В Средние века университеты были независимыми корпорациями, и одной из важных привилегий у них был университетский суд.

Жителям университетских городов это не всегда нравилось – студенты могли вести себя… ну, как ведут себя студенты во все столетия, а призвать их к порядку было практически невозможно. Одному такому столкновению Towns and Gowns (городов и мантий) обязан своим возникновением Кембриджский университет. В 1209 году в Оксфорде городские власти обвинили двух студентов в убийстве женщины и не передали их университету, а сами повесили. Это вызвало такое возмущение, что многие преподаватели и студенты ушли из Оксфорда и основали новое учебное заведение в Кембридже.

Кстати, университетский суд не всегда был мягким. В Гейдельберге у университета была своя тюрьма – правда, сидевших там студентов каждый день водили на лекции – наказание наказанием, а прогуливать нельзя. В Кембридже университет отвечал даже за порядок в городе. Это продолжалось до конца XIX века, когда полиция арестовала 12 женщин по обвинению в проституции, а потом выяснилось, что они просто шли по улице без сопровождения мужчин. Весьма консервативные университетские власти считали это преступлением. Только после разразившегося скандала за порядком в Кембридже стала следить городская полиция.

В России университеты тоже обладали автономией – в какие-то времена, например, при Александре I и Александре II – большей, а вот Николай I, или, вернее, его министр просвещения граф Уваров, — вкладывал в высшее образование большие деньги, поощрял профессоров… но зато поставил университеты под жесткий контроль государства.

А еще бывало, что преподаватели заступались за студентов. Осенью 1861 года в Санкт-Петербургском университете произошли студенческие волнения. До введения нового университетского устава оставалось еще несколько лет, а студенты, уже почуявшие ветер приближавшихся реформ, хотели больше свободы. Выступления подавляли солдаты, жандармы, даже пожарные. Занятия начались с опозданием, но многие студенты отказывались посещать лекции. Университет был временно закрыт и больше половины студентов арестовали и уволили из университета. Некоторых выслали из столицы под надзор полиции.

После этого несколько профессоров взяли и уволились. Они наверняка слышали то, что всегда в таких случаях говорят – что их присутствие в университете важнее их отсутствия, что надо пытаться сохранить хоть что-то, если нельзя добиться больших перемен, то стоит бороться за малые… Но бывает, что просто стыдно оставаться.

Уволился известный историк и публицист Михаил Стасюлевич, знаменитый историк, один из основателей государственной школы в исторической науке Константин Кавелин, литературовед и этнограф Александр Пыпин, правовед и в будущем знаменитый адвокат Владимир Спасович, юрист и журналист Борис Утин, позже их примеру последовал еще один выдающийся историк – Николай Костомаров.

А в начале 1900 года, когда во многих городах в разгаре были студенческие волнения, в Московском университете произошла сходка, где обсуждали, как присоединиться к забастовке. Полиция потребовала от ректора, медика Дмитрия Николаевича Зернова предоставить список участников сходки. А он отказался. Зернова сняли с поста ректора, он остался в университете просто преподавателем. Тоже наверняка ведь ему говорили, как много пользы он мог бы принести, сидя в ректорском кабинете.

Когда ректор МГУ Садовничий говорит, что рассчитывает на справедливое решение суда по делу Азата Мифтахова, а ректор Вышки Ярослав Кузьминов заявляет, что вуз, конечно, окажет поддержку Егору Жукову, попавшему в тяжелую ситуацию, но призывает не делать из него «символической фигуры», то, в общем-то, ничего принципиально нового мы не узнаем. Но во рту почему-то появляется ужасно неприятный привкус.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире