Вчера я вернулась домой из спортзала поздно вечером, когда неожиданно пошли многочисленные звонки и сообщения от знакомых, неожиданно заинтересовавшихся, есть ли у меня горячая вода и тепло – «У вас случилась крупная авария». Потрогала батареи — действительно, чуть теплые. Вода тоже из-под крана шла теплая. Через час батареи остыли, и горячей воды тоже не стало.

Как распространялась авария и отключение тепла и горячей воды можно было легко отследить по районным группам в Facebook. Еще с раннего вечера начало мерзнуть Гольяново, где и произошла авария, потом отключение распространилось на Северное Измайлово, Восточное Измайлово и Измайлово, Богородское, Метрогородок, Восточный и дошло до Ивановского.

Что случилось: на улице Иркутская прорвало одну из труб теплоснабжения, несколько человек получили серьезные травмы от кипятка, на улице местами оплавился асфальт. Эта труба идет от Гольяновской ТЭЦ-23, и жители района уверены: проблема не в конкретной трубе, а в ней в целом. Жители Гольяново уже много месяцев пишут чиновникам, что состояние ТЭЦ требует проверки, что трубы явно требуют ремонта, но чиновники никак не реагируют. Более того, уверена, и не отреагируют, ограничившись ремонтом конкретной трубы.

Мэрия Москвы делала тем временем все, чтобы усилить панику и вызвать раздражение москвичей.

Сам мэр Москвы, Сергей Собянин, просто исчез. Не приехал на место аварии, не сделал заявление, даже не обещал помочь пострадавшим. Понятно, что мэр просто не хочет никак взаимодействовать с негативной повесткой, предпочитая рассуждать про агломерации и урбанистику на разных форумах, но вообще-то в аварийной ситуации, которая затронула почти весь Восточный административный округ ждешь другого.

Но настоящую панику спровоцировал вице-мэр по ЖКХ Петр Бирюков, вечером заявивший СМИ, что никакого отключения тепла в квартирах москвичей вовсе нет (потом он заявил, что теплоснабжение идет на пониженных температурах). В это время в районных группах на Facebook шла перепись пострадавших улиц и домов, и жители сделали простой и логичный вывод: если власти не признают отключения тепла, то и включать его никто не будет. Похожая ситуация, к слову сказать, год назад приключилась в Подмосковье, когда власти региона скрыли масштаб аварии, обесточившей целый ряд районов и рапортовали об устранении последствий в отдельно взятых домовладениях. При этом к пострадавшим многоквартирным домам сутками не приезжали даже машины МЧС.

Непонятно, что именно заставило господина Бирюкова соврать, но в Гольяново ему точно лучше больше не появляться: народ тут простой и вранья не терпит. Господин Бирюков может возразить, что он не врал, и что темный народ просто перепутал теплоснабжение на пониженных температурах с полным отключением тепла, но мне кажется, ему стоит лично обсудить это с жителями Гольяново и трех Измайлово.

То же самое хочется сказать и о другом нелепом персонаже – главе депаратмента ЖКХ Гасане Гасангаджиеве, который заявил, что департамент отслеживает «параметры теплоносителей, в том, числе, внутри помещений. Температура внутри помещений также отслеживается, и она некритична». Интересно, как это департамент отслеживал температуру внутри помещений? Ко мне с градусником никто не приходил. Или имелось в виду, что спать при минус 3 за окном можно и без тепла? Некритично же?

До самой ночи не было никакой нормальной, проверенной официальной информации. Люди недоумевали – вести ли детей в школы и детские сады завтра утром? Или стоит отпроситься с работы? Когда, наконец, дадут тепло? Департамент ЖКХ Москвы каждые полчаса называли все новые сроки – от «через час» до «к вечеру следующего дня». Вся эта информационная каша провоцировала панику и озлобление, тем более, что батареи остывали и люди начали мерзнуть.

Около полуночи я устала мерзнуть и, прикинув перспективу жить без отопления при минусовой температуре за окном до вечера следующего дня, схватила в охапку кошку и уехала ночевать к подруге.

В это время люди с пустыми аккаунтами, то есть, боты, анонимные телеграм-каналы и люди, которые замечены в написании благих постов про мэрию вообще в любых ситуациях, ринулись в атаку. Они начали отрабатывать тезис «дома сильно остыть не могут, трудности невелики, да что ж вы неженки такие, ха-ха, как смешно». На людей, оставшихся ночью без тепла, это производило неизгладимое впечатление.

На следующий день я вернулась домой. У меня включили и горячую воду, и батареи, но вообще в квартире еще прохладно. При этом, мэрия продолжает распространять неверную информацию: судя по нашим районным группам, многим повезло меньше. У кого-то нет горячей воды, у кого-то — тепла.

Красивым финальным аккордом истории стало заявление все того же Бирюкова о том, что некоторые люди, получившие ожоги. Когда их облило кипятком из разорванной трубы, сами виноваты, что пострадали – они просто были неосторожны.

Все действия мэрии – от панических и неправдивых заявлений Бирюкова до анонимов, четко пишущих по «методичке», думаю, нашли свой отклик в сердцах москвичей, живущих на востоке столицы. Думаю, что на президентских выборах часть из них вспомнит, что, голосуя за кандидата от власти (то есть, за Владимира Путина), он голосует за скотский цирк, устроенный городской властью в последние сутки – включая циничные реплики в адрес пострадавших и глумливое хихиканье в адрес тех, кто провел ночь без тепла и в полной неизвестности.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире