26 апреля исполняется 33 года с момента крупнейшей в истории человечества техногенной катастрофы – взрыва на Чернобыльской АЭС в Советском Союзе. Крупные ядерные аварии случались и раньше – в СССР, Великобритании, США. Но большой атомный реактор до 1986 года нигде в мире не взрывался. В те времена атомная промышленность утверждала, что гражданские АЭС настолько безопасны, что их «можно строить на Красной площади». Впрочем, похожие тезисы звучат и сегодня.

 

В результате взрыва в Чернобыле радиоактивное загрязнение распространилось по всей планете, общая площадь загрязненных территорий составила около 200 тысяч кв км. Примерно четверть этих территорий – в России. Лишь около 40% чернобыльской радиации «осталось» в СССР, еще 60% выпало с осадками в Европе, Африке и Северной Америке.

 

Советские власти отчаянно пытались скрыть информацию об аварии не только от Запада, но и от собственных граждан. Для советского правительства здоровье собственных людей оказалось менее важным, чем, например, первомайская демонстрация в Киеве. Накануне шествия о радиоактивных осадках решили не сообщать.

 

Впрочем, скрыть аварию такого масштаба вряд ли было возможно. Информация довольно быстро распространилась на Западе, а в СССР она в любом случае расходилась через ликвидаторов, общее количество которых превысило 600 тысяч человек. Многие из них не дожили до наших дней. По оценке Алексея Яблокова, одного из крупнейших мировых ученых, исследовавших последствия аварии, количество пострадавших от Чернобыля превысило миллион человек.

 

Реакторы чернобыльского типа были закрыты везде, кроме России, еще до истечения официального срока эксплуатации. И лишь у нас они продолжают работать. Совсем недавно такой реактор был впервые выведен из эксплуатации на Ленинградской АЭС. Чернобыль не стал поворотным моментом в развитии России, однако он стал таковым для многих стран на Западе. Катастрофа 1986 года дала толчок не только к переосмыслению опасности от гражданской атомной энергетики, но и к поиску альтернатив. Когда в 2011 году произошла вторая крупнейшая авария на гражданской АЭС  — в Японии, это лишь подстегнуло те процессы, которые спровоцировал Чернобыль.

 

Сегодня те страны, которые были пионерами развития «мирного атома», имеют стремительно стареющий флот атомных станций и почти не строят новых АЭС на замену. Ряд стран и вовсе отказались от атомной энергетики. Наиболее яркий пример – Германия, где закон об отказе от атомной энергии был принят на рубеже 21 века, когда АЭС обеспечивали около трети всей энергии. Сегодня примерно столько же энергии вырабатывается за счет возобновляемых источников, а последний реактор закроют в 2021 году. Одна из крупнейших экономик мира наглядно демонстрирует, что ничего невозможного в отказе от атомной энергии нет. Франция, где почти 80% электроэнергии вырабатывается на АЭС, обсуждает новую энергетическую политику, в рамках которой к середине века реакторы уже не понадобятся. В США старые реакторы постепенно закрывают, а новые энергетические мощности, в основном, на возобновляемых источниках. И таких примеров немало.

 

На протяжении длительного времени доля атомной энергии в мировом энергобалансе снижается, сейчас она близка к 4%. Причины относятся скорее к экономике, чем к политике. Атомные станции обходятся слишком дорого для государственного бюджета, частные инвесторы ими не интересуются. Хорошо станции строятся только там, где авторитарные режимы контролируют государственный бюджет, а экономическая оценка играет ограниченную роль. АЭС уязвимы к природным катаклизмам, количество которых в эпоху изменения климата будет только увеличиваться. Даже если удастся избежать аварий, то от убытков тут никуда не уйти. Кроме того, не существует проверенных технологий изоляции ядерных отходов на тысячи лет, а население не хочет жить рядом с хранилищами. Протесты также приносят убытки.

 

Большинство атомных станций в России – очень старые, часть их них – чернобыльского типа. Могут ли в принципе соответствовать современным нормам безопасности энергоблоки, которые были спроектированы даже не до Фукусимы, а до Чернобыля? Самым красноречивым ответом будет собственная деятельность «Росатома», который мог бы строить, например, более дешевые блоки чернобыльского типа или ВВЭР первого поколения, но почему-то строит другие, в несколько раз более дорогие. И, как говорят, более безопасные.

 

«Росатом» активно работает на международном рынке, где его портфель иностранных заказов, по официальным данным, превышает 130 млрд долл и включает в себя 36 новых атомных реакторов. Правда, в стадии активного строительства находится менее десятка энергоблоков, но это не мешает делать громкие заявления. Причина такой популярности русских атомных технологий проста – деньги российского бюджета. В большинстве случаев, до 90% стоимости строительства оплачивается за счет российского государства. К настоящему моменту объем уже выделенных или находящихся в стадии оформления кредитов на АЭС за рубежом составляет около 90 млрд долл. Часть этих средств берут, например, из Фонда национального благосостояния, относящегося к системе пенсионного обеспечения россиян. 

 

Заказчиками российских АЭС являются, в основном, развивающиеся небогатые страны. В это время развитые страны гигантскими темпами наращивают объемы возобновляемой энергетики. Мы не просто живем в тени Чернобыля, мы растим и экспортируем эту тень за собственные деньги. Оставляя потомкам разбираться с долгами и ядерными отходами. Чем дольше Россия будет делать ставку на технологии прошлого века, тем выше в будущем окажется плата за технологическую и экономическую отсталость.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире