Термин «профила́ктика» происходит от греческого слова prophylaktikos — предохранительный и подразумевает совокупность мероприятий по предупреждению нежелательных явлений, будь то заболевания, неполадки каких-либо устройств и т.п.

Сегодня разговор пойдёт о профилактике безосновательного возбуждения уголовных и отказа в их возбуждении при наличии признаков преступления.

С профилактикой такого рода не было бы проблем, если бы она заинтересовала государство. Но у меня нет уверенности в том, что ему эта профилактика интересна.

В Общественную приёмную двух региональных (Татарстан) организаций – газеты и Правозащитного центра за помощью обратился 81-летний пенсионер – Борис Ларионов.

Мнимая вина Бориса Васильевича заключается в том, что, уведомляя Паспортно-визовый центр Казани о прибытии в столицу гостеприимной Татарии иностранных граждан, он свою комнату им не сдавал.

На этом сомнительном основании замначальника отдела дознания Ново-Савиновского отдела полиции Казани Ирина Ермошкина возбудила уголовное дело, обвинив Ларионова в фиктивной регистрации иностранных граждан.

Госпожу Ермошкину не смутило, что обвиняемый не имел отношения к ПВС, которому только и дано право осуществлять миграционный учёт иностранцев.

Мировая судья Ирина Сухова, рассмотрев обвинение, не содержащее бесспорных доказательств, вину Ларионова всё же установила и выписала ему штраф за «фиктивную регистрацию».

А у меня – общественного защитника Ларионова есть сомнения в том, что апелляционная инстанция отменит обвинительный приговор, вынесенный в отсутствие события преступления…

К помощи Общественной приёмной прибегла также Анастасии Д., изнасилованная гражданином одной из южных республик М. О проблемах Анастасии приёмная уведомила Следственное Управление по Республике Татарстана.

К своему заявлению в Следственный Отдел по Советскому району Казани Анастасия приложила публикацию, содержащую описание истории изнасилования; рецепт врача-психотерапевта, а также рекомендации врача-невропатолога, пусть и косвенным образом, но доказывают причинение пострадавшей девушке психологической травмы.

Следователи оперативно разыскали М, однако он, сославшись на незнание русского языка, давать показания отказался, потребовав переводчика. Можно только догадываться, почему подозреваемый «забыл» русский, на котором он свободно общался с Анастасией…

М., скорее всего, осознает, что ему грозит в случае возбуждения уголовного производства. Поэтому, стремясь избежать ответственности, он постарается покинуть Россию…

Следователи возбуждать уголовное дело не стали, разъяснив пострадавшей, что закрыть границу для М. можно только по решению суда.

Но на самом деле выезд из России иностранному гражданину может быть ограничен и в случае его задержания по подозрению в преступлении (ст. 28 закона N 114-ФЗ «О порядке выезда из РФ…»).

И тогда Анастасия обратилась к прокурору Советского района Казани, попросив его пресечь возможную попытку М. выехать за пределы России. Реакция прокурора пока неизвестна.

В заключение один только вопрос: «Кто-то всё-таки ответит за моральный вред, который темпераментный южанин причинил Анастасии, если он при попустительстве следственных органов и прокуратуры всё же покинет РФ»?


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире