она дала Руси путь к христианизации еще до официального крещения.

— Возвращаясь к теме, что Путину не удалось пожить как его друзьям… Но, с другой стороны, ведь сам Путин тоже совсем неплохо живет: на абсолютном гособеспечении, думаю, что он давно не видел, как реально выглядят российские банкноты…

— Но он раб на галерах, он заложник этой всей системы. Он не может свободно пойти прогуляться, например, по набережной Круазет в Каннах или свободно поплавать в Тихом океане. Он лишен свободы, — главного. Он в золотой клетке. Отсюда, собственно, этот «раб на галерах». Ведь нельзя сказать, что Путин перетрудился: встает поздно, проводит много времени в спортзале и в бассейне. Он перетрудился именно психологически, он находится в постоянной колоссальной зависимости от бремени своих обязанностей и уровня ответственности. А его друзья только жируют, и живут так, как они хотят, в свое удовольствие, каковой возможности он, Владимир Владимирович, лишен.

— Но Путин в любой момент может отказаться от того, чтобы быть рабом на галерах и точно так же поплавать в Тихом океане или пройтись по набережной Круазет.

— Он, на мой взгляд, и собирался это сделать, но у него это не получилось. Это не получилось в силу самых разных обстоятельств. Сначала он боялся, что все развалится и поэтому хотел уходить постепенно, убедившись в том, что система работает бессбойно. Потом случилась «арабская весна», и он просто посчитал, что в случае его ухода подобный сценарий будет реализован и в России. А сейчас, когда он стал мировым изгоем, он уйти уже просто не может. Кто гарантирует ему безопасность в случае ухода, если он перестанет контролировать российское ядерное оружие и войска и в целом?
К тому же с каждым годом нарастают представления о всяких рисках и угрозах для физической безопасности лично Путину, поэтому непропорционально вырастают расходы на охрану, которые становятся уж совсем гипертрофированными.

«Экономика РОЗ»
— В недавнем интервью «Новой газете», Хакамада сказала, что сейчас пошли «посадки самых доверенных людей в Следственном комитете, в таможне. Путин, думаю, сейчас решил действовать не так жестко, но все-таки по пути Сингапура: хочет убрать коррупцию, посадив трех близких друзей. Друзей пока не посадили, но приближенных он уже начал. Потому что зарвались все и считают, что безнаказанно проскочат». Вы тоже считаете, что Путин выбрал сингапурский вариант в борьбе с коррупцией?

— Нет-нет, это ничего общего не имеет с Сингапуром, только по отдельным внешним проявлениям, но не по сути. Путин не борется с коррупцией, она остается важнейшим элементом и инструментом его системы власти. Потому что сама философия Путина сводится к тому, что коррупция есть альтернатива насилию: там, где прежде убивали, сегодня можно купить. И это есть коррупция. Коррупция — важный социальный демпфер — смягчающее противоречие. Условно говоря, там, где Борису Ельцину нужно было расстрелять парламент, Путин просто купил этот парламент методом коррупции. Это же лучше, чем расстрелять парламент?

— Расстрелять, по крайней мере, это было честнее.

— Ну, по крайней мере, расстрелять — это прямое нарушение Конституции, это кровь, это жертвы и трупы. А тут действует все тот же стандартный принцип, сформулированный Иосифом Александровичем Бродским: «Ворюга мне милей чем кровопийца». Путин консерватор, и от него нельзя ждать резкой смены курса, только точечных корректив. Человек не может быть сильнее своего психотипа. А Путин — это психотип SJ, так называемый эпиметей, который хорошо описан в психологической литературе, это человек, для которого очень важны традиции, ритуал и сохранение инерции того, что есть, а не кардинальные изменения во всех этих вопросах.

— То есть нынешняя путинская Россия не может существовать без коррупции?

— Да, потому что это основа основ нынешней правящей системы. Я в свое время придумал такой термин — «экономика РОЗ» (распила, отката и заноса), это было давно, еще лет 7 или 8 назад. Ни одно управленческое решение в стране не принимается, если не обозначены коррупционные приоритеты этого решения. Без взятки и отката ничего не будет делаться вообще. Из этого Путин тоже исходит, что лучше что-нибудь делать с коррупцией, чем ничего не делать без нее.
Когда Путин уйдет, придет какая-нибудь новая элита с совершенно другими приоритетами и ценностями, возможно, коррупция и будет не полностью, но хотя бы частично искоренена. Но не при Путине.

— То есть Путин сам часть этой коррупции?

— По крайней мере он к ней весьма толерантен. Есть русская поговорка, что пить водку не только вредно, но и полезно. Вот это примерно отражает отношение Путина к коррупции.

— Тем не менее, буквально в этом году Путин подписал указ о Всероссийском плане борьбы с коррупцией 2016-2017 год. Все время говорится о борьбе с коррупцией…

— Давайте прогуглим и посмотрим, сколько аналогичных документов было подписано за 16,5 лет его правления. Так что же тут нового? Никакой системной борьбы с коррупцией не планируется. Планируется смена состава, чтобы система, с точки зрения Путина, была более психологически комфортной для него. Скажем, Якунина ему приходилось уговаривать пойти на какие-то преобразования в ОАО «РЖД». Якунин сопротивлялся. А нынешний глава РЖД Олег Белозеров сопротивляться не будет.
Сейчас борьба идет не с коррупцией, борьба идет за перераспределение ресурсов и за усиление контроля над отдельными отраслями науки и техники.

— Но когда с каждым месяцем денег в бюджете становится все меньше и меньше, то коррупционная составляющая приводит все к большему упадку экономики страны.

— Да, разумеется. Поэтому вопрос ведь не в борьбе с коррупцией как принципом, а в том, чтобы люди не выходили из берегов, чтобы они воровали 30%, но не 70. Если это считать борьбой с коррупцией, то, да, она будет происходить. Снижение коррупционного налога, повышение скромности воров, да, это будет происходить. И в этом смысле Путин тоже рассчитывает на процесс замены друзей на слуг, потому что слуги по определению не могут быть такими наглыми. По крайней мере, в первые годы своего служения на ответственных должностях, они должны будут поскромнее себя вести, поскольку у них нет столь близких отношений с главой государства. Вернее, они, может быть, даже есть и близкие, но именно близкие как слуг, а не как друзей.

— А если бы борьба с коррупцией была реальной, а не фиктивной, не лозунговой, то чем бы это обернулось для нынешней ситуации в России?

— Она бы обернулась параличом управленческого механизма, поскольку еще раз подчеркну, что только те управленческие решения выполняются в стране, где заложена определенная коррупционная составляющая.

— Но в развитых странах ведь нет такого уровня коррупции, как в России…

— Во-первых, потому что развитые страны прошли огромный путь. Она же когда-то была и у них. Во-вторых, есть позиция элит, которая не приемлет коррупцию. Ведь все в стране определяется двумя процентами населения. Если в России элиты полностью нацелены на коррупцию, значит, коррупция существует не только на верхних этажах власти, она везде, на всех этажах: на уровне министра, заместителя министра, директора департамента, начальника отдела, начальника ЖЭКа и т.д. Поэтому коррупцией заражены не только большие начальники. Коррупция — это источник дохода и жизненных сил огромного количества людей в стране.

— Тем не менее Путин сам неоднократно говорил: «Где посадки?» И если бы действительно за коррупцию сажали, то коррупционеров было бы меньше, в том числе и среди самых приближенных к Путину людей.

— Тогда бы мы жили в другой стране. Как говорил сам Владимир Владимирович, неприлично перефразируя известный анекдот: «Если бы у бабушки была борода, она была бы дедушкой».

— А почему Путин не убирает того же Шувалова, который не является его близким другом? Про его роскошное житье-бытье опубликовано уже очень много расследований.

— Во-первых, еще руки не дошли. А, во-вторых, несмотря на то, что это не близкий друг, все равно важный, с точки зрения Путина, элемент системы. Он с ним, с Шуваловым, уже сроднился, пусть не по старой дружбе по Ленинграду или системе КГБ, а уже по новой реальности.
У Путина есть компромат на всех, абсолютно на всех. Вопрос в том, в какой момент этот компромат ввести в действие и по каким причинам. Первыми жертвами становятся те, кто совершенно вышел из берегов и утратил представление об иерархии в этой системе. Судя по всему, сейчас Бельянинов вышел из берегов, раз его сняли. Бастрыкин вышел из берегов, раз не его самого, но близких его людей арестовали. Ведь арестованный начальник службы собственной безопасности СК Максименко — это бывший охранник Бастрыкина.

— Как востребованы нынче охранники! Тем не менее, Бастрыкина Путин не убрал.

— Не убрал, потому что считает, что сам Бастрыкин не коррумпирован, он просто утратил контроль над ситуацией.

— Путин поменял людей на выходцев из ФСО и ФСБ. Но ведь это тоже опасно — военным так доверять.

— А Путин не доверяет военным. В отличие от Турции или Латинской Америки прежних лет, в России нет никакой военной корпорации. Это очень важно понимать. Все военизированные структуры состоят из десятков кланов, каждый из которых работает на себя, и ненавидит конкурирующие кланы внутри силовых структур едва ли не сильнее, чем всех остальных. Поэтому нельзя сказать, что он назначил военных. Он назначил тех, кто был под рукой.

— И под рукой оказались в основном ФСБшники.

— Потому что ФСБ воюет с МВД, МВД с ФСО, все они вместе воюют со Службой внешней разведки и с министерством обороны. И еще внутри каждого этого ведомства есть по десятку кланов, которые воюют между собой. Никакой единой корпоративности, способной быть трансформируемой в политическую субъектность, здесь нет.

— Откуда сейчас может исходить реальная угроза Путину внутри страны?

— Если спрашивать меня, то она может быть только из его самого близкого окружения, которое страдает от его международной политики. А если спрашивать Путина, он бы сказал, что угроза отовсюду, особенно от США. Что касается близкого окружения, то это касается кого угодно, любых людей (в том числе и бизнесменов), которые пострадали от его «миролюбивой» внешней политики, попали под санкции, лишились доступа к западному финансированию и т.д.

— То есть те же самые Ковальчуки и Ротенберги.

— Условно, да.

— А во что эта опасность может вылиться?

— В дворцовый переворот. Но это не военный переворот турецкого образца, нет, конечно. Потому что армия никогда на это не пойдет в Российской Федерации, она остается очень строго подчиненной политическому руководству, независимо от степени удовлетворения политическим руководством. Нет, это могут быть только какие-то интриги на уровне подсыпания чего-нибудь в чай.

— Полония?

— Ну, полоний же радиоактивный, альфа-излучатель, зачем такие сложности. Сейчас есть гораздо более простые средства, менее заметные. Я считаю, что это единственный обсуждаемый сценарий дестабилизации путинской власти в ближайшее время.

Я много раз говорил, что в соответствии с зороастрийским гороскопом (а не моим прогнозом) с марта 2017 года должен смениться политический вектор развития России. Но что поменяется, это сказать невозможно. Все может быть, правильно? Кирпичи падают на голову… Это то, что называется «черные лебеди» — события, которые невозможно разумным образом предсказать.

Тут правозащитница Зоя Светова, комментируя мою публикацию в «Новой газете» об условиях содержания Никиты Белых в СИЗО «Лефортово», рассказывает в соцсетях, что Никита Белых совсем даже не голодает. «...голодовка это все таки, когда человек пьет только воду. А сухари и вода — это все-таки не голодовка. А как бы это помягче сказать — диета что ли», — пишет Светова.

Правда сама Светова 27 июня на сайте «Открытая Россия», назвав свой разговор с арестованным Никитой Белых в стенах «Лефортово» «интервью» (хотя по сути никаким интервью это назвать нельзя), пишет именно о голодовке Никиты Юрьевича: «Кировский губернатор Никита Белых с пятницы (24 июня) пьет только воду и ест черный хлеб. Конвой, который после задержания доставил его сначала в ИВС на Петровке, а после ареста — в СИЗО «Лефортово», отказался взять лекарства, которые Белых принимает вместе с пищей. Поэтому губернатор решил голодать, ожидая, пока тюремные врачи все-таки выдадут ему необходимые медикаменты».

Что же изменилось за две недели? Почему тогда воду и черный хлеб Светова считала голодовкой, а сейчас воду и сухарики из черного хлеба называет «диетой»? Тогда Савченко тоже не голодала? Ведь она пила питательные смеси и ей делали капельницы с глюкозой.

Кстати, в СИЗО-6 голодовку Савченко не считали голодовкой, потому что она пила чай. Причем чай был без сахара. Но начальник женского изолятора Татьяна Кириллова расценила это как нарушение условий голодовки, полагая, что в чае есть калории.

Пытаясь доказать, что Никита Белых не голодает, а сидит на «диете», Светова фактически подталкивает Белых отказаться даже от тех нескольких маленьких сухариков, которые он съедает в течение дня. А с его заболеванием не есть нельзя. Это может привести к тяжелым последствиям. И правозащитник это должен понимать. По логике Зои Световой, блокадный Ленинград тоже сидел на «диете».

Для тех, кто не понял о чем я писала в прошлом посте http://echo.msk.ru/blog/elenamasyuk/1761008-echo/, поясню.

Больше двух лет назад, когда Бориса Немцова якобы за неповиновение полиции посадили на десять суток, я приходила к нему в спецприемник. И это был тот же Борис, что и на воле: сильный, смелый, жизнерадостный. Да, конечно, нельзя сравнивать десять суток в спецприемнике и месяцы, а то и годы в тюрьме. Но я абсолютно уверена, что, если бы не дай бог, Немцов оказался бы в тюрьме, то он никогда бы не прогнулся под криминал, он никогда бы не стал выполнять их приказы.

В СИЗО-4, когда пошло резкое противостояние криминала против членов ОНК (здесь одна из моих статей о происходящем в СИЗО-4), то очень многие из заключенных не подчинились указаниям криминальных авторитетов и продолжали общаться с ОНК. Да, некоторых из них за это били, сильно били, но они остались при своих взглядах, несломленными (кстати, переломить ситуацию с доминированием власти криминала в СИЗО-4 удалось во многом благодаря ОНК Москвы).

К сожалению, Ильдар Дадин выбрал путь исполнения указаний криминала. И это не только мое мнение, но и точка зрения ряда других членов ОНК, неоднократно посещавших СИЗО-4. Ильдар был смелым человеком на воле. Но в тюрьме он поступил так, как поступил. Его за это никто не может судить. Никто и не судит. Речь идет о констатации фактов.

Ильдар Дадин на данный момент стал для оппозиции одним из символов политических репрессий власти. А о символах как о покойниках – либо хорошо, либо никак. Если Дадина ни за что посадили, то это не значит, что не стоит смотреть на то, как он сидит в тюрьме. Для советских политзэков всегда было важно, как политический ведет себя на зоне. И советские политзэки не прощали предательств.

Если бы сейчас не шла речь о возможном вручении премии Бориса Немцова Ильдару Дадину, я бы не стала об этом писать. Но Борис Немцов – это образец смелости. И поэтому премия его имени за отвагу и смелость, при отстаивании демократических ценностей в России должна быть вручена человеку, для которого смелость как воздух, без которого нет жизни.

P.S. Дамы и господа, называющие себя оппозицией, либералами, демократами! Оставьте ваши обильные оскорбления в мой адрес при себе. Вы, безусловно, прекрасны в своем сквернословии. Но все это вызывает у меня лишь смех.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире