Вечер 13 апреля.

Вылетаю вечером 13 апреля в Астрахань вместе с одним из выпускников нашей школы. Артем учится на юриста, так что подготовился хорошо – взял с собой Конституцию, Кодекс об административных нарушениях, а еще гамак, на случай, если негде будет жить. Летели мы в очень приподнятом настроении. Уже в аэроэкспрессе по твиттеру начали находить людей, которые ехали туда же, куда и мы. Когда подошли к самолету, то там оказалось больше десяти человек с белыми ленточками и значками. Когда зашли в самолет, то народ начал просить поделиться значками. Когда приземлились, один из наших товарищей вскочил и голосом диктора Левитана сказал: «Друзья! Кто пойдет завтра на митинг? У Олега Шеина украли тридцать процентов голосов?» — и быстро провел политинформацию. Когда ехали из аэропорта, ребята быстренько сагитировали шофера, который обещал прийти на митинг. Потом мы с Артемом сагитировали второго таксиста. Он, правда, и так был вроде бы за нас, говорил, что по его мнению, процентов 70 голосовали за Шеина, обещал прийти на митинг, но говорил, что никто здесь ничему не верит. В гостинице администратор сказала — «Что-то сегодня много москвичей приехало». Я — «Так все на митинг, Шеина защищать». Она — «А это поможет?» Я— «Если астраханцы выйдут, то поможет». И вдруг она с огромным интересом спрашивает — «А в котором часу митинг?»

Это все наводит на мысли — печальные и не очень. Народ в Астрахани, действительно, необычайно пассивен, похоже, что их довели до ручки, и они уже ни на что не надеются. То, что администратор в гостинице очень заинтересовалась — это хороший знак. Но то, то она даже не знала, когда митинг — знак плохой. С другой стороны, я общалась с приятелями Артема, которые приехали сюда на белом автодоме. Автодом свой они поставили на улице Ленина прямо рядом с центром, и, когда мы приехали — около 9 вечера — то застали идиллическую картинку. Они вынесли столик на тротуар и сидели, попивали пиво. Там есть парень из Лермонтова, который участвовал там в голодовке, есть ребята из Волгограда, из Кисловодска. Вообще, тут далеко не одни москвичи, и это тоже очень радует. Какая-то пара едет из Сургута — надеюсь, что доедут. Про автоколонну из Москвы последнее, что известно, что они были около Тамбова, видимость нулевая, ехали со скоростью двадцать километров в час. Хороша бы я была, если бы решила ехать на машине.

Ребята из автодома сегодня целый день устраивали пикеты, раздавали ленточки, листовки, и они как раз настроены по-боевому. Они считают, что за день город сильно «побелел», что народ увидел, что можно делать и стал «развивать креатив» самостоятельно. Завтра эти ребята собираются с 7 часов утра занять площадь Кирова и начать там «отдыхать» — водить хороводы, греться на солнышке и так далее. Дело в том, что в 10 утра на этой площади свезут народ на путинг. Правда, говорят, что в прошлый раз те, кого привезли, остались на оппозицинное мероприятие. Белые ленточки расходятся, как горячие пирожки. В общем, все не понятно. Ребята из автодома считают, что человек 500, а может, и 1000 астраханцев придут. Это по нашим масштабам кажется совсем крошечной цифрой. Но с другой стороны, если на Сахарова было 100000, а в Москве около 15 миллионов, то получается чуть меньше одного процента населения. В Астрахани 500 тысяч. Один процент — 5 тысяч. То-есть, если бы вышли 5 тысяч, то здесь было бы как на Сахарова. Если придет тысяча, — ну, значит, как на Болотной. Но мне кажется, что унывать не надо. Город, конечно, сонный, вернее, замученный. Дома облезлые, улицы все в ямах, хотя видно, что город красивый, но доведенный до жуткого состояния. Но с другой стороны, если кто-то выйдет, значит, все было не зря. Как я понимаю, здесь преобладающее настроение — все равно ничего сделать нельзя. Вот это очень хотелось бы переломить.

День 14 апреля.

Одно из самых сильных сегодняшних впечатлений — разговор утром с таксистом, который вез нас из гостиницы в центр. Всю дорогу он кричал в полный голос, отвечая на вопрос о том, почему астраханцев так мало на митингах. Его основная идея — во-первых, здесь, в Астрахани, никто уже ни во что не верит, ни у кого никакой надежды, во власти все куплено. Мы пытались его убедить, что надо выйти на митинг и попытаться мирным путем давить, и тут он начал орать — надо поехать в Москву и порвать Путина. Только так все можно решить. Было, надо сказать, довольно страшно, потому что он очень громко кричал и был очень убедителен. Через несколько часов в Астраханском кремле очень интеллигентный дедушка, который там торгует книжками собственного сочинения, сказал нам — в Астрахани терпят до последнего, а потом поднимают мятеж… Ну да, Астрахань принимала Разина с восторгом и восставала против Петра первого. Что-то страшновато становится. Но посмотрим, сколько человек сегодня придет на митинг.

Пока что с утра мы были на путинге, куда свезли автобусами тысячи три, я думаю. Выносить это было довольно тяжело. Мы стояли и раздавали белые ленточки и листовки с приглашением на митинг в 5 часов. Некоторые просто молча не брали, некоторые брали, другие брали и бросали. Но это все, в общем, нормально. Но среди толпы, во-первых, ходили нашистские агитаторы, которые объясняли, что приехали из Москвы по просьбе астраханцев (!), чтобы защитить их от провокаторов, то бишь от нас. Ходили мордатые мужики, кричавшие, что Шеин жрет по ночам, и другие, тихо и интеллигентно объяснявшие, что он просто использует все шансы, чтобы попасть в Госдуму. Как только мирные люди брали листовки, то рядом оказывался комиссар, говоривший — «Ну зачем вам эта дрянь?» — или что-то в этом роде. Всем приехавшим на митинг выдавали красные и синие шарики. Естественно возникал вопрос, где белые, если уж делаем цвета триколора. Один человек подошел и спросил, почему нет белых, на что организатор митинга ответил — «Засунь белые шарики себе в жопу». Ребята, однако, решили не следовать этому дружескому совету и купили в магазине штук 50 белых шариков. А к красным и синим мы привязывали белые ленточки. На меня лично было два «нападения» — один нашист попытался вырвать у меня белые ленты, но я завизжала — «Помогите! Нашист проклятый» — он тут же убежал. Но меня стали ругать, что я сею панику. Потом, пока я раздавала листовки, к нам подошел милиционер, представившийся зам начальника УВД Астрахани, и стал проверять документы у меня и еще у нескольких человек. Но мы в автозак не пошли, попросили его представиться, ну и так далее. Он паспорта посмотрел и отошел. Неужели он думал, что мы приехали сюда без документов? Потом постепенно страсти стали накаляться. Во-первых, шел этот мерзостный путинг, где выкликали — «Есть здесь молодежь? Есть учителя? Есть врачи?» — ну ясно, кого свезли. Выступала многодетная мать, учительница и кто-то там еще, про то, что им понаехавшие провокаторы не нужны. Тем временем на мальчика из чувашской Солидарности, поднявшего связку с белыми шариками, накинулись какие-то морды, началась драчка. Кого-то облили кока-колой. В общем, было очень неприятно. Потом стало видно, как вокруг нас начали собираться дагестанцы. Сначала рядом с нами стояли очень милые кавказские мальчики школьного возраста и с любопытством на нас смотрели. Я дала одному белую ленточку и сказала, что это за честные выборы, но тут же подошел «комиссар», вырвал у него ленточку и бросил на землю. Я сказала мальчику, — «вот, смотри, как у вас защищают честные выборы». Потом стали подходить накачанные небритые парни в спортивных костюмах, которых подводил все тот же комиссар. Говорят, что это дагестанцы, которых усиленно натравливают на оппозицию. Тут стало довольно неприятно. Тем временем сказали, что Шеин выступает рядом с митингом. Мы пошли туда, а дагестанцы за нами. Потом, говорят, они ударили по лицу какую-то девочку, но к нам никто не приставал. У нас образовалась компания из нескольких человек, тоже связанных с нашей школой, плюс девушка Люба из Москвы, плюс учительница Лиза, которая героически одна приехала из Элисты, скрыв это от всех, даже от родных.

Мы ходили по городу, разговаривали с людьми, давали листовки и ленточки. Кого-то за листовки, говорят, забрали. Мое главное «ноу-хау» — повесила листовки в сортире в Макдональдсе. Они даже там некоторое время провисели. Самое трогательное впечатление — шел молодой длинноволосый папа с маленькой девочкой. Девочка несла белую розу. Папа остановился и привязал ей к стебельку белую ленточку. На улице ребята поют под гитару, на них белые ленточки. Белые ленточки привязаны на деревьях, на перилах. Но кто это сделал – приезжие или астраханцы? Сейчас площадь оцеплена милицией, пардон, полицией. Говорят, что в половину пятого оцепление снимут. А сейчас оно стоит для того, чтобы мы случайно не подложили бомбу, а потом не сказали, что это сделали власти. Охраняют нас, в общем.

В принципе настроение, конечно, возбужденное. . Но с другой стороны, очень грустно слышать от астраханцев, что все бесполезно. И еще — почему все наши политические вожди не пришли на нашистский митинг, а оставили там простых активистов? Конечно, им не хотелось связываться, но мне кажется, если бы Ксюша Собчак там появилась , то путинг бы сорвался, все бы пошли к ней за автографами.

Вообще, удивительное дело, сколько возможностей агитации мы упускаем. Множество людей, которых мы видим на улице, удивительным образом даже не подозревают, что к ним приехали Собчак и Навальный. Когда я попросила официантку, работающую в кафе прямо рядом со штабом голодающих, чтобы она поскорее принесла наш заказ, «Потому что Ксюша Собчак там уже цветы полицейским раздает» — ее чуть удар не хватил. «Как? Она приехала? Она здесь?» Мы сказали, что готовы еще ждать заказ, если она всем об этом расскажет и позовет в 5 часов на митинг.

Вечер 14 апреля.

Wow! Wow! WOW! Это был не просто кайф! Это был супер-дупер кайф! Не хуже всех автопробегов и белых колец. Главное, это было то, на что все надеялись, но не очень верили, что это произойдет. Полдня мы ходили по сонной жаркой Астрахани и в большинстве случаев слышали, что люди не придут на митинг, потому что считают это бесполезным. Что характерно, ни один человек не сказал, что он не придет, потому что он за Столярова. Артема тем временем уже увезли в кутузку – он читал полицейским Конституцию – тяжелое преступление. Навальный выложил очень смешную фотографию – стоит много ментов, а перед ними – «чтец». И вот, уже часов с четырех народ начал собираться у штаба на Советской улице — там, где люди голодают. Сначала было человек 200, причем в основном приезжие, и я слегка приуныла. Правда, играла музыка и народ всячески веселился. Когда поставили песню Васи Обломова с обращением к Дмитрию Анатольевичу, тут-то и вышла Собчак и стала петь live — народ плясал и пел. Потом появились Навальный с Шеиным, начались речи. Стало повеселее, но все равно как-то мало было людей. Потом появился Миронов, который произнес на удивление зажигательную речь. Проблема к этому моменту заключалась в том, что дорога на площадь была перекрыта. Вообще, Советская улица, на которой мы находились, была перекрыта с двух сторон. Тут перекрывают все очень интересно — с двух концов улицу закрыли, но вбок можно было уходить. Но вбок никто не хотел. Часть народа, включая и меня, двинулась к оцеплению. Бедные ментики взялись под ручки, их стали толкать, кричать им «Позор», но те не поддавались. Тут всех стали звать назад. Там уже оказалось каким-то образом ( очевидно, через не перекрытый проходной двор) народу больше — и ТУТ ПОЯВИЛИСЬ АСТРАХАНЦЫ! Сначала всего несколько человек, в том числе две совсем дряхлых бабушки, которые тоже попросили повязать им белые ленточки. Потом пришли еще. Белые ленточки все рвали из рук. Нашистки правда тоже тут вились — все те же, что с утра, но постепенно их вообще стало не видно. Тут мы все боковыми путями пошли на площадь, вернее, туда, куда можно было пройти. Когда пришли, то народу оказалась уже примерно тысяча. И вокруг меня практически все были астраханцы. Это было классно! Со мной рядом шла бабушка, утверждавшая, что она правнучка народовольца Кибальчича. Она с одной стороны говорила, что не зря все это происходит на Пасху, а с другой спрашивала, не думаю ли я , что Навальный похож на Ленина. Энтузиазм у нее бил ключом – она даже утром, по ее словам, уговаривала каких-то знакомых тоже идти на митинг.

После нескольких речей, речевок, скандирования — «Мы здесь власть» и, что особенно было приятно — «Мы здесь Астрахань», Навальный выдвинул гениальную идею. Он предложил мирно, соблюдая все приличия, закончить нашу «встречу с депутатами» и начать «прогулку с депутатами» в сторону мэрии. Тут же сообщили, что здание мэрии перекрыто. Тогда начали прогулку к Кремлю и набережной. И вот тут-то произошли чудесные вещи. Народу вдруг оказалось видимо-невидимо. Сначала казалось, что нас тысячи полторы, потом две, потом, когда вышли на площадь Ленина, то стало видно, что она вся покрыта народом. Какая-то тетенька звонила по телефону и говорила — «Вся Астрахань тут!». Настроение было отличное. Причем действительно было видно, что тут большая часть астраханцев. Конечно, были москвичи, и, кстати, далеко не только москвичи, но большинство составляли местные — старушки, девочки, жадно искавшие глазами Ксюшу, тетеньки средних лет, кричавшие, что Навальный— обалденный мужик, родители с маленькими детьми, и вообще, кого тут только не было! Утром, во время путинга было пасмурно и накрапывал дождик, а тут светило солнце, настроение было классное. Потом, правда, сказали, что в районе мэрии едросы забросали кого-то яйцами, началась потасовка и даже применили слезоточивый газ, но там, где была я, все было мирно, весело и симпатично. Проезжавшие машины гудели, из нескольких люди вылезали из размахивали руками. В общем, это было невероятно. Миронов объявил, что в понедельник Шеин летит в Москву, чтобы начать вместе с Чуровым просмотр видеозаписей. Все стали умолять Шеина прекратить голодовку, чтобы сохранить силы для Москвы — сегодня 31 день. Но он сказал, что пока не будет прекращать. Когда я уезжала в аэропорт, у меня было впечатление, что народ еще подходил. Что бы ни произошло дальше, но это было отлично! Да, и Артема по слухам выпустили. Он собирался потребовать, чтобы его вернули на площадь, но не знаю, удалось ли. Я бы на месте ментов с ним не связывалась.

Воскресенье 15 апреля.

Сегодня мне звонила Лиза из Элисты. Почти кричала от восторга о том, что мы с ней вчера были в центре мировых событий, и как она счастлива, что там была, и познакомилась с такими хорошими людьми. И, в общем-то, я совершенно с ней согласна. Бабушка — правнучка Кибальчича 767281 Маленькая часть астраханского шествия 767282 Навальный 767283 Победа будет за нами! 767284 Солидарность националисты и лимоновцы за честные выборы 767285


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире