13:38 , 20 июля 2015

Правда о Греции: «евро — это больше, чем валюта»

Судный день — 20 июля — подошел, и они договорились. Греция и ее кредиторы!

Напомню, что 20 июля Греция должна выплатить самый большой из платежей по долгам, которые не подлежат реструктуризации — €3,5 млрд Центробанку Европы. В придачу к €2,5 млрд, срок которых уже истек неделю назад и в придачу к полутора ярдам платежа МВФ, не сделанного 25 июня, из-за которого и разгорелся сыр-бор с референдумом. На минувшей неделе Ципрас и Меркель под руководством Туска договорились, и Европейский фонд финансовой стабилизации (EFSM) уже выдал первые €7,2 млрд. — на эти, первоочередные выплаты.

Договориться была невозможно, — так считала не только я. Еще и Шойбле, министр финансов Германии, считавший, что давно пора «подвести черту», и Лагард, заявившая, что она больше не может платить за Грецию, и сама Меркель, которая всего неделю назад считала, что переговоры с Греции — это тупик, dead-end.

Шойбле, внося в парламент Германии законопроект о продолжении помощи Греции, заявил, что ему этот законопроект не по душе. Но Олланд поддержал помощь Греции под флагом «уважения к греческой демократии», не желающей выходить из еврозоны: так он пытается перехватить у Меркель лидерство в демократии европейской. Премьер Италии Ронци поддержал еще громче, поскольку долги Италии с трудом балансируются уже с 2010 года. Поляки — потому что к договоренностям стороны привел их земляк Туск, президент ЕС. Так и договорились.

Европа даст новые кредиты. В объеме до 86 млрд! Звучит увесисто, если бы не оговорочка «до». А Греция согласилась на масштабные структурные реформы. Deal!!! Именно слово «структурные» позволило продавить эту сделку, deal, в парламентах восьми стран еврозоны. Потому, что в бюджетную дисциплину верить уже невозможно. Греция обещала ее навести еще, когда вступала в еврозону в 2001 году, и эта иллюзия себя исчерпала. Тем более, что теперь это и не поможет: при долге страны, составляющем 180 % ВВП, резать бюджет бесполезно.

Структурные реформы — единственный способ превратить ныне банкротную модель экономики страны в работающую. Поэтому поверим, что их перечень, которые согласовали Ципрас и Меркель под руководством Туска, воплотится в комплекс работающих законов и механизмов. Раньше эта светлая идея в голову не приходила? Приходила, но изменение структуры экономики — процесс долгий, требующий последовательности и более мучительный для населения, чем сокращение расходов. Правительство Греции не соглашалось. А теперь согласилось. Потому что иного пути к deal не было. И даже бросилось выполнять обещания. Подняли пенсионный возраст, повысили НДС, приняли новый гражданско-процессуальный кодекс, упрощающий судопроизводство и снижающий его издержки, что со временем позволит сократить и часть персонала. Кто-то верит, что будет масштабное и последовательное продолжение? Я — нет.

Разочарую тех, кто зовет МВФ мировым жандармом: Фонд не хочет участвовать в разработке этих реформ. Европейцы давят, понятно, что МВФ на этом собаку съел, но Фонду ясно, что реальных реформ от Греции не добиться, а выслушивать уже в который раз, что всему виной его порочные рецепты…? Нет, ребята-европейцы, если вы ухватились за очередную иллюзию лишь потому, что она новая --— плывите сами. Сами рисуйте реформы и сами платите за них. Европейцы МВФ конечно додавят, но хотя бы заявить позицию. Это, по крайней мере, честно.

Так, договорились или все еще вилами по воде? Отвечаю, договорились, но вилами по воде.

Пока дали семь ярдов — закрепить договоренности. И пообещали сумму уже фантастическую — под обещания реформ. Не ясно, кто их разработает и кто проведет, но правительство и парламент Греции с ними заранее согласны. Их согласованный перечень гораздо жестче, чем те условия кредиторов, которым электорат на референдуме сказал «нет», но это как бы уже не важно. Полный сюр. Но это правда.

С минувшей среды — дня, когда все это состоялось, — я разговаривала с рядом европейских политически весомых фигур. Дистанционно — я в Москве. Оценки одинаковы. Эта deal — временный ремонт «на соплях», к тому же, еще вопрос, склеится ли она. Страна проводит политику, отличную от остальной Европы настолько, что это рушит саму логику валютного союза и ограничивает демократические права всех остальных. На стабильности еврозоны выход Греции не отразится — ее ВВП составляет 2.1% совокупного продукта еврозоны, рынки от выхода Греции из зоны евро не рухнут, а укрепятся. То есть Grexit. Выход из еврозоны и драхма. Подвести черту. О чем честно говорит Шойбле.

Брезжит и второй сценарий: Греция отдаст в управление европейцам собственных активов на 50 млрд. евро, чтобы европейцы их ускоренно приватизировали, а греки выплатили долги. Когда утечку об этом на прошлой неделе дал банк UBS, все сочли это низкопробной «уткой». Такого количества активов в стране просто нет, а если бы они и были, это в разы меньше долга Греции. Но главное — отдать активы страны в залог по долгам Европе — это, простите, на грани утраты суверенитета.

Это не утка, а вторая идея Шойбле: создать в Люксембурге агентство по модели Treuhandanstalt, передать ему в управление греческие активы и эффективно их приватизировать. Стране дать мощный импульс роста от частных инвестиций в активы, а кредиторам — частичное погашение кредитов, оплаченных гражданами их собственных стран. Да, суверенитет будет походить на фиговый листок, но если модель экономики страны банкротна и менять ее никто не собирается, может внешнего управляющего? Это же рационально. Честно. По крайней мере, можно обсуждать. Если без эмоций и иллюзий.

Но без эмоций и иллюзий европейцы не могут. Может греки все же как-то сами? Ведь пообещали. И структурные реформы и ускоренную приватизацию. Да, никто не верит, грекзит как опция висит в воздухе, но…. Поживем еще какое-то время иллюзиями. Потому что, как сказала Меркель, «евро — это больше, чем валюта». И это — главная правда.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире