egizaryan

Ашот Егиазарян

20 сентября 2012

F
20 сентября 2012

Думские бизнес-демоны

 

Есть такое понятие – «бизнес-ангел». Это частное лицо или компания, которые на свой страх и риск вкладывают средства в какой-либо инновационный стартап. К чему это я? А к тому, что развернувшееся на глазах всей страны позорное судилище над депутатом Госдумы Геннадием Гудковым, обвиненным в абсурдных преступлениях, за совершение которых по факту нужно осудить и изгнать из Госдумы две трети депутатов «партии власти», наглядно демонстрирует, что Думе окончательно победил самый махровый произвол. Произвол, при котором парламентарии, стали настоящими демонами, творцами и одновременно заложниками созданной ими же самими зловещей системы, основанной на правовом нигилизме и коррупции.

Власть информационно готовила это событие: всю прошлую неделю подконтрольные телевидение и пресса бомбардировали население «убойным» компроматом на Геннадия Гудкова, демонстрируя публике  его «бизнес». Могу авторитетно заявить, что бизнесом занимается порядка 80-90 процентов  думских парламентариев. При этом у большинства из них, уровень бизнеса не идет ни в какое сравнение с «бизнес-империей» Гудкова, руководство которой ему инкриминирует следствие. Просто взгляните на списки Forbes или «Финанс» и вы увидите там действующих депутатов Госдумы и сенаторов, а заодно и сможете оценить уровень бизнеса некоторых политиков.

Закон «О статусе депутата», на который ссылались представители Следственного комитета, Генпрокуратуры и комиссии Госдумы по этике, когда совершали расправу над Гудковым, не действует. Не действует потому, что он изначально не нацелен на ограничение предпринимательской активности думцев… Он лишь выступает орудием послушного Кремлю парламентского большинства, которое использует его для сведения счетов с немногочисленными по-настоящему оппозиционными депутатами, которые занимаются своей работой – отстаивают интересы своих избирателей.

Хочу отметить, что вместо попыток оболгать и выкинуть из Думы честных депутатов, нужно в корне менять политическую систему, и в первую очередь принципы выборов в нижнюю палату российского парламента. Какие бы новые жесткие законы не принимались – безответственный и не связанный со своим избирателем депутат все равно найдет способ его обойти. Я считаю, что необходимо кардинально оздоровить политический климат в стране, а это возможно только при возвращении к мажоритарной системе выборов в Госдуму. Только при этой системе депутат становится настоящим слугой народу и своим избирателям, а не игрушкой в руках партийных боссов и кремлевских политических менеджеров.

Вместе с тем, я совершенно не питаю иллюзий относительно того, что власть вдруг сама пойдет на такие кардинальные реформы. Только давление организованной и сплоченной оппозиции способно заставить правящую группировку пойти на изменение принципов формирования парламента. На мой взгляд, идущие выборы в Координационный совет оппозиции – это как раз начало процесса объединения всех участников протестного движения и рождение реального субъекта политического поля, с которым власть вынуждена будет разговаривать «на равных» по всем вопросам актуальной повестки.

Авторитет и сила КС объединенной оппозиции будет в том, что за Советом будут, во-первых, стоять реально честные и не сфальсифицированные выборы. А во-вторых, полученная легитимность должна быть преобразована в давление на власть на различных площадках. Именно в таком наступательном ключе можно заставить власть пойти на столь необходимые реформы, о которых я говорил выше.

События вокруг Геннадия Гудкова вновь заставили общество понять, что послушное думское большинство, по сути, не имеет легитимности и панически боится оппозиции, которая говорит людям правду и предлагает качественно реформировать политическую систему. Несмотря на то, что сейчас власть торжествует и упивается своей тактической победой, хочу отметить: рано или поздно, социально-экономические проблемы, усугубленные отсутствием политической гибкости приведут к тому, что Кремль просто вынужден будет пойти на реформирование и демократизацию системы. Однако я сильно сомневаюсь, что в новых реалиях найдется место для нынешней партии власти.

 

 

Большинство экспертов – политиков и политологов – сходятся в оценках нового состава правительства, называя его «коалиционным» и в целом консервативным. Из верных соратников президента Медведева в составе кабмина  всего 4 человека: Аркадий Дворкович,  Александр Коновалов, Николай Никифоров и Михаил Абызов. При этом говорить о каком-либо существенном влиянии данной команды на общую политику мне представляется опрометчивым. Полномочия Дворковича впечатляют, однако его фигура вполне может быть фасадом для некоей группы «теневых» функционеров и околовластных бизнесменов (к первым, без сомнения, относится Игорь Сечин, снижение истинного влияния которого при президенте Путине вряд ли стоит ожидать). Должность Абызова смотрится несколько парадоксально – министр по взаимоотношению с обществом (или с /Большим правительством, которое должно было по замыслу Медведева стать эдаким «обществом в миниатюре», но по факту представляет собой пустую говорильню, которая принесла выгоду от своего создания лишь самому Абызову). Остается Никифоров, о котором СМИ говорят как о подлинном инноваторе. Такой человек жизненно необходим России на данном этапе, однако вряд ли усилий 1 человека будет достаточно, чтобы вытащить Россию из «болота».

Радует уход Нургалиева: после демонстративного отказа Думы рассматривать вопрос о смещении экс-министра я бы не удивился, если бы власть демонстративно оставила его в кресле.  Однако разгоны граждан на улицах Москвы, продолжающийся  с начала мая вряд ли дадут повод к заблуждениям и излишним надеждам по отношению к новому главе МВД Колокольцеву.

Личность нового министра образования, признаюсь, сначала вызвала воодушевление и надежду, которая, впрочем, угасла после новостей о курсе на радикальное снижение доступности образования. Похоже, есть все основания полагать, что со сменой Фурсенко российская образовательная система ничего не выиграла.

В остальном же новые члены кабмина – большей частью сотрудники министерств, что, с одной стороны, позволяет говорить о «призыве «замов», а с другой – свидетельствует о полной преемственности политического курса, который это правительство будет претворять в жизнь. О той же преемственности говорит и факт назначения ушедших министров на посты в администрации президента. Система не готова меняться; властные элиты производят рокировки, перегруппировывается из кресел в кресла, в то время как демонстративные отлучения от госдолжностей являлись бы первым сигналом к грядущему обновлению системы и страны в целом.

Если же говорить в общем, подводя своеобразный итог, то состав нового правительства видится техническим, нереволюционным и не говорящим о каких-либо глобальных модернизационных рывках, реформах и преобразованиях. Лучшее подтверждение этому – вступление главы правительства в «Единую Россию»: политический курс, который Медведев еще не так давно называл «бронзовением» теперь носит статус почтенного консерватизма и, к сожалению, по-видимому, является той «дорожной картой», по которой власть уготовила развитие страны на ближайшие годы.

Похоже, 4 марта стало отправной точкой не только для грядущей волны политических репрессий, но и для очередного передела собственности в пользу «кремлевского клана». Группировка околовластных рейдеров почувствовала вновь свою силу и возможность безнаказанно творить любые притеснения, не считаясь с Законом.

По моему мнению, за возбуждением нового уголовного дела в отношении меня стоит Сулейман Керимов, он главный организатор и заказчик этого фарса. Исполнители его воли также хорошо известны, их фамилии уже стали достоянием общества в связи с печально известным «списком Магнитского». И цель у них одна – любыми средствами принудить меня отказаться от борьбы за свои права и узаконить рейдерский захват гостиницы «Москва».

21 февраля 2012

Сходили…

 

Комментируя состоявшуюся минувшим днем встречу представителей внесистемной оппозиции с покидающим свой пост президентом, хочется задаться лишь 2 вопросами. Почему по ее итогам мы не услышали главного – когда, как и в каком объеме будут удовлетворены требования резолюций митингов «За честные выборы» на Болотной площади и на проспекте Сахарова?! Почему приглашенные на встречу члены оргкомитета этих митингов не транслировали главе государства те пять простых и понятных требований, которые предъявили власти тысячи россиян в столице и по всей стране?

У меня на эти вопросы однозначных ответов нет, что, впрочем, не мешает констатировать главный результат встречи, а вернее – его полное отсутствие. В самом деле, нельзя же считать результатом создание рабочей группы по упрощенной регистрации партий во главе с чиновником, чье имя громко диссонирует со словосочетанием «честные выборы»! Да и не за этим, как мне представляется, шли на встречу с президентом представители внесистемной оппозиции. Им же подсунули очередную фальшивку, предложили поучаствовать в очередной серии политической разводки, снова сыграть с властью в наперстки, как и в случае вчерашней утренней аферы с приемом заявки на проведение митинга 5 марта.

Переговоры оппозиции с властью изначально были обречены на провал, рассчитывать на удовлетворение «хромой уткой» требований граждан, вышедших митинговать за честные выборы, было бы, по меньшей мере, наивно. Однако члены оргкомитета, на мой взгляд, не использовали основную возможность этой псевдовстречи – возможность ретранслировать требования  протестного движения через президента действующему премьеру – тому, от кого по факту и ждут переговоров и действий.

 

Второй день СМИ и экспертное сообщество говорят о готовящейся встрече президента Медведева с представителями оппозиции. Кто-то ликует: да, власть услышала голос Сахарова и Болотной. Другие более сдержаны в своих оценках, указывая на явные несостыковки.

Во-первых, совершенно не понятно, в каком качестве Медведев будет проводить эту встречу. Как уходящий президент, который ранее публично отказался от всяких претензий на участие в выборах, он вряд ли может что-то гарантировать. Отбросив лишние сантименты, можно констатировать, что встреча лидеров оппозиции, представляющих широкие народные массы, с не-президентом будет иметь меньше толка, чем, скажем, встреча с каким-либо чиновником московской мэрии при согласовании митинга или же с начальником одного из столичных УВД после массовых задержаний.

Как будущий премьер? Это представляется несколько преждевременным, учитывая, что в данный момент среди околовластных элит разгорается интрига – настоящая подковерная битва – отголоски которой уже слышны в СМИ и блогосфере. Ирония заключается в том, что сегодня премьерское кресло Медведеву не гарантировано: в верхах всерьез рассматривают вариант «уступки» протестующим, которая будет заключаться в назначении на должность премьера Алексея Кудрина (для Дмитрия Медведева, согласно этим планам могут учредить специальное место вице-премьера). Понятно, что де-факто – это никакая не уступка, а «развод», поскольку г-н Кудрин, являющийся не только профессиональным экономистом, но и давним другом Владимира Путина, никаким оппозиционером не является; кроме того, для учреждения поста вице-президента придется вносить изменения в Конституцию, на которые власть попросту не пойдет. С учетом этих данных, на сегодняшний день нет никаких гарантий того, что Дмитрий Медведев станет премьер-министром РФ; его позиции сейчас шатки, и окружение Путина вполне может второй раз принести его кандидатуру «в жертву», точно так же, как это было сделано осенью.

Кроме того, информация о готовящейся встрече вызывает и иные вопросы. Многие специалисты уже отметили странный состав ее участников, который поспешили анонсировать источники в Кремле. С одной стороны, к Медведеву приглашены лидеры никому не известных «Партии дела» и Российского общенародного союза, с другой – власть не хочет видеть на переговорах ни Михаила Касьянова (лидера РНДС, сопредседателя ПАРНАСа), ни Сергея Удальцова (лидера Левого фронта). Участие лидера Солидарности и другого сопредседателя ПАРНАСа Бориса Немцова также под вопросом (во всяком случае, вчера ему в приглашении отказывали, а сегодня, как сообщает РБК-daily – уже нет). Понятно, что власть не могла не пригласить на диалог Владимира Рыжкова, поскольку Европейский суд признал неправомерным решение об отказе в регистрации его партии, однако мотивы, которыми руководствовались при отборе остальных кандидатов, мягко говоря, «попахивают». Я лично склонен думать, что таким образом власть хочет внести очередной раскол в стан оппозиции, в очередной раз поделив ее на тех, с кем общаться «можно», а с кем – «нельзя». Нужно ли говорить о том, что никакой демократией, никакой демократизацией политического поля здесь и не пахнет? Очередная провокация властной группировки, попытка пустить пыль в глаза, сбить протестную активность накануне второго тура нелегитимных выборов нелегитимной власти (их первый тур состоялся 4 декабря). Почему бы тогда не отказаться от ограничения и не расширить встречу, пригласив на нее представителей оргкомитета Движения за честные выборы, собирающего десятки тысяч людей на акции протеста даже в 20-градусные морозы? Почему бы не пригласить на встречу Алексея Навального, чья борьба с коррупцией и чиновничьим беспределом находит широкий отклик в миллионах сердец, и который является самым популярным общественным деятелем среди лидеров оппозиции?

Безусловно, отказываться от встречи с Медведевым представителям оппозиции не стоит. Это нанесет удар по их имиджу, поскольку даст власти возможность в очередной раз затянуть старую песню о неконструктивности оппозиции. Однако и надеяться на то, что она явит собой какой-либо значимый прорыв, также не стоит. Участники встречи должны использовать ее лишь как трибуну, чтобы вновь заявить о своей единой, непоколебимой позиции: показать, что декоративные меры, меры косметического ремонта суверенной демократии уже исчерпали себя, что оппозиция не нуждается в подачках ценой очередного деления на парий и рукопожатных политиков, а требует уважения к гражданам России, их правам и свободам.

P.S.

Представляется, у Дмитрия Медведева еще есть время, чтобы вернуть себе уважение и поддержку россиян, вернуть, в первую очередь, для себя моральное право называться президентом России. Например, отправив правительство в отставку и официально признав фальсификацию результатов выборов 4 декабря. Подобные шаги сделают для торжества демократии гораздо больше, нежели организация ничего не значащей протокольной встречи, но… будут ли они сделаны? Вопрос пока еще открыт…

 

Впечатление от статьи премьера, опубликованной в начале недели в «Ведомостях» – сочинение, не имеющее ничего общего с действительностью. Либо эго автор не владеет реальной информацией о положении вещей в стране (что, согласитесь, выглядит странно), либо он совершенно сознательно закрывает на это положение глаза. Ибо иначе как объяснить то, что экономическая программа кандидата в президенты, который де-факто руководит Россией на протяжении 12 (!) лет, полностью оторвана от реальности. Ведь тех «точек роста», тех драйверов, призванных обеспечить  «поступательное развитие» российской экономики (хотя уместно ли тут вообще говорить об экономике, поскольку ее в стране де-факто нет: примитивный экспорт углеводородов – это никакая не экономика),  на которые предлагает опираться премьер в своей программе, сегодня в России просто не существует.

Вот лишь 2 примера:

Госкорпорации как способ преодоления технологического отставания. Госкорпорации изначально не ориентированы на конкурентоспособное созидание, они ориентированы на распил бюджетных денег, чем, по большей части, и успешно занимаются.  Ведь производят они в лучшем случае штучный неконкурентный неликвид (это отечественная авиа- и космическая промышленность, и ГЛОНАСС, который искусственно продавливают к использованию, используя экономические механизмы; непонятно, чем занимаются Ростехнологии и Объединенная судостроительная корпорация, построившая лишь танкер, исследовательское судно и ноль пассажирских судов), которое в лучшем случае покупает (запускает в проектную реализацию) государство. В худшем случае, освоенные средства в российскую экономику никогда уже не вернутся, осев в карманах госчиновников. Необходимо признать, что российские  госкорпорации в нынешнем виде это фиктивная точка роста, которая как бы есть номинально, но совершенно не «заточенная» на развитие экономики. Однако в своей статье премьер лишь констатирует, что те пока «…не стали даже устойчиво прибыльными», предлагая и в дальнейшем ориентироваться на их развитие в качестве флагманов инновационной экономики (лишь осторожно коснувшись темы приватизации части из них в будущем). Я, впрочем, сомневаюсь, что инновационные способы распила бюджета могут считаться двигателями экономического прогресса.

«Высокий уровень образования населения, огромное наследие фундаментальной науки, наличие инженерных школ, сохранившаяся во многих отраслях база опытного производства…» как инструменты построения новой российской экономики. Качество образования на нуле, уровень, да, высший, с ним, с высшим образованием в Дагестане, например, под 90% молодежи, в то же время выпускники ВУЗов выпускаются «в никуда», вне страны они, в массе своей не конкурентоспособны, система среднего технического и профессионального образования разрушена. Хотелось бы подробнее узнать о российских инженерных школах, а лучше о научных и о том насколько они конкурентоспособны… сколько их? Кто о них знает? А об «отечественной базе опытного производства» и об ее нынешнем состоянии красноречиво расскажут фото, которые выдает гугл по соответствующему запросу.

Впрочем, это все ньюансы, частности. Главное – в том, что сколь бы кто ни читал вдоль и поперек опубликованный материал, в нем нельзя найти конкретного ответа на вопрос: кто и на чем будет что-то производить в этой «новой» экономике.

1. Рабочих рук для экономики нет. Население вымирает. Соотношение рождаемости и смертности по-прежнему негативное, страна занимает 2 место в мире по потреблению героина, уровень профессиональной подготовки кадров чрезвычайно низкий, а в статье об этом, как водится, не сказано ни слова.

2. Износ основных производственных фондов в стране превышает 70 процентов, что, скорее, сулит России волну техногенных катастроф, а не «поступательный рост». Однако ни малейшего упоминания об этом также нет.

Именно поэтому, статья – очередная фикция, а не экономическая программа.

На сегодняшний день организационное ядро митингов «За честные выборы» де-факто расколото.
Пока на две части. На прошлой неделе одна часть организаторов митингов на Болотной и Сахарова учредила неполитическую «Лигу избирателей», а другая – «Гражданское движение», в которое помимо общественников вошли и представители политических организаций.

Сознательно или нет, но допуская дробление и без того раздробленного поля внесистемной оппозиции, организаторы митингов «За честные выборы» втягиваются в очередную «разводку»Путина, которая впрочем может сыграть злую шутку как с ее автором, так и с теми кто в ней участвует.

Суть этой «разводки» состоит в том, чтобы, используя националистов, не допустить дальнейшей консолидации протестного движения, расколоть, раздробить и дискредитировать его организационное ядро, а затем – громко заявить, что нет в их стане единства, в том числе нет и единого лидера, а поскольку его нет, то и говорить не о чем, «командовать парадом буду я».

Дивиденды Путина при таком сценарии очевидны: фиксация в массовом сознании тезиса о разброде в рядах оппозиции, а значит и безальтернативности премьера как кандидата в президенты.
Однако в данной ситуации есть один, хоть и не столь явный, риск. Путин не понимает главного: в случае стихийных разворотов, непредсказуемого развития ситуации, ему попросту не с кем будет разговаривать и договариваться. Толпа вышедших на улицу людей просто сметет эту власть и все.

В свою очередь, дезинтеграция организационного ядра протестного движения губительна для оппозиции, поскольку дезориентирует граждан, заставляя последних, разрываться и метаться между Лигой и Движением, не понимая, к кому они должны обращаться для выражения и реализации своих прав и интересов.
В конечном итоге, народ, доведенный властью до «точки кипения», но так и не разобравшись в оттенках оппозиционного лагеря, будет действовать неконвекционально, без оглядки на Лигу или Движение, а в этом случае, — зачем они вообще нужны?

Представителям организационного ядра протестного движения сегодня жизненно необходимо перестать заниматься личным пиаром и сформировать единую организационную форму, юридически оформленную, действующую постоянно и публично, предполагающую наличие «фракций» (название тут не главное).
Именно такой формат объединения ключевых представителей внесистемной оппозиции позволит им зафиксироваться в политическом поле и стать тем центром принятия и реализации решений, которых ждут граждане России и с которым власть будет вынуждена считаться. При этом Владимиру Путину ничего не останется, как поддержать ту организационную форму объединенной оппозиции, которая сможет гарантировать конструктивный диалог и исключить стихийное развитие событий (в противном случае, он попросту не сможет чувствовать себя в безопасности – не сейчас, так через полгода, год, полтора).

И власть, и оппозиция должны сегодня понять: консолидация оппозиции взаимовыгодна, а дезинтеграция – губительна для всех…
Череда событий, происшедших за последние пару недель – многочисленные нарушения на выборах в Госдуму, подтасовка их результатов и, как следствие, — протест десятков тысяч граждан как во многих городах России, так и за рубежом — позволяет с высокой долей вероятности спрогнозировать дальнейшие действия кандидата № 1 на президентский пост.

Сегодня Путин пытается сохранять уверенность, невозмутимость, называет оппозиционеров «бандерлогами» и всячески показывает, что считает свои действия единственно верными. Он считает, что протестные настроения подогреваются лидерами оппозиции — Немцовым, Навальным, Касьяновым, Рыжковым, и поэтому самый очевидный шаг, на который он может пойти – пытаться нейтрализовать оппозицию, «обезглавить» ее. Публикация «сливным бачком» Кремля аудиозаписей телефонных разговоров Бориса Немцова – один из способов, которыми этого планируется достигнуть.

В соответствии с этим планом, Россию ждет очередная и, пожалуй, самая массовая за всю историю страны фальсификация результатов президентских выборов. Но в этом случае 5 марта на улицы выдут не 100 тысяч человек, а миллионы. А теперь представьте: к миллионам протестующих граждан выходит условный гражданин «Н», которого они знают и поддерживают, говорит, что результаты всех выборов — как думских, так и президентских — отменяются, и провозглашает себя народным «президентом». Силовики и спецслужбы не пойдут на открытый и кровавый конфликт (поскольку в силовых структурах сидят самые слабые и трусливые люди), армия же с нынешним «министром обороны» вообще сама встанет на сторону протестующих. Международную поддержку действия оппозиции найдут и у всего Западного мира, как это уже было в ходе арабских революций. Каков будет в этом случае финал для Путина? Готов ли он разделить судьбу Каддафи или же все-таки предпочтет последовать примеру своего сирийского «коллеги», который уже выразил согласие подписать соглашение с оппозицией и ЛАГ?

Я не склонен недооценивать Путина и думаю, что подобный вариант он уже просчитывал. Единственный выход в сложившейся ситуации для него — обеспечить сохранность полученных за годы правления финансовых ресурсов и уйти под гарантии безопасности со стороны международных организаций и западных стран, сделать так, как поступил Салех в Йемене.

Именно поэтому сейчас Путину стоило бы начать трехсторонние переговоры с оппозицией при посредничестве США или Великобритании (которые бы однозначно согласились). Лидеры оппозиции дали бы ему гарантии о том, что в отношении его не будет никакого преследования и каких-либо судебных (и тем более, как это сложилось в нашей стране, внесудебных) санкций.

И медлить с этим шагом не стоит, чтобы не повторить судьбу Каддафи. Тому ведь тоже сначала предлагали решить ситуацию мирно: начать переговоры с оппозицией, принять помощь международных посредников, уйти, «сохранив лицо», но он не прислушался, не захотел прислушаться к этим предложениям. Путин не Каддафи, но ситуация в России сегодня развивается прямо по ливийскому сценарию. И в этой ситуации, на мой взгляд, было бы правильным собрать на переговоры лидеров оппозиции, с которыми можно разговаривать и договариваться, тех же Рыжкова и Касьянова, с которыми Путин работал. Это люди, которые говорят с ним на одном языке, и если обе стороны захотят, они смогут договориться.

Я верю, что оппозиция к этим переговорам готова, ей не нужна кровь и она не жаждет власти любыми средствами; мне также хочется верить, что этими же принципами руководствуется и российский премьер. Обеим сторонам необходимо сесть за стол переговоров и под гарантии международных посредников добиться ухода Путина в обмен на неприкосновенность и какой-либо почетный международный пост (к примеру, в МОК или ЮНЕСКО). Путин спокойно уйдет, околовластная группировка коррупционеров и бюджетных прихлебателей разбежится сама; в стране будут проведены повторные выборы в Госдуму, честные президентские выборы. Это будет означать безоговорочную победу демократических идеалов, победу гражданского общества, вот только…. готов ли к этому один человек, от желания которого сейчас во многом все и зависит?
Сегодняшний митинг «Единой России» и ее сторонников в центре столицы – пожалуй, самый неразумный ответ властей на события 10 декабря. Из-под палки на Манежную пригонят бюджетников и студентов (а возможно даже учеников старших классов и приезжих из стран бывшего СССР). Они и на выборы-то ходили под давлением, теперь вот придется и на митинг идти, партию власти «поддерживать».

Ситуация складывается безрадостная. Людям, которые вышли в субботу на митинг против фальсификации итогов выборов, открыто демонстрируют, что их требования не получат удовлетворения, поскольку есть другое мнение, по-настоящему правильное. Ведь сам пока-еще-глава государства заявил, что не согласен с лозунгами прошедшей акции, не согласен с тем, что России нужны свободные и честные выборы.

И человек, который был в субботу на митинге, видит, что сегодня митинговать придут проплаченные люди, и такой ответ на его протест человека злит. Злит, потому что это — настоящий плевок российский власти в лицо своих граждан. Власть говорит людям: ваши лозунги и требования абсурдны, ваши голоса никто не крал, и вообще – шли бы вы отсюда, провокаторы. Вы раскачиваете лодку, а настоящие патриоты с «Единой Россией» митингуют!

И это отношение оскорбляет человека еще и потому, что он, придя в субботу на Болотную, пришел туда по зову сердца, совести, своей гражданской позиции, а власть ему отвечает фикцией, собирая под своими знаменами зависимых или проплаченных людей, которые ни во что не верят. Это даже не пенсионеры-коммунисты, которые фанатично, порой бездумно и вопреки всему, но искренне верят в свое дело, а люди без убеждений, пришедшие по разнарядке. И человек понимает бессмысленность своего похода на Болотную, поскольку его требования не только проигнорировали, но и, вдобавок, демонстративно посмеялись над ними.

Для властной верхушки сейчас было бы самым разумным постараться заручиться поддержкой Запада, договориться о гарантиях безопасности и уйти в отставку, назначив новые выборы. Однако этого не будет: российская власть настолько привыкла лгать своим гражданам, что уже в принципе не способна (и не готова) верить никому. Единственное, на что она готова и что она настойчиво продолжает делать, — в очередной раз предлагает сыграть гражданам в наперстки, подобно шулеру с площади трех вокзалов.

Вот, вы пришли, заявляете о своей позиции, о своем несогласии, но мы – власть – тут не при делах; мы, конечно, попытаемся вас услышать и даже отдадим приказ проверить и разобраться, а пока… садитесь, сыграем еще разок-другой. И эта глухота власти к чаяниям народа, которая зиждется на мягкой перине из долларовых сбережений, покачивающейся на нефтяных запасах, эта самоуверенность и чувство вседозволенности, подпитываемые пронизавшей все и вся коррупцией и опирающиеся на силовые ведомства и «телефонное право» в судах, ведут всю Россию к масштабному кризису, шансов избежать которого с каждым днем и с каждым ухищрением властей становится все меньше и меньше.
В начале недели с телекомпанией CNN приключился забавный курьез. Рассказывая о событиях в России, журналисты CNN по ошибке сообщили, что Владимир Путин был освистан… на съезде «Единой России», якобы, из-за недовольства его решением вернуться на пост президента России.

В случившемся глупо подозревать какую-то провокацию, злонанамеренную подмену скандального инцидента после боя Федора Емельяненко на съезд «правящей партии», как об этом поспешили заявить представители отдельных провластных СМИ. Имела место банальная ошибка: не мудрено, что в официозе PR-мероприятий де-факто стартовавшей президентской кампании путаются даже сами журналисты. Тем не менее, ошибка эта родилась не на пустом месте. Ни для российских, ни для иностранных журналистов не секрет, насколько население страны устало от нынешней властной группировки, насколько оно жаждет перемен. Вот только эти усталость и желание, к сожалению, ничего не меняют, даже в преддверии выборов. Так уж в России повелось за последние годы: голосуй – не голосуй…

И в связи с этим мне вспоминаются стихи русского поэта Сергея Есенина, песню на которые когда-то исполнял Александр Малинин: «Мне осталась одна забава – пальцы в рот да веселый свист». Быть может, действительно: веселый свист – та последняя радость, которая сегодня осталась на долю россиян? Ведь всего остального – прав на достойную жизнь, счастливое, беззаботное детство и спокойную старость, да и всех остальных прав – их уже лишили…



И поэтому я призываю всех вас – свистите! Свистите вволю, от всего сердца, от всей души. Освистывайте эту власть, освистывайте ее представителей. Пусть они слышат свист со всех сторон, пусть свист их преследует их всюду: на улицах, на собраниях, митингах, концертах. Пусть единственным, что слышат чиновники, окологосударственные жулики, мошенники и воры, будет этот всепроникающий и все заглушающий пронзительный свист. Пусть он преследует их даже во сне, чтобы они просыпались в холодном поту, еще слыша его отзвуки в своих ушах.

Жулики и воры боятся народного свиста, это прекрасно показали события предыдущих дней, их жалкие попытки оправдаться. Они боятся его, как огня, как оборотень боится серебряной пули. Именно он проникает им глубоко под кожу, глубоко под черепную коробку, — в мозг, в самую душу; именно он срывает с жуликов и воров благодушные маски, казалось бы, намертво приросшие к их лицам, открывая ужасный, злобный и хищный оскал.

Так пусть этот народный свист заглушит поток славословий, который льется с телеэкранов и мониторов, со страниц газет и журналов, пусть он станет единственным, что действующая власть слышит от народа. Ведь коли власть нацелилась на массовую фальсификацию результатов декабрьских выборов, коли мнение граждан для власти с каждым днем значит все меньше и меньше, это – единственное, что простым людям остается.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире