В дореволюционной России служба в армии считалась почетным занятием… Так думали дворяне, еще в XVIII веке добившиеся смягчения суровых решений Петра I и не отдававшие своих детей в солдаты.

А вот те сословия, из которых набирали солдат – прежде всего крестьяне и мещане – не воспринимали рекрутские наборы как почет. По рекрутам, уходившим в петровскую эпоху на всю жизнь, а позже на 25 лет, плакали как по покойникам. И, хотя рекрутов полагалось выбирать по жребию, но бывало, что помещик отправлял в армию неугодного крепостного, или сама община отделывалась от ненужного пьяницы.

Впрочем, бывало и так, что власть отправляла в армию – в ту самую, где так почетно было служить, — тех, кого хотела наказать.

Александр Полежаев был незаконным сыном помещика Струйского. Папаша поместил его в пансион при Московском университете, в 16 лет молодой человек поступил вольнослушателем на Словесное отделение. А в 1826 году Николаю I донесли, что есть студент, который написал поэму «Сашка», описывающую пьянство и разврат, царящие в Московском университете.

Царь вызвал к себе Полежаева и приказал читать вслух поэму.

Вот как описывал это Герцен:

«Волнение Полежаева было так сильно, что он не мог читать. Взгляд Николая неподвижно остановился на нем. Я знаю этот взгляд и ни одного не знаю, страшнее, безнадежнее этого серо-бесцветного, холодного, оловянного взгляда.
— Я не могу, — сказал Полежаев.
— Читай! — закричал высочайший фельдфебель. Этот крик воротил силу Полежаеву, он развернул тетрадь. «Никогда, — говорил он, — я не видывал «Сашку» так переписанного и на такой славной бумаге»,
Сначала ему было трудно читать, потом, одушевляясь более и более, он громко и живо дочитал поэму до конца. В местах особенно резких государь делал знак рукой министру. Министр закрывал глаза от ужаса».

Дальше Николай произнес несколько замечательных фраз. Услышав от министра, что поведение Полежаева «превосходнейшее», он сказал: «Этот отзыв тебя спас, но наказать тебя надобно для примера другим». Это означало, что молодого человека не отправят в Сибирь, но «я даю тебе военной службой средство очиститься».

Очищался Полежаев оставшиеся 12 лет своей жизни – на его письма с просьбой об увольнении со службы ответа не было, он бежал из полка, собираясь сам подать письмо государю, – был схвачен, в цепях возвращен в полк. Его должны были прогнать сквозь строй, но царь отменил наказание.

Полежаева отправили на Кавказ, где он дослужился до унтер-офицера. Все это время он много пил. Через несколько лет его перевели в Москву, где он и умер от чахотки в солдатской больнице.

Другой знаменитый мученик рекрутчины – Тарас Шевченко, был арестован, как участник украинского Кирилло-Мефодиевского общества и обвинен в том, что «сочинял стихи на малороссийском языке самого возмутительного содержания». В результате Шевченко, которому было уже 33 года, забрали в солдаты и отправили служить под Оренбург, запретив при этом писать и рисовать. Шевченко, поэт и художник, лишенный возможности самовыражения, прослужил десять лет – и только в 1857 году, когда власть в стране сменилась, его выпустили. Умер он в 1861 году. Все эти годы, конечно же, тоже много пил.

Вот так замечательно использовалась в нашей стране армия, где должен был служить цвет нации, сливки общества. Так и вспоминаешь работу Валентина Серова, где изображены кавалеристы, атакующие демонстрацию. Она называется «Солдатушки, бравы ребятушки, где же ваша слава?»

А теперь в квартиру к сотруднику Фонда борьбы с коррупцией Руслану Шаведдинову, взломав дверь, врываются силовики, увозят его в неизвестном направлении, и, не дожидаясь следующего призыва забирают в армию. Сейчас появились сведения, что Руслана увезли на Новую Землю. Оренбургская служба Шевченко кажется просто отпуском…

Мысль о том, что Руслан будет служить намного меньше, чем Полежаев или Шевченко, немного успокаивает. Как и то, что он будет пользоваться поддержкой множества друзей, а благодаря новым средствам связи мы все сможем следить за его судьбой.

Но какое же это скотство.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире