Стоит только посмотреть на фотографию Амундсена, чтобы понять, что это не тот человек, с которым приятно было бы дружить или ходить друг к другу в гости.

3277065

Суровый и жесткий путешественник из семьи, где все были либо капитанами, либо владельцами кораблей, он был как будто создан для полярных путешествий — и вел себя соответственно. В детстве Амундсен читал об экспедициях английского капитана Джона Франклина, погибшего вместе со всей командой во время поисков Северо-Западного прохода в Арктике — и рассказы о страданиях, перенесенных моряками (, а там дело дошло до людоедства) не только не оттолкнули его, а наоборот — вызвали сильнейшее желание тоже пережить — и преодолеть! — нечто подобное.

Мать Амундсена мечтала, чтобы Руаль выбрал себе дело поспокойнее, и взяла с него слово, что он станет доктором. И он честно отправился учиться медицине, но, как только мать умерла, тут же все бросил и ушел в море. Ему был тогда 21 год.

А после этого практически вся жизнь Амундсена проходила или в экспедициях, или в подготовках к ним, или в рассказах о них. Три года он шел на яхте «Йоа» по тому самому Северо-Западному проходу из Атлантического в Тихий океан с экипажем из шести человек, где все перессорились друг с другом, болели, сходили с ума от тьмы и холода — но выдержали три зимовки во льдах. При этом можно было пройти и быстрее, но есть предположение, что Амундсен просто не хотел, чтобы его экспедиция оказалась такой короткой.

Желание принять участие в безумное гонке к Северному полюсу увлекало тогда многих путешественников, мечтал об этом и Амундсен, но когда понял, что уже два человека — Роберт Пири и Фредерик Кук — утверждают, что каждый из них был первым в заветной точке, он решил переключиться на другую цель. Так началась его Антарктическая экспедиция.

Когда речь идет о не менее безумной гонке к Южному полюсу, то все вспоминают прежде всего несчастного капитана Скотта и его погибшую экспедицию, Лоуренса Оатса, «настоящего джентльмена», ушедшего босиком в метель, чтобы не помешать остальным двигаться дальше, надпись на могиле Скотта «Бороться и искать, найти и не сдаваться». Но вообще-то, при всем моем сочувствии к погибшим британцам, не могу не заметить, что во многом это произошло потому, что Скотт просто хуже подготовился к путешествию, чем Амундсен.

У Амундсена как всегда все было продумано до мельчайших деталей. Он получил у Нансена потрясающий «Фрам», специально сконструированный для полярных экспедиций корабль, с дном, укрепленным, чтобы выдержать давление льдов. Он выбрал лучшее место для начала продвижения к полюсу, — на 96 километров ближе, чем Скотт, учел и использовал то, чему научился в предыдущих экспедициях у инуитов — как путешествовать на собаках (, а не на лошадях, как Скотт), как выживать в снегах, и — увы — как использовать собак не только для перевозки саней, но и как запас свежего мяса. По дороге собак постепенно убивали и ели, но таким образом спасались от цинги. И Амундсен еще ухитрился довольно долго скрывать от всех, куда он направляется, так что для Скотта полученное от Амундсена сообщение о начале экспедиции оказалось неприятным сюрпризом.

Про путешествие Амундсена к Южному полюсу невозможно рассказать так же романтично, как про путешествие Скотта, по одной причине — там не было никаких особых событий. Единственная неудача — первая попытка отправиться к полюсу после зимовки, проведенной в тщательной подготовке. При этом, когда 8 человек и 86 собак стали возвращаться обратно на базу, то Амундсен помчался вперед, не оглядываясь на своих спутников. Когда те — с большим трудом — все же добрались до базы, Амундсен еще и отчитал их за то, что они медленно двигались.

Ну, а затем был совершен второй рывок — всего пятеро людей и 52 собаки. Когда по дороге решено было забить 24 собаки, то Амундсен сам в этом не участвовал…, но зато приготовил своей команде отличный обед из свежего мяса. Ну да, извините, мне тоже все это совсем не нравится — но они подкрепились и пошли дальше, 14 декабря 1911 года добрались до Южного полюса и выкурили там сигары.

А дальше, после триумфального возвращения, Амундсен путешествовал, выступал по всему миру с лекциями, высказывал, естественно, свою печаль из-за гибели Скотта, но вряд ли по-настоящему горевал. Он снова отправлялся в путешествие в Арктику, зимовал во льдах, удочерил двух чукотских девочек, а потом, когда в очередной раз остался совсем без денег, отправил их к своему брату.

Потом он — как всегда устремленный в будущее — увлекся авиацией и в 1926 году на дирижабле «Норвегия» вместе с итальянцем Умберто Нобиле пролетел над Северным полюсом. В их команде было много полярников, в том числе Оскар Вистинг, ходивший с Амундсеном к Южному полюсу. Теперь они побывали еще и над Северным.

Так жил этот холодный, высокомерный, властный — но совершенно удивительный человек. На вопрос журналиста о том, не страшно ли ему в его экспедициях, он ответил: «О, если бы вам когда-нибудь довелось увидеть своими глазами, как там чудесно, в высоких широтах! Там я хотел бы умереть, только пусть смерть придет ко мне по-рыцарски, настигнет меня при выполнении великой миссии, быстро и без мучений».

Надо надеяться, что так и произошло. Во всяком случае 18 июня 1928 года Амундсен принимал участие в поиска своего бывшего друга Нобиле, с которым он уже успел поссориться. Итальянец опять отправился в полет на дирижабле «Италия» и потерпел крушение. Амундсен и еще пять человек вылетели на поиски Нобиле и не вернулись. Позже были найдены только поплавок и бензобак от самолета. Если летчики оказались в ледяной воде, то, наверное, смерть пришла к ним действительно по-рыцарски.

Через несколько дней экспедицию Нобиле обнаружили и спасли. Американская полярная станция на Южном полюсе называется Амундсен-Скотт. А в Кембридже перед полярным музеем имени Роберта Скотта стоит памятник собакам, участницам полярных экспедиций…

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире