Задолго до того, как Анатолий Рыбаков в романе «Дети Арбата» вложил в уста Сталина слова «Нет человека — нет и проблемы», по этому принципу действовали люди в разных частях мира.

Афинский военачальник Алкивиад был непростым человеком, он часто вел себя вызывающе и всех раздражал. Но когда в Афинах установилась олигархическая диктатура Тридцати во главе с Критием, которую поддерживали спартанцы, то, как пишет Плутарх, «оставалась слабая надежда, что дела афинян не погибли окончательно, пока жив Алкивиад… »

Спартанцы по просьбе Крития отправили убийц к Алкивиаду. Те «не дерзнули» приблизиться к великому герою и у ночью подожгли его дом. Алкивиад сумел выбежать из здания и бросился с кинжалом на убийц. «Никто не посмел вступить с ним в рукопашный бой; став вдали, они забросали его копьями и стрелами».

Прошло много веков. В 1922 году Муссолини во главе фашистских отрядов совершил «поход на Рим», после которого король назначил его премьер-министром.

На следующий год избирательный закон изменили так, чтобы партия, которая получит больше всего голосов на выборах, получала в парламенте 66% мест. Выборы прошли при невероятном давлении и запугивании избирателей. Фашистская партия получила большинство.

30 мая 1924 года социалист и антифашист Джакомо Маттеотти выступил в палате депутатов и заявил, что «никто из итальянских избирателей не имел возможности на свободное волеизъявление». Он призвал парламент объявить выборы недействительными. Предложение об аннулировании результатов выборов поддержали только 57 депутатов, 285 проголосовали против, 42 воздержались.

Маттеотти сказал товарищам: «Я произнес свою речь, теперь готовьтесь выступить на моих похоронах».

10 июня 1924 года Маттеотти пешком пошел в парламент, но на набережной Тибра несколько человек затащили его в машину. Маттеотти так бурно сопротивлялся, что один из похитителей несколько раз ударил его ножом. Тело убитого нашли только в августе.

Убийство Маттеотти вызвало в Италии тяжелейший политический кризис.

В разных частях Италии прошли протесты, левые хотели объявить всеобщую забастовку, а антифашистские депутаты покинули парламент и потребовали отставки Муссолини.

Сам Муссолини позже говорил, что в этот момент несколько решительных людей могли бы лишить его власти. Но таких людей не нашлось. Всеобщей забастовки не произошло, король отказался отправлять Муссолини в отставку, а в 1926 году дуче ввел в стране чрезвычайное положение, и фашистская диктатура оформилась окончательно.

Маттеотти стал символом борьбы с фашистами. Его именем назывались подпольные отряды антифашистов, сегодня ему поставлены памятники, о нем сняты фильмы и написаны книги.

Не меньшим уважением окружено в Польше имя ксендза Ежи Попелушко, не боявшегося выступать против коммунистического правительства и поддерживавшего профсоюз «Солидарность». В 1984 году сотрудники госбезопасности остановили машину священника, бросили его в багажник и после нескольких часов избиений и издевательств, очевидно, еще живого, утопили в Висле, привязав к ногам тяжелый камень.

На похоронах Попелушки присутствовали более 250 тысяч человек. Ему тоже поставлены памятники. А камень, который привязали к его ногам, стоит в церкви в Риме, как часть мемориала, посвященного современным мученикам.

Можно приводить еще много примеров политических убийств, возмущения, которое они вызвали и наступавшего рано или поздно увековечения памяти погибших. Можно вспомнить слова Маттеотти: «Они могут убить меня, но не мои идеи».

Все это правильно, красиво, достойно. И все равно ощущаешь отчаяние, когда вспоминаешь: Большой Москворецкий мост, черный мешок, а в нем тело человека, который только что думал, дышал, боролся, надеялся. И никакие стихи, памятники, мемориалы не вернут ему жизнь. Наказание всех причастных к убийству безусловно должно совершиться. Но и это не вернет Бориса Немцова к жизни. И это ужасно. Но еще ужасне, если мы ничего не будем делать после его смерти.

МАРШ НЕМЦОВА. 29 ФЕВРАЛЯ. СБОР С 13.00 НА СТРАСТНОМ БУЛЬВАРЕ

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире