Со вчерашнего вечера российские СМИ перепечатывают эксклюзив
Financial Times
о том, что Еврокомиссия заблокировала сделку по строительству двух российских
реакторов в Венгрии. Сегодня ЕК 
подтвердила эти данные на брифинге. Решение безусловно болезненное для обеих
сторон, вовлеченных в проект стоимостью 12 млрд евро. Около 10 млрд евро из них
должны были поступить в виде кредита из российского бюджета.

Российские комментаторы говорят о продолжении санкций ЕС по
отношению к России, хотя никаких санкций против самого «Росатома» до сих пор
никто не вводил. Давайте разберемся в том, что на самом деле стоит за решением
Европейской Комиссии.



Правила в Европейском Союзе четко регламентируют процесс
принятия решений о подобных проектах. Такие решения принимаются только на 
основе результатов открытого конкурса, которого в данном случае не было. Это
никакой не секрет и критики этой сделки в Европе еще год назад говорили о том, что
у Венгрии будут проблемы с осуществлением проекта. Расследование в отношении соответствия
правилам конкуренции в настоящий момент осуществляется антимонопольным
ведомством ЕС и его заключение еще не опубликовано.



Формально, решение Европейской Комиссии основано на 
заключении агентства Евратом, которое оспорило договор Венгрии с «Росатомом» в 
отношении эксклюзивного права поставок топлива на венгерскую АЭС. Одобрение
Евратома – необходимая часть оформления сделки.  



Помимо всего прочего, в Европе действует свод правил,
требующих диверсификации источников энергоносителей. Венгрия уже получает из 
России 100% ядерного топлива для АЭС Пакш, где работает четыре старых реактора
типа ВВЭР-440, а также примерно 60% газа и около 80% нефтепродуктов. Хороший
вопрос в том, почему раньше получать ядерное топливо из России было можно, а 
теперь нельзя. Ответ тут чрезвычайно прост – Венгрия вступала в ЕС, когда АЭС
Пакш уже работала и контракты на поставки топлива уже были подписаны. (В России
действует ровно такой же порядок — после запрещения ввоза ядерных отходов Законом
об охране окружающей среды, по факту ввоз продолжался на основании того, что к 
моменту принятия законодательства уже действовали контракты на ввоз отходов и 
их якобы не могли разорвать.)



Однако в случае со строительством новой АЭС и новым
договором на поставки топлива – вопрос о  диверсификации снова становится уместным. В 
результате, Венгрия стоит перед выбором – оспорить решение Европейской Комиссии
в суде или подписать контракт на поставки топлива с кем-то еще. Однако едва ли 
второй вариант реализуем и вот почему. Для разных типов реакторов
изготавливается разное топливо. Здесь речь идет о реакторах ВВЭР-1200, которые
еще пока нигде не эксплуатируются — несколько таких блоков находятся в стадии
строительства в России. Таким образом, доступ к технологии есть только у «Росатома».
Который вряд ли захочет передать ее какой-то посторонней компании, потеряв при
этом рынок производства топлива для своих реакторов.



Не будем забывать о том, что пока нет заключения антимонопольного
ведомства, которое может указать на очевидное нарушение правил при оформлении
сделки, ведь открытого тендера на строительство АЭС не было. И даже если бы «Росатому»
удалось как-то обойти топливный вопрос, проблема с несоблюдением правил
конкуренции, видимо, всплыла бы следующей. Похоже, что сделка пришла к своему
логическому завершению еще до начала строительства.



Тем не менее, стремление снизить зависимость от российских
энергоносителей в ЕС диктуют совсем не санкции, а европейские законы, принятые еще
в те времена, когда вряд ли кто-то мог предположить возможность возникновения нынешнего политического кризиса между Россией и Европой. И если бы сделка «Росатома» в Венгрии была оформлена с соблюдением всех
правил – ее вряд ли удалось бы заблокировать в Брюсселе.  





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире