21:43 , 02 марта 2017

Почему государство не лечит бесплатно? Зачем нужны благотворительные фонды?

На самом деле, лечит. Очень многое можно сделать по квотам, многое можно сделать по системе ОМС. Сделать хорошего качества. Личный пример – за операции в Турнера моей родной дочке мы не платили ни копейки, а они были серьезные и сделаны на 5+. 
Очень-очень важное замечание. Все фонды проверяют информацию от врачей и родителей. Они не берутся за случаи: «Мы хотим деточку отправить лечиться в Израиль потому, что там лучше лечат». Если есть лечение в России, фонды не берутся за сбор денег на то, что хотят родители потому, что именно так хотят, а не по объективным причинам. Это совершенно четко. И если фонд проверенный, если вы уточнили, кто это возглавляет и кто всем руководит, нет никаких сомнений в том, что вся информация уже проверена фондом. Это одна из обязанностей и даже есть такие сотрудники, которые работают только на проверке данных. 
Однако с помощью государства много «но». Первое. Очень много сборов на людей из ближнего зарубежья. Им у нас, понятное дело, не положено ровным счётом  ничего. Иногда в том же Турнера, они лечатся за свои деньги. Видела нескольких людей с Украины, например. Но пребывание в стационаре – 2014 рублей в сутки. Лежат 10 дней чаще всего, но с операциями обычно дольше. Мы с дочкой первый раз лежали больше месяца по объективным причинам.  Цены на КТ и МРТ даже писать не буду. До 10 000. Платить надо за все – за гипсование, за анализы и так далее.  Операции в Турнера вполне доступные –  до 120 000 рублей с учетом реанимации и анестезии.  Правда, надо понимать, что, например, это одна нога. А на обе нужно уже 240 000 рублей.  Посчитайте ещё  пребывание в стационаре, все исследования и наберется очень большая сумма, которая людям может быть неподъемна. И это ещё не самое дорогое лечение. И вот представьте людей из каких-нибудь совсем далеких городков Узбекистана, откуда у них деньги? На диагностику и лечение? И повторюсь, это совсем не самое дорогое лечение. Лечение онкологических заболеваний  – сильно дороже. 
Второе «но». Есть у нас федеральные центры, а есть городские больницы. В федеральных больницах могут лечиться все граждане РФ, в больницах городских только те, кто прописан в в том городе, где больница. Из личной истории. Лучший друг мужа был прописан на Урале, а заболел он в Москве. И жил он тут, и дома – это поселок на Урале, кто там будет лечить рак… Димка лечился платно. Про РОНЦ только не надо рассказывать. РОНЦ – это мрак и было лучше лечиться платно, но официально платно. Про 62 больницу читали внимательно? Там в одном из интервью главврач рассказывал историю, как они прописали иногороднему пациенту химию, а он отказался и уехал домой. Стали разбираться, а она стоила не 30 000, как врачи думали, а все 90 000 из-за этих идиотских закупок. И да, московские городские больницы часто очень хороши. Вот та же 62я. 
Третье «но». Есть федеральный центр, есть гражданин РФ. Всё зашибись. Ему положено лечение, надо только оформить квоту. А вот оформление квот далеко не всегда происходит быстро. У меня лично – очень быстро, мы ждали буквально месяц. А бывает, что очередь на полгода и более, когда всё ещё более специфично и редко, и занимается какой-то определенной процедурой две больницы на страну. Вот, например, кибернож. А делать его надо срочно-срочно, больной может просто напросто не дождаться очереди. Физически. 
Четвертое «но». Реабилитация. Мне очень грустно, что эти сборы обычно идут очень долго и плохо. И вот почему. Реабилитации ХОРОШЕЙ у нас практически нет. В Турнера реабилитация – одно название, по крайней мере та, которой пользовались мы. Очень многим неходящим людям вообще никак у нас не могут помочь. А вот есть прекрасный центр «Три сестры», а он платный. Сутки там стоят 10 000 рублей. У кого есть такие деньги? Знаю мало таких людей, с учетом того, что реабилитация не один день. Мне очень грустно также, что сборы на детей с ДЦП идут очень медленно. ДЦП – это такая болезнь, которой достаточно много, она очень коварная, но почему-то не вызывают эти дети умиления. А как его вызывать? Часто эти дети выглядят не так мимимишечно, как другие. У них может быть умственная отсталость, они могут болеть эпилепсией, они могут быть в огромных и не очень красивых очках. У них чаще всего замученные и озлобленные родители, с которыми фондам тоже, полагаю, очень трудно работать. Но вот им государство очень мало, что может дать. Операции – да, а с реабилитацией всё очень и очень сложно, а это ведь так важно на самом деле в случае таких детей. 
Пятое «но». Бывает так, что российские врачи не могут. Не могут лечить онкологические заболевания, не могут лечить ортопедические проблемы, не могут оперировать во время беременности, если у плода диагностированы определенные пороки. Они в этом честно признаются и говорят, что, например, в Германии могут. А Германия – это дорого, это не под силу. Я помню одну девочку из Коломны, которой в Турнера сказали, что они помочь не могут. Это в лучшем ортопедическом центре страны. Но не могут. Предложили вариант ампутировать обе ноги у ее сына или ехать в Германию и пробовать спасать ноги. Представляете себя на месте мамы? Я там вместе с ней рыдала. 
Вот один пример, когда нужна реабилитация. Платная. В родном Нижнем Макару могут предложить только 20-минутные массажи. И всё. Все остальное — давай, до свидания. А в клинике головной боли будет полная реабилитация. 


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире