Во всех посещенных сегодня ОВД совершенно одна и та же история: все задержанные с Трубной от вечера субботы, кто был не с Трубной, тех отпустили в субботу/первые часы воскресенья. С Трубной оставляли на 48 часов до суда в понедельник. У всех без исключения ст. 20.2 п. 6.1 КоАП:

«6.1. Участие в несанкционированных собрании, митинге, демонстрации, шествии или пикетировании, повлекших создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, движению пешеходов и (или) транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры, —
влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей, или обязательные работы на срок до ста часов, или административный арест на срок до пятнадцати суток; на должностных лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей; на юридических лиц — от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей».

«Трубных» было не велено отпускать с протоколами и обязательством явки в суд, хотя в ОВД бы и рады etc (это они все говорят), но вот наверху, эх, наверху… Считается, что это creme de la creme экстремизма и радикальной несистемности, самые жуткие оппозиционеры, каких только удалось изловить. Во всех ОВД дежурят не начальники, начальники в субботу работали до трех ночи (плюс селекторные совещания от их начальства) и теперь спят.

Да, привезенных называют «политические» и побаиваются. В разговорах с глазу на глаз все сотрудники считают нужным слегка извиняться за вот это всё и отдельно требовать (это даже и не с глазу на глаз), чтоб их не считали «уродами какими-нибудь»: они и чаю готовы принести, и вообще практически что угодно, если их попросить по-человечески! При том, что среди задержанных были жалующиеся на избиения при задержании, если задерживала Росгвардия, на что-то плохое в ОВД не жаловался никто. Все, кого я видела, написали возражения на протоколы. Протоколы стандартные, но с районным своеобразием: в одних районах велено писать, что злоумышленники кричали «мы здесь власть», в других «Путин — вор». Среди задержанных были повторники, уже не с первого митинга, были дважды задержанные в один день, были впервые, к которым приходила мама. Был один прямо распрекрасный кейс, вокруг которого мы с адвокатом плясали, как вокруг елки, распевая «Страсбург-Страсбург!»: действительно случайный прохожий, художник, учащийся в Китае (!) неудачно вышел из такси возле Будда-бара на Цветном и решил спросить у оцепления Росгвардии дорогу (!). Его спросили, не на митинге ли он, он ответил, что гуляет. Слово «гулять» их взбесило, они его заломали и еще трижды побили по дороге в автозак. Был отец в одном ОВД, а сын в другом (у них обоих все в порядке). Был и явный уголовничек, высадивший окно в автозаке, с которым теперь в одной камере сидит Дмитрий Гудков. Он, впрочем, выглядит мирным, хотя и одержим идеей реформы, которая поможет свергнуть еврейско-американское иго и сделать банковскую систему беспроцентной. Ну и раньше я думала, что Штирлиц просто понтуется в той сцене в подвалах гестапо, когда он говорит Броневому, что поспал бы тут день-другой. Ан нет, эта мысль посещает неодолимым соблазном.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире