Сегодня исполняется восемь лет со дня ядерной катастрофы на японской АЭС Фукусима Дайичи. Она стала второй по масштабам после Чернобыля и наглядно продемонстрировала, что большие аварии возможны даже в такой высокотехнологичной стране, как Япония. Радиоактивный выброс достиг берегов Северной Америки, а в самой Японии площадь радиоактивно загрязненных земель составила около 100 тысяч кв. км. Из зоны загрязнения было эвакуировано около 160 тысяч человек, а ущерб составил более $650 млрд.

Ряд стран, как Германия или Швейцария, решили отказаться от атомной энергетики после катастрофы на АЭС Фукусима Дайичи. Но не российские власти. Госкорпорация «Росатом», которая подчиняется напрямую президенту Владимиру Путину, стремится к тому, чтобы заключить как можно больше контрактов на строительство АЭС по всему миру. И это не столько бизнес, сколько вопрос политического влияния и создания зависимости от российских поставок в развивающихся странах. Иначе почему за АЭС платят россияне, а не страны, которые их заказывают? Давайте разберемся, сколько стоит это политическое влияние и сколько реакторов на самом деле строит Росатом в других странах.

Накануне восьмой годовщины аварии на АЭС Фукусима Дайичи, российская экологическая группа «Экозащита!» опубликовала результаты независимого исследования об экспорте АЭС российского дизайна. На протяжении прошлого года Росатом неоднократно заявлял о том, что российские атомщики строят 36 новых реакторов в других странах, а объем т.н. «портфеля иностранных заказов» превышает $130 млрд. Однако, согласно исследованию «Экозащиты», в начале 2019 года во всем мире в стадии активного строительства было лишь 7 российских реакторов. Это один блок в Турции, по два в Бангладеш, Белоруссии и Индии. Общая стоимость этих реакторов составляет около $36 млрд. На остальных объектах строительство непосредственно реакторов не ведется, а в отношении ряда проектов даже не подписаны контракты.

Российские власти продолжают активно использовать государственные кредиты для стимулирования строительства новых реакторов за рубежом. Объем кредитных и иных средств для новых АЭС за границей – исходя из официально заявленных оценок – составляет около $90 млрд. В большинстве случаев ставка по государственным кредитам находится в пределах 3%, что значительно выгоднее, чем у коммерческих банков. Согласно исследованию «Экозащиты», движущей силой в проектах Росатома является дешевое государственное кредитование, иначе подавляющее количество проектов не имело бы шансов на реализацию.

В 2018 году с карты осуществляемых проектов Росатома исчезла Иордания. Одной из причин отказа от АЭС стала перспектива удорожания проекта вследствие необходимости привлекать капитал из частных банков. Ранее от проектов Росатома также отказывались Вьетнам и ЮАР. В Китае последние контракты Росатома включают в себя весьма ограниченное участие в новых проектах. Попытки привлекать дополнительное финансирование, как например в Турции, пока терпят неудачу. В этих условиях российские власти могут использовать средства Фонда национального благосостояния, входящего в систему пенсионного обеспечения. Ранее средства фонда направлялись на проект АЭС в Финляндии, где строительство еще не началось и уже задерживается на 4 года.

«Вместо широко разрекламированных валютных поступлений от строительства АЭС за рубежом наша страна, наоборот, сама платит за многие проекты. В том числе в виде предоставления другим странам ультрадешевых кредитов по ставкам, о которых наши собственные граждане и предприниматели могут только мечтать», – пишет Владимир Милов, бывший замминистра энергетики РФ, во вступлении к докладу «Экозащиты».

Около $90 миллиардов, выделяемых Россией на иностранные АЭС - фантастическая сумма, абсолютный рекорд в российской истории. Чаще всего российские кредиты нужны тем клиентам Росатома, которые бедны и не могут самостоятельно привлечь крупные средства. Вернутся ли эти деньги обратно в бюджет? Крайне сомнительно.

Активное строительство идет лишь в отношении 7 из 36 реакторов, о возведении которых заявляется. Это лучше всего иллюстрирует склонность Росатома к преувеличениям. В данном случае – к завышению цифры строящихся реакторов в пять раз. По некоторым объектам есть задержки на несколько лет, что дополнительно повысит их стоимость — эти задержки оплатят российские налогоплательщики. 

Атомная энергетика остается слишком дорогой, а ее необходимость под вопросом из-за быстро развивающихся во всем мире альтернатив. С момента фукусимской аварии АЭС не стали безопаснее и все так же производят ядерные отходы, которые будут оставаться опасными многие тысячи лет. 

Российскому обществу нужна честная и открытая дискуссия о том, нужно ли оплачивать за счет государства проекты АЭС в разных странах. В то время, когда врачи и учителя в России получают насколько низкую зарплату, что на нее невозможно прожить. Когда вместо того, чтобы пенсии были бы достойными — оплачиваются мега-проекты в тех странах, которые никогда не смогут выплатить российские кредиты. И это уже не говоря о том, что безопасных атомных реакторов не существует, а значит любой проект Росатома может однажды стать новой Фукусимой.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире