Неделю назад в сети были размещены ролики тринадцатилетней давности, где на праздновании дня рождения всепетербургского старосты Барсукова-Кумарина была засвечена практически вся церковная верхушка местной группировки РПЦ: по-киношному благостный настоятель храма Дмитрий Солунского в Коломягах Ипполит Ковальский, нынешний секретарь Петербургской епархии, заодно настоятель Спаса-на-крови и «блокадного храма» на Малой Охте Сергей Куксевич и настоятельница Новодевичьего монастыря София Силина в свойственной ей роли «не виноватая я, он сам пришел».

3100499

Один из роликов начинается сценой молебна в Новодевичьем монастыре, где Ипполит Ковальский драматичным баритоном воссылает небесам многолетие в честь юбиляра, а потом наивно перечисляет его благодеяния: «Еще вечером на монастыре куполов не было, а рано утром они уже появились». В этих словах, по всей видимости, содержался тонкий намек на то, что если за дело берется ночной губернатор, то и купола на святых церквях он возводит в то время, пока бог и боголюбивые власти Петербурга спят.

Если учесть масштаб церковной благотворительности Кумарина, то религиозные власти должны были бы его давно канонизировать: это не только озолоченный Новодевичий монастырь, но и Троице-Сергиева пустынь в Стрельне, настоятелем которой является ближайший соратник игуменьи Софии архимандрит Николай Парамонов. Восстанавливаться из руин мужской монастырь стал синхронно с Новодевичьим монастырем, а монашествующая пара только и успевала делать ходки между двумя объектами, наблюдая за строительными работами. Не остался без благодеяний и храм в Коломягах, рядом с которым был при помощи самозахвата земли и самостроя был возведен двухэтажный дом причта. Список можно продолжить Константино-Еленинским монастырем и другими объектами приложения духовно-финансовых усилий. Впрочем, и вышеперечисленного достаточно для присуждения меценату хотя бы звания почетного великомученика. Видимо, для этой цели и предполагался визит патриарха Кирилла в Новодевичий монастырь для торжественного освящения 5 мая 2019 года. Но главсвященник неожиданно объявил антракт и отправился в оздоровительное заморское паломничество. Однако свято место в синодике новых чинов святости не бывает. Вместо исповедников, мучеников и равноапостольных просветителей необходимо вводить новые ранги, с учетом российской действительности.

Например, игуменья София Силина — как «монахиня на доверии», или «Сонька Тамбовская». Ее масть в церковной иерархии – это смотрящая за привозными святынями (Дарами Волхвов, Поясом Богородицы).

Митрополит Петербургский и Ладожский Варсонофий – «духовный форточник». Митрополиту Волоколамскому Илариону Алфееву кроме скучного «Академик» больше ничего и не придумать. У патриарха Кирилла как старшего в церковной масти за прозвищами не уследишь: любовь паствы к нему безгранична. В ближайшем будущем ожидается редкая для такой должности масть «Царскосельский затворник».

Чинам современной православной святости должна соответствовать какая-нибудь разметка, будь то татуировки, кольца или видимые признаки иерархического престижа. Хотя многие священники стремятся надевать на себя как можно больше медалей, тяготея тем самым к одному из силовых ведомств, где много погон и лампасов, но главным отличием каждого батюшки в современной духовной действительности пока остается головной убор (камилавка), очень похожий на наперсток.

Мой телеграм-канал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире