18:14 , 31 мая 2015

К вопросу о низком качестве новых законов: ответ на вопрос Сергея Пархоменко

Сергей Пархоменко: «Вот это на самом деле интересная такая тенденция российского законодательства. Жаль, что ушла из этой студии Екатерина Шульман, которая очень хорошо понимает в законодательном процессе и даже преподает студентам разные тонкости законодательного процесса и очень хорошо понимает в том, как устроена наша Государственная Дума. Но у меня такое впечатление, что это в последнее время стало таким специальным фирменным приемом». — http://echo.msk.ru/programs/sut/1556956-echo/
В своей пятничной программе Сергей Пархоменко, адресуясь ко мне, задается вопросом: является ли невнятность формулировок закона намеренным приемом нового российского законодательства. Наблюдение верное: да, является. Поскольку любая неопределенность в тексте закона отдает полномочия в руки правоприменителя — тому, кто будет следить за исполнением закона и карать за его неисполнение.

Язык права не знает двусмысленности. Прародитель его — божественная латынь. Мутные формулировки — это язык произвола. Об этом, по приятному совпадению, была моя самая первая статья в Ведомостях, еще в довоенном 2013 году: «Почему плохие законы плохо написаны».

Там на примере закона о запрете пропаганды нетрадиционного чего-то там объяснялось, почему идеальный закон — это «Не влезай, убьет»: «Низкое качество закона не делает его неприменимым на практике, как полагают некоторые беспечные граждане. Оно делает закон применимым произвольно. Его реализация целиком предоставлена фантазии каждого районного прокурора и участкового полицейского».

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире