19:35 , 25 февраля 2010

Кто и за что убивает Виталия Усова

Эта история началась четыре года назад, когда директором ФГУП ВНИИСВ (Всероссийский научно-исследовательский институт синтетических волокон) в г.Тверь был назначен Виталий Усов. Причина, по которой бывший заместитель министра Промышленности и бывший глава Госстандарта России оказался в Твери проста – прилюдно сказал высокому чиновнику, что он вор. На увещевание друзей, что надо быть дипломатичней, и не всегда правда-матка хороша, ответил, что за «державу обидно» и поехал поднимать Тверскую промышленность.

А поднимать было что. Некогда успешное, уникальное предприятие по производству синтетических волокон (которые служат основой для производства сверхпрочных материалов), включающее в себя институт, в котором трудились десятки докторов и кандидатов наук (уникальных специалистов в своей отрасли), буквально лежало на боку. Предприятие из последних сил держалось на плаву, выживало лишь за счет аренды, почти все перспективные научные разработки были приостановлены из-за тотальной нехватки денег. А главное — разбегались кадры, те специалисты, представители уникальной школы ученых – специалистов в области композитных материалов, заложенной еще в советские времена. Процесс разрушения предприятия мог стать необратимым, как стал необратимым процесс для аналогичного предприятия в Саратове. Предприятие, принадлежащее Росатому, два года назад встало, и все попытки его запустить провалились из-за отсутствия специалистов.

Виталию Усову удалось сделать невозможное. Он начал возрождать предприятие путем привлечения дополнительных инвестиций, государственных и коммерческих контрактов. На предприятие была проведена реконструкция, отремонтированы старые и построены новые цеха, закуплено новое, современное оборудование. Оборот предприятия вырос до 1 млрд. рублей в год. Специалисты, приезжающие на предприятие, не верили, что такое можно было сделать всего за два года. Зарплаты сотрудников (а на предприятии работало более 1000 человек) не только платились вовремя, без задержек, но и постоянно росли. Предприятие являлось крупнейшим налогоплательщиком Тверской области.

Но Виталий Усов решил не останавливаться на достигнутом. Проведя переговоры с директорами предприятий отрасли, и найдя среди них единомышленников, Усов выступил с инициативой организовать на базе ФГУП ВНИИСВ в г.Тверь холдинг по производству композитных материалов, который, объединив под собой десятки российских предприятий, и, используя их общий потенциал, позволит развиться новой, инновационной отрасли в российской экономике. Понятно, что процесс объединения и создания отросли с «нуля», даже на базе ВНИИСВа – это процесс не одного дня и даже не одного года. Но Усов готов был это сделать за 4 года.

Определив концепцию холдинга и детально проработав все детали, Усов обратился за поддержкой к Сергею Чемезову, руководителю только что образовавшейся Госкорпорации «Российские технологии». Чемезов поддержал Усова, добившись передачи предприятия в Госкорпорацию «Российские технологии», началась работа по созданию холдинга Композиционных материалов.

Все складывается удачно, но тут неожиданно для себя, буквально в самом начале работы над созданием холдинга, в середине мая 2008 года, Виталий Усов узнает, что у него рак желудка третьей степени, и ему требуется срочная операция. «Вот слетаю с Чемезовым на переговоры в Италию и лягу на операцию», — заявляет врачам Усов. Он всегда отличался незаурядной силой духа. «Никаких командировок. Вы можете не долететь до Италии. Положение очень серьезное», — парировал на это руководитель Онкологического центра имени Блохина на Каширском шоссе профессор Давыдов. Усов был вынужден подчиниться.

Сложнейшую онкологическую операцию на протяжение 7 часов, в результате которой у Усова полностью удалили желудок, селезенку и сальники делал сам профессор Давыдов. Операция прошла успешно, но врачи предупредили, самое страшное — впереди. Даже если повезет и удастся избежать метастаз, все будет зависеть от индивидуальных особенностей организма. Кому-то удается приспособиться к жизни без желудка, а кто-то умирает в первый год из-за потери веса и неусваиваемости жизненно важных элементов. Например, у таких больных из-за постоянного вымывания калия из организма, при неприятии специальных лекарств, может остановиться сердце.

Виталий Усов за четыре месяца после операции потерял почти пятьдесят килограмм. Пища почти не усваивалась организмом, каждый глоток сопровождался нечеловеческими болями и рвотой. Он еле передвигался по дому, на улицу почти не выходил, из-за сильного стресса перестал разговаривать даже с самыми близкими. Понятно, что ни о каком руководстве предприятием и речи быть не могло, шла борьба за жизнь. В это время родственники буквально на руках вывезли Усова в Израиль, надеясь на чудо и на местных врачей. И чудо произошло. Через полтора месяца Усов вернулся в Россию, появилась надежда на выздоровление. Постепенно он начал возвращаться к жизни.

Через год после перенесенной операции и несмотря на то, что Чемезов уже назначил нового руководителя композиционного холдинга, Усов решил вернуться на ВНИИСВ в г. Тверь, хотел довести до конца начатое дело.

Коллеги из Ростехнологий советовали не возвращаться на предприятие, предупреждая, что за время его болезни многое изменилось, внутри Ростехнологий пришли новые люди, у которых иные интересы, и им Усов со своими революционными идеями уже не нужен, советовали идти к Чемезову и просить вмешаться в ситуацию. «Сам справлюсь. К Чемезову пойду лишь в крайнем случае», — заявлял Виталий Усов. И не рассчитал силы.

Буквально сразу после возвращения Усова на предприятие, в июне 2009 года сотрудники УФСБ по Тверской области возбудили уголовное дело в отношении заместителя директора ФГУП ВНИИСВ Жгилевой Татьяны Васильевны по статье 201 УК (превышение полномочий должностного лица), которая, по сути, замещала Усова на время болезни. В рамках уголовного дела в период лета и  осени 2009 года сотрудники УФСБ по Тверской области практически полностью парализовали деятельность предприятии, сорвали выполнение ряда важных для предприятия контрактов, проводя практически ежедневные допросы сотрудников ВНИИСВ, бесконечные обыски как служебных, так и личных помещений, тотальную выемку документов. Целью данных мероприятий, которую сотрудники УФСБ по Тверской области даже не скрывали, являлось получить компромат на директора предприятия Усова Виталия Викторовича. По предприятию по утрам распространялись анонимные листовки, в которых сотрудникам сообщалось, что Усов – вор и мошенник, искажались факты его биографии. В тот же период в тверской прессе выходит ряд публикаций того же содержания. В результате, предприятие практически встало, из-за прессинга со стороны УФСБ стали увольняться люди, резко упали обороты предприятия.

После такого стресса здоровье Усова ухудшается. Он вновь вынужден обратиться к врачам. «Доброжелатели» передают Усову, что его оставят в покое, в случае если он  добровольно напишет заявление об уходе и освободит место уже подобранному кандидату. Усов увольняется с предприятия в  середине декабря 2009 года, не выдержав натиска.
На следующий день, после сложения с себя полномочий, на завод заходит команда во главе с новым директором, печально известным всей Твери господином Мачалабой Н.Н.. Г-н Мачалаба несколько лет назад оказался в центре крупного скандала, обанкротив и продав частным лицам за копейки аналогичное ВНИИСВу государственное предприятие Тверьхимволокно. Еще большее недоумение вызывает тот факт, что Мачалаба несколько лет назад был осужден по статье за разглашение государственной тайны по делу, возбужденному УФСБ по Тверской области! Учитывая все вышеизложенное можно не сомневаться, что в ближайшем будущем ВНИИСВ ждет судьба Тверьхимволокна и уже сейчас понятно, зачем последние 6 месяцев идет тотальный анти-пиар в сторону уже бывшего руководителя Усова – уж очень замечательный получился «козел отпущения», на которого можно свалить все последствия деятельности Мачалабы.

На это грустной ноте можно было бы закончить повествование, если бы вся эта история не имела бы еще более печального продолжения.

В начале 2010 года в Тверское УФСБ решает видимо завершить начатое по сбору компромата на Усова и заводит на него уголовное дело.

При этом начинают проводиться допросы сотрудников ВНИИСВ. Так, на них начальник научно-производственного отдела ВНИИСВ Шкуренко заявляет, что в рамках одного договора по проведению научно-исследовательской работы, некая фирма «Верта» получила от ВНИИСВа 5 млн. рублей. Со слов той же Шкуренко, все работы по данному договору на самом деле по ее указанию проделали сотрудники ее отдела. Получается, что Шкуренко тогда самолично дала указание своим подчиненным провести данную работу, приняла ее, о чем свидетельствует подпись Шкуренко на документах, но при этом она просит разобраться в данной ситуации, так как по ее заявлению данную компанию ей якобы порекомендовал Усов. Правда, забавно?

В это же время следователь УФСБ по Тверской области, старший лейтенант Антонов нашел и допросил учредителя и генерального директора ООО «Верта», бывшего начальника отдела кадров ФГУП ВНИИСВ Слышинского. В принципе, в том, что Слышинский организовал фирму, которая занималась научной деятельностью ничего криминального нет, но Слышинский заявил, что сам он компанией не управлял, и компанию его просила учредить заместитель директора ВНИИСВ Жгилева, которая намекнула ему, что это указание Усова.

Странно, что при этих показаниях уголовное дело возбуждается не  в отношении Шкуренко, Слышинского и даже не в отношении Жгилевой. Следователь Антонов возбуждает уголовное дело против Усова. Казалось бы, при чем тут Усов? Он ведь не давал распоряжения сотрудникам ВНИИСВ проводить работы за ООО «Верта», не учреждал «Верту» и даже не давал указания Слышинскому на ее учреждение, не переводил и не давал указания о переводе денег на счет ООО «Верта» Он не только на прямую, но и косвенно не мог участвовать в этой истории, так как тяжело болел в этот период.

Но все эти аргументы не остановили следователя Антонова. Он не только возбуждает уголовное дело 3 февраля 2010 года в отношение Усова, но 7 февраля, через несколько дней после возбуждения уголовного дела арестовывает и помещает тяжело больного человека в СИЗО г.Тверь, в основе своего решения аргументируя, что тяжело больной «преступник» неоднократно не являлся на допросы. Правда, не совсем понятно, как можно «неоднократно не являться с 3 по 7 февраля?

Надо отдать должное руководству УФСИНа по Тверской области, которое несмотря на давление со стороны «силовиков», смягчило условия пребывания Усова, переведя его в тюремную больницу в г. Торжок.

Причем здесь, вообще ФСБ? — спросите вы, ведь экономикой у нас занимается МВД. Да, но только не в случае с Усовым. Дело в том, что у УФСБ к нему старые счеты. Придя четыре года на предприятие, Усов уволил заместителя по безопасности, бывшего сотрудника УФСБ Волкова, формально за прогулы. На самом деле Волков был задержан при попытке выноса секретных материалов с предприятия. Усов занял принципиальную позицию, хотя был предупрежден руководством УФСБ по Тверской области, что он об этом еще пожалеет. Вот и настало время, когда сошлись интересы нескольких сторон в борьбе за устранение Усова.

Усов оказался за решеткой 7 февраля, а уже 8 февраля в Твери прошел суд, на котором решение следователя об аресте было закреплено решением суда, несмотря на попытку адвокатов доказать и суду и следствию, что их позиция идет в разрез с позицией президента и Единой России, которые внесли на рассмотрение в Думу законопроект, запрещающий арестовывать обвиняемого в экономических преступлениях в период следствия. А учитывая характер заболевания подследственного, это пренебрежение не только юридическими, но и общечеловеческими нормами.

Но следователь Антонов в своем желании выбить чистосердечные признания не останавливается не перед чем. Заметив, что после допросов через адвокатов ему были переданы жизненно необходимые лекарства на допросе в здании ФСБ, он их попросту изымает. Все заявления адвокатов о том, что Усов может жить, только с помощью лекарства и без них может умереть в любую минуту, что подтверждается подписями врачей, не принимаются во внимание. Складывается такое впечатление, что кто-то дал санкцию на его убийство.

Адвокаты, в числе которых известные правозащитники, говорят о том, что даже в их бурной адвокатской практике такого еще не было. Такое впечатление, что в некоторых структурах Тверской области полностью отсутствует такое понятие как законность.

Иначе как объяснить то, что суд не принимает никаких доводов защиты изменить меру пресечения для тяжело больного человека с ареста на подписку о невыезде, зато охотно верит откровенному вранью следователя Антонова и предоставленным им абсурдным документам. Так суд не принял во внимание выписки из болезней, подписанные врачами таких известных и уважаемых клиник, как Госпиталь имени Вишневского, больницы имени Пирогова, онкологического центра имени Блохина.

Их не убедил даже эпикриз, подписанный главным онкологом страны, доктором наук, академиком Давыдовым, который лично делал операцию Усову. Зато суд принял во внимание справку, представленную следователем Антоновым и подписанную фельдшером следственного изолятора при осмотре о том, что Усов здоров. «Операция у Усова ведь была в 2008 году, а сейчас уже 2010.», — цинично заявляет Антонов на суде. Можно подумать, что за два года у человека может заново вырасти желудок и другие органы. Похоже, Антонов не только не боится Бога, но и чувствует свою полную безнаказанность.

На суде, где рассматривалась мера пресечения в отношении Усова, в присутствии адвокатов и родственников, он демонстративно заявил, что забрал у подследственного лекарства, которые ему передал адвокат и будет это делать впредь, так как они иностранного производства, и санкции на их принятия у него нет. Следователь Антонов вообще пытается себя вести в лучших традициях 37-го года (странно, вроде  одни книжки читали в детстве, только герои у всех разные) – предлагает Усову освобождение в обмен на чистосердечное признание, пугает еще более жестокими мерами в случае несогласия. Для него все средства хороши, его не смущает, что его заявления часто носят абсурдный характер.

Так, Антонов заявил на суде, что Усов не является по повесткам следователя на допрос, хотя Усов физически не мог являться на допросы к Антонову, так как дело против него возбудили 3-го, а арестовали утром 7-го февраля. Но суд не обратил на это внимание, ведь это такая мелочь. Суд не смущали и более серьезные факты.

Когда защита на суде заявила, что само дело возбуждено с явными нарушениями, так как у следствия, исходя из представленных на суд материалов, не было для этого веских оснований, следователь Антонов ответил, что теперь у него есть дополнительные материалы, подтверждающие вину Усова. Но предоставить эти материалы Антонов отказался, ссылаясь на то, что не доверяет защите. «Но суду-то Вы доверяете? Вот суду и предоставьте документы.», — парировал адвокат. Но следователь Антонов отказался предоставлять, якобы имеющиеся у него документы, подтверждающие вину Усова и суду.

И после такого заявления суд поддерживает следствие. То есть суд расписывается в собственной несостоятельности. Суд не интересуют документы, он верит следователю на слово, только потому, что он следователь ФСБ.

Знающие люди с самого начала говорили, что в Твери искать правду невозможно, ведь никто в Твери против Тверского ФСБ не пойдет, все боятся. Но ведь есть Москва, есть закон, есть мнение общественности. Это история уже вызвала волну возмущения у общественности – это и известные общественные деятели и правозащитники, депутаты Госдумы, и врачи, и просто друзья. Всем понятно — надо добиваться рассмотрения дела в Москве, а по процедуре это 2-3 месяца. Хочется верить, что правда восторжествует, только доживет ли до этого Усов? А пока друзья, адвокаты и родственники Усова пишут письма Руководителю УФСБ РФ Бортникову А.В., Генеральному Прокурору РФ Чайке Ю.Я., а также открытое письмо Президенту РФ Медведеву Д.А.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире