13:27 , 29 июня 2014

Про Балтийскую республиканскую партию

Недавно с удивлением узнал, что за пределами Калининградской области «Балтийской республиканской партией» чуть ли не детей пугают. Дескать, есть в отделённом тремя границам от остальной территории страны некая многочисленная организация, которая занимается разнообразным сеператизмом и чуть ли не нацистские марши в центре города до сих пор проводит. 

Всё это не так, далеко не так, хотя, честно говоря, самолюбию калининградца льстит, что про нас думают не теми же словами и категориями, как про остальную страну. Хотя — с другой стороны — страница про БРП в «Википедии» и на меня чуть было не нагнала страху: и 500 человек в этой «партии» состоит, и лидеры там какие-то есть, и даже газету свою тиражом 3000 экземпляров, якобы, издают. Враньё, причём откровенное.

Так как я лично знаком с многими деятелями настоящей Балтийской республиканской партии, то сейчас, спустя 10 лет после прекращения регистрации этой организации, уже можно рассказать, как было на самом деле. Пока расскажу вкратце — кому будут нужны подробности пусть задают вопросы, попробую написать что-нибудь более пространное.

Балтийская республиканская партия своему образованию обязана двум людям — первому демократическому губернатору региона Юрию Маточкину и юристу, руководителю секретариата Маточкина, Сергею Пасько. Именно они в 1992 году, когда по Конституции и Федеративному договору регионы были неравноправны и имели различный статус, решили основать организацию, которая бы требовала для Калининградской области предоставления статуса Балтийской республики в составе России.

Абсолютно нормальное и логичное требование, не выбивающееся за рамки правового поля: мало ли завтра в Еврейской автономной области возникнет организация, выступающая за преобразование региона в Еврейский автономный округ или Биробиджанскую республику — точно так же всё будет абсолютно законно и не нести какого-либо сепаратизма. Но сейчас в этом не будет никакого смысла: республики отличаются от остальных субъектов федерации только наименованием основного закона и наличием дополнительных государственных языков. Но в 1992 году всё было иначе: республики назывались суверенными государствами в составе России, им разрешалось в определённых случаях иметь внешнеторговые связи и осуществлять ряд других полномочий, можно было перераспределить на пользу региона немного дополнительных налогов, да и уровень представительства перед Москвой был выше.

Именно в тех условиях 1992 года и писалась программа БРП. Отсюда — непонятные многим, кто не в курсе, требования «определения конституционно-правового статуса» региона, «заключения отдельного договора о взаимодействии с ЕС» и переименования Калининграда в Кёнигсберг (1992 год — волна переименований по всей стране, и это переименование не несло какой-либо реваншистской окраски). Для тех, кто ещё сомневался в безобидности происходящего, эмблемой БРП был избран российский триколор с золотой розой ветров — в те годы этот символ воспринимался не как символ НАТО, как говорят о нём отдельные злопыхатели сейчас, а как один из символов морского портового края, роза ветров была тогда повсюду, и на значках и на символах.

После принятия в декабре 1993 года новой конституции России, провозгласившей равенство всех субъектов федерации, существование основных программных установок партии стало бессмысленным, но тогда особо никто не заморачивался с внесением изменений: существует и существует, ничего страшного. Партия стала отстаивать местечковые интересы в рамках федерального законодательства (перераспределение полномочий, особенности введения особой экономичской зоны и пр.), что очень хорошо удавалось ввиду того, что в составе её членов был сосредоточен важный экспертный потенциал: юристы, экономисты, предприниматели. Можно сказать, что это был сворее дискуссионный клуб, чем партия, чему организация благодарна известности далеко за пределами региона: в то время, как в других субъектах федерации региональные партии создавались десятками, существовали быстро и быстро ссорились, БРП за счёт практического отсутствия идеологии, имела право и на существование и на упоминания.

Попытки партии пройти в региональный парламент по партийным спискам не увенчались успехом, но отдельные члены партии прошли туда по одномандатным округам и, сменив партийность, иногда находятся там и поныне. В 1996 году Маточкин проиграл губернаторские выборы Горбенко, и существование организации стало скорее символическим и стало таким же символом региона, как Кант, Кафедральный собор или музей Мирового океана, ограничиваясь лишь экспертными выступлениями председателя партии Сергея Пасько и нерегулярно проводившимися отчётно-выборными собраниями, на которых зачастую не было кворума.

В 2004 году существование БРП было естественным путём прекращено: федеральный законодатель запретил существование региональных партий и, с прошествием времени, Минюст их исключил из реестра. Для символа демократии начала девяностых это был лучший из концов, чем медленное умирание или долгие раздоры. «Мавр сделал своё дело — мавр может уходить». Вполне закономерно, можно и соответствующий стенд завести в областном Историко-художественном музее, возле фотографий и личных вещей Маточкина поместив соответствующие упоминания о Пасько.

После исключения БРП из реестра юридических лиц, юристу Сергею Пасько удалось добиться рассмотрения дела Конституционным Судом России, суть постановления по делу которого сводится к фразе «пока не время иметь региональные партии». 

Я бы не написал эту колонку, если бы все осознавали, что БРП не была сепаратистской организацией и не преследовала сколь-либо антироссийских целей. Юрий Маточкин умер в 2006 году, Сергей Пасько уже несколько лет как на пенсии, ездит за грибами, гуляет с собакой вдоль набережной Преголи и любит хе, которое готовит его жена.

Но, как недавно выяснилось с федеральных сайтов… некоторые «товарищи» любят выступать где не попадя, говоря, что БРП мало того, что ещё существует, так и то, что у неё другие цели и задачи, чем были у БРП 1992-2004 годов. Прочитав страницу этих «товарищей» в Википедии, я пришёл в ужас: дело Маточкина и Пасько мало того, что оклеветано, так ещё и переврано. Чуть ли не политзаключённых от БРП уже придумали, параллельных лидеров и сотни членов.

Всё это враньё. БРП ровно 10 лет как не существует. Ни юридически ни фактически. И сотен членов у неё нет, и сепаратистских наклонностей, и газету никто не издаёт, и с флагами Восточной Пруссии на националистических митингах она не ходит. Кто бы из ходящих чего не говорил — но даже на 2004 год никто из них не числился в членах «той самой» БРП. Не надо путать классиков и «пиратов».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире