17:18 , 05 октября 2017

Дмитрий Пушкарь: Борьба с гендерным разнообразием может закончиться «охотой на ведьм»

Главный уролог Министерства здравоохранения РФ Дмитрий Пушкарь рассказал Еврейскому деловому клубу SOLOMON.help о новом образе пациента, особенностях государственной и частной медицины и своем отношении к гендерному разнообразию.

Многие сегодня ругают частную медицину за недоступность, а государственную −  за ненадлежащее качество. Каково ваше мнение на этот счет?

Глубоко убеждён, что в такой стране, как Россия, государственная медицина должна быть высокого качества. Только при таких условиях развивается первоклассная частная медицина. По моему мнению, все, кто действительно болеет за дело, должен не  только осознавать это, но и поддерживать.

Нынешний рынок медицинских услуг сформировал новый тип пациента. С моей точки зрения, ему все равно, где он получает медицинскую помощь – в государственной или частной клинике. Главное – это качество услуг. Медицинское сообщество, в целом, заинтересовано, чтобы пациент стремился найти хорошего специалиста, так как это стимулирует развитие отрасли.

Мы  не должны бояться слова «частное». К примеру, французская система предусматривает частную практику непосредственно в стационаре, где работает специалист. Проработав много лет в этой стране, придерживаюсь схожей позиции. Считаю, что это очень правильный путь.  Между тем очень важно присутствие людей, которые достаточно квалифицированы для работы с  частными пациентами. К сожалению, далеко не все специалисты, которые трудятся в  государственной медицине, соответствуют должным требованиям

Для многих студентов медицинских вузов рынок частных услуг является приоритетным. Параллельно наблюдается значительный рост частной практики, которая остаётся недоступной для широких слоёв населения. Является ли это уже сформировавшийся особенностью российской системы здравоохранения?

Никакой особенности нет и не соглашусь, что наблюдается огромный рост числа частных медицинских учреждений. Количество увеличивается, но это является результатом того, что всё больше людей выходят на этот рынок. Более того, российская система здравоохранения уже давно сформировалась и дала пример очень многим странам. Например, Англия заимствовала наш опыт и отчасти −  Германия.

Между тем в России сейчас формируется новая система здравоохранения. Среди её особенностей можно выделить программу помощи пациентам с различными сложными заболеваниями. К примеру, в систему обязательного медицинского страхования (ОМС) включают дорогостоящие виды помощи, которые есть далеко не во всём мире, при этом пациентов лечат ведущие специалисты и коллективы страны. Всё это дополняется 323-м федеральным законом, который гласит, что каждый человек может проходить лечение там, где считает нужным.

В одном из недавних интервью, вы сказали, что нельзя сравнивать российскую и западные медицину. В то же время в урологии, например, наблюдается феномен, когда российские мужчины не готовы идти на приём и не верят, что врач способен им помочь. Насколько распространено такое недоверие к специалистам и  медицине в целом?

Во-первых, Россию нельзя сравнивать с другими странами по многим причинам. Взять хотя бы  территорию, у нас 11 часовых поясов, что не подлежит сравнению с одночасовой Францией или Швейцарией. Во-вторых, на поведение пациента сильно влияет уровень образования. Сегодня существует уже более 50 гендерных различий, и пациент, в  целом, стал другим. При этом та урология, которая была, с какими-то панибратскими отношениями, закончилась, а пациенты и врачи оказались не готовы к новым изменениям.

Кроме того, человек формируется на основе своего опыта. Определенное восприятие не появляется из ниоткуда. Если имели место неприятные случаи в поликлинике или где-то ещё, то пациент, естественно, будет долгое время придерживаться негативной точки зрения. Задача же медицинского сообщества – это превратить отрицательный опыт в  позитивный, и это единственно возможный конструктивный подход к проблеме.

В  целом же, нежелание идти к урологу не является российской особенностью. На  Западе люди так же, как и в России, не хотят идти к нам на прием. Все понимают, что это нестрашно, но обращаться за помощь все равно никто не хочет. В равной степени мало кто хочет идти к стоматологу, но без этого не обойтись.

На Западе говорят о приходе времен «постгендера». Как вы правильно заметили, число официальных «гендеров» переваливает за 50. В  России же до сих пор не принято говорить о сексуальном образовании, несмотря на  его положительный эффект для общества. Что вы думаете по этому поводу?

Важно спросить себя, какого человека мы стремимся создать? Хотим ли, чтобы нас окружали разные люди с индивидуальными проявлениями личности? Сегодня врачей-специалистов, не только урологов, в целом, должны волновать вопросы гендерного самоопределения. + Бывают случаи, когда приходит молодой человек и просит обращаться к нему в женском роде. Для меня это уже сигнал того, что человек находится на стадии выбора. Это может продолжаться, как один день, так и всю жизнь. Такому человеку обязательно нужно уделить особое внимание, если он  приходит на приём, и, безусловно, дать консультации по теме сексуального образования.

То  же самое нужно и молодому человеку, которые считает себя мужчиной и больше никем. Потому что у всех есть вопросы, и существуют характеристики внутренних гендерных проявлений: а) самопроявление, б) отношение с партнёрами, в) отношение в  обществе, и подобных характеристик очень много. Очень часто в одном человеке живёт несколько гендерных проявлений. Бороться с этим нельзя, потому что это неизбежно превратится в «охоту за ведьмами». С одной стороны, необходимо относиться толерантно, а с другой, − чутко и настороженно, потому что очень важно протянуть руку помощи всем тем, кто не определился внутри себя. При этом уролог этого делать не будет, поскольку не имеет должного образования. Этим должен заниматься психотерапевт, психиатр. Обращаю внимание, что такие пациенты, по сути, − здоровые люди, которые не могут сформулировать позицию и им необходимо сексуальное образование.

Между тем такая позиция очень современная и не совсем характерна для нашей страны. Она не родилась у нас и в большей мере является частью западной или даже азиатской цивилизации, когда вместе сосуществует белое и чёрное начала: Инь и Янь. В то же время для меня странно, что такие развитые страны, как Россия, США и Япония уделяют этому вопросу столько внимания. На мой взгляд, нужно уже раз и навсегда разобраться, потому что мы формируем нового человека.

В этой связи будет ли медицина усложняться?

«Большая» медицина будет усложняться до предела. «Простая» медицина, интернет-медицина — останется простой. Один из примеров — это нынешний огромный выбор препаратов в аптеке. В СССР всегда говорили о  самолечении. Однако цивилизованное самолечение лишь обеспечивает вам достойное качество жизни в отсутствии врачей и не более. Медицина же осталась и будет оставаться единственным оплотом настоящего сервиса, который не изменился за  последние 100 лет. Это очень важный факт, поскольку не изменившись, медицина сегодня базируется на современных технологиях, и мы наивно думаем, что они смогут заменить специалиста, но подобное не произойдёт.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

wowagera 05 октября 2017 | 19:23

Как -то невразумительно..

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире