Следующий выпуск «Уроков истории с Тамарой Эйдельман» — снова из цикла «История России ХХ века», и подзаголовок у него — «Ленин рвется к власти».

Я недавно рассказывала о Первой мировой войне деткам из младших классов, да еще и живущих в Америке. Большинство из них явно впервые услышали обо всех этих событиях. Но поэтому и восприятие было свежим. И вдруг одна девочка задает вопрос: «А почему, если эта война была такая ужасная, все солдаты не взяли и не ушли?»

И я подумала, а действительно, почему? Перед войной разные левые партии договаривались, что ни за что не будут поддерживать грядущее «столкновение империалистических держав», но потом, как только грянул выстрел в Сараеве, и все страны начали объявлять мобилизации, то всех захлестнула волна… Чего? Можно сказать — шовинизма, когда французы кричали «боши заплатят за все», немцы шли убивать «лягушатников», русские громили магазины хозяев с немецкими фамилиями. А можно сказать — желания защитить родину — напали же. И почти все левые, сидевшие в парламентах по всей Европе, голосовали за «военные кредиты», то есть выделяли деньги на войну, и поддерживали свое правительство.

А Ленин сидел в нейтральной Швейцарии и кропал статейки о том, что надо «превратить империалистическую войну в гражданскую» и желать поражения собственному правительству. И казался всем просто упертым радикалом. Почему казался? Он и был упертым радикалом…

Вот только прошли два с половиной года, все уже поняли, что «к Рождеству» домой не вернутся, а может быть, и вообще не вернутся. Уже знали, что такое газовая атака, понимали, что жуткие бронированные коробки называются танками, узнали, что такое окопная лихорадка. И в этой обстановке Ленин перестал казаться упертым радикалом, а стал восприниматься, как спаситель России, а может быть, и всего мира. Он ведь хочет остановить войну! Да ничего подобного, ничего он такого не хотел, он же открытым текстом написал: превратить империалистическую войну в гражданскую. Нееет! Он против войны! И землю крестьянам… И пошло-поехало, и гражданская война, и много всего другого.

Я все думаю — а неужели не было варианта, при котором Временное правительство в 1917 году взяло бы — и закончило войну. Сказало бы: нам наплевать на земли, занятые немцами, на обязательства перед союзниками. У нас, граждане, извините, революция произошла, у нас тут некто Ульянов прикатил из Швейцарии и хочет власть захватить. Нам не до того, чтобы воевать. И отвели бы все войска с линии фронта…

Да знаю я, знаю, что такого не бывает. Как отвести войска? В 1918 году Троцкий сказал «Ни мира ни войны, а армию распустить» — и думал, что если Россия не будет воевать, то и немецкие солдаты не пойдут в атаку — а они пошли как миленькие. Как никаких обязательств перед союзниками? Приличное правительство, приходя к власти, сохраняет верность прежним обязательствам — а как же иначе? Все они логично делали — и министры-капиталисты, и министры-социалисты… Только вот чем все кончилось-то? Тем что мало кому известный завсегдатай швейцарских кафе оказался во главе целой страны — и залил ее кровью — задолго до всякого ГУЛАГа.

Наверное, надо было вообще Первую мировую не начинать — тогда, может, и царя бы с царицей и детками не расстреляли, да и еще миллионы жизней сохранились бы, а империя эволюционировала бы потихоньку. Ну, а как ее не начать, если столько лет дипломаты работали, договоры заключали, военные соглашения прописывали…

Все было абсолютно логично и продумано. Но только в 1917 году получили то, что получили…

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире