13:22 , 05 ноября 2019

Дмитрию Киселеву, считающему, что от гуманитариев один вред, посвящается…

В этом тексте ничего не будет о российских гуманитариях – ни об Александре Блоке, учившемся на историко-филологическом факультете Петербургского университета, ни о Евгении Тарле или Дмитрии Лихачеве, ни о тысячах людей, выбравших гуманитарное образование не только из любви к истории, литературе, философии, но и потому, что гуманитарные науки развивают человеческую душу. Здесь вообще речь будет не о России, а о Парагвае.

В 1811 году вице-королевство Рио-де-ла-Плата объявило о независимости от Испании, в 1813 году от этих земель отделилась республика Парагвай. Ее консулом, потом временным диктатором, потом просто диктатором, а потом Верховным диктатором стал Хосе Гаспар Родригес-де-Франсия, управлявший Парагваем до своей смерти в 1840 году.

За годы правления Франсия успел многое. Он арестовал политических противников – одних расстрелял, других сослал. Городское самоуправление упразднил и все города поставил под жесткий контроль государства.

Франсия резко ограничил влияние церкви и конфисковал церковные земли. Большая часть конфискованных земель была отдана крестьянам в аренду на выгодных условиях. Правда, государство решало, что будут производить крестьяне и ремесленники, определяло размеры их производительности, а за дурное качество – наказывало.

В страну был запрещен ввоз иностранных товаров (в том числе книг и газет) – и это способствовало подъему национальной торговли, правда, только внутри страны, так как Парагвай находился почти в полной изоляции. Въезд в страну ограничивался, а уж выезд — тем более.

А еще он запретил издание газет, создал библиотеку, где хранились только книги, изданные в Парагвае. И наконец, — тадаммм! – этот поклонник философов Просвещения вообще отменил высшее образование. А вот начальное зато сделал обязательным – и вскоре в стране все дети умели читать и писать. Ясно, что читали они книги, изданные в Парагвае.

До сегодняшнего дня многие восхищаются Франсией, наделившим крестьян землей и победившим олигархов. Его называют «отцом парагвайской нации». Против, конечно, выступают вредные гуманитарии. Парагвайский писатель Аугусто Роа Бастос написал о диктаторе роман «Я, верховный», где показал его не в самом приглядном свете. Франсия стал одним из прототипов героя романа Габриэля Гарсиа Маркеса «Осень Патриарха». В финале книги звучат знаменитые слова:

«И он умер так, как сказала смерть, умер тогда, когда меньше всего хотел этого, когда после стольких лет бесплодных иллюзий и самообмана стал догадываться, что люди не живут, а существуют, черт подери, что самой долгой и деятельной жизни хватает лишь на то, чтобы научиться жить -— в самом конце! Он умер, когда постиг свой итог: поверив некогда, в начале пути, что не способен любить, о чем будто бы свидетельствовали гладкие, лишенные линий ладони его рук и карты гадалок, он попытался заменить плотскую любовь любовью к власти, пестуя в своей душе демона властолюбия, отдав этому демону все; он стал добровольной жертвой и всю жизнь горел на медленном огне чудовищного жертвенника; он вскормил себя обманом и преступлениями, возрос на жестокости и бесчестии, подавил в себе свою неуемную жадность и врожденную трусость ради того, чтобы до самого конца света удержать в намертво стиснутом кулаке свой стеклянный шарик, не понимая, что жажда власти порождает лишь неутолимую жажду власти, не понимая, что насытиться властью невозможно не только до конца нашего света, но и до конца всех иных миров, мой генерал!»

Да, еще кое-что – сегодня Парагвай занимает по одним подсчетам 93, а по некоторым 98 место в мире по ВВП на душу населения. За чертой бедности живут около четверти населения страны.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире