27 марта 1953 года Ворошилов, занимавший в тот момент пост председателя Президиума Верховного совета СССР, подписал указ об амнистии.

«Это Клим Ворошилов И братишка Буденный Даровали свободу И их любит народ» — поется в песне, которую приписывают Высоцкому, хотя в основе ее лежит блатной фольклор…

Буденный попал в песню, потому что пропаганда связала их с Ворошиловым как пару тесно связанных между собой «героев». Да и Ворошилов, как верный сталинский пес, явно не думал о том, чтобы кого-то выпустить из лагерей.

А кто думал? Амнистия была произведена по инициативе Берии, занимавшего в тот момент пост министра внутренних дел, которому тогда подчинялась и госбезопасность.

В марте 1953 года Берия – один из самых влиятельных людей в стране – и он проводит амнистию.

Зачем? Ради популярности – как любая новая власть? Или ради того, чтобы запугать жителей страны? Такое мнение тоже существует, а параллельно с ним – рассказы о невероятном всплеске преступности после амнистии.

Здесь мы вступаем на зыбкую почву пропаганды и стереотипов.

Берия – кровавый сталинский палач. Безусловно. Был ли он виновен в большей части преступлений, совершенных в сталинскую эпоху? Конечно нет. Образ Берии, как «главного виноватого» сформировался после того, как по приказу Хрущева он был арестован и вскоре расстрелян. По всей стране прошли открытые партсобрания, где несколько часов читали письмо о преступлениях Берии.

О Берии в последние десятилетия писали много – и разное. Есть историки, которые доказывают, что он хотел после смерти Сталина провести свою «оттепель», — и даже распустить колхозы и поднять железный занавес.

Если бы не Хрущев победил Берию, а Берия Хрущева, то изучали бы мы сегодня «бериевскую оттепель», а о Хрущеве вспоминали как о человеке, жестоко управлявшем Украиной или изображавшем дурачка при Сталине.

Берия по горло в крови, как и все сталинское окружение. Вопрос только в том, что он собирался делать после смерти Сталина? Похоже, он прекрасно понимал, до чего Сталин довел страну. И видел, что система ГУЛАГа не справляется с потоком заключенных.

Поэтому вряд ли стоит приписывать Лаврентию Павловичу жуткие планы, связанные с амнистией. Точно так же, как еще надо будет разобраться с вопросом о пресловутой волне преступности. Вообще-то, под амнистию попали люди, получившие срок до пяти лет – по тем временам вообще ничтожный.

Вот статистика тех, кто освободился из Дальстроя: 14617 – осужденных за хищение личной собственности граждан. Воровство, например, кошелька. 10402 – за хищение социалистической собственности. Это те, кто колоски на поле подбирали, или что-то с завода выносили. Тоже вряд ли пошли сразу грабить и убивать. 326 – за изнасилования. Ясно, что далеко не каждый, кто сидит за изнасилование, выйдя на свободу, тут же кинется снова насиловать. 1047 – за разбой. Хорошо, вот эта тысяча могла быть общественно опасна. 485 воров-рецидивистов, 454 осужденных за незаконное хранение оружия ( например, за наградной пистолет, документы на который потеряны), 2673 – за хулиганство. Еще 855 – за «иные имущественные преступления», 2326 – за воинские, 1007 – за спекуляцию, 252 – за нарушение закона о паспортизации, 1745 – за должностные и хозяйственные преступления…

И кто же из этих людей стал наводить ужас и страх на жителей больших городов? И насколько мы вообще можем доверять обвинениям, предъявленным следователями? Насколько можем верить приговорам, вынесенным советскими судами? Насколько можем верить милицейской статистике, говорящей о росте тяжелых преступлений в 1953 году? Что, в те годы не фабриковали дела? Не «вешали» на задержанных нераскрытые преступления?

Прекрасный фильм «Холодное лето 53-го» показывает жутких вырвавшихся на свободу преступников. Наверное они были. Но что-то мне подсказывает, что большая часть тех, кто вышел по амнистии 1953 года, это люди, или вообще ничего не совершившие, или сидевшие за мелкие преступления.

Это я все к тому, что амнистия – это всегда хорошо. Даже если ее предлагает провести палач.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире