Свежее интервью главы «Росатома» Сергея Кириенко «Эху Москвы» было во многом посвящено проблемному проекту Балтийской АЭС. И, честно говоря, настолько открытой попытки манипуляции общественным мнением со стороны Кириенко не приходилось видеть уже давно. Тому есть оправдание, ведь задача не просто объяснить масштабный провал, но и сделать это так, чтобы отвести все подозрения. Стратегические ошибки «Росатома» в планировании проекта Балтийской АЭС уже стоили бюджету по данным специалистов до миллиарда долларов.

Напомню, что в течение нескольких недель СМИ активно обсуждали приостановку строительства Балтийской АЭС в Калининградской области. Что бы ни говорил Сергей Кириенко о местных потребностях в энергии, смысл проекта, очевидно, состоял в экспорте энергии в Европу. Иначе просто невозможно объяснить строительство двух больших атомных реакторов, при наличии в регионе новой газовой станции общей мощностью 900 мВт. По словам Сергея Кириенко, «общее потребление Калининграда сегодня 450-500 [мВт]». Чтобы был понятен масштаб — только один реактор ВВЭР-1200 производил бы на 30% больше энергии, чем газовая станция. Напомню, на Балтийской АЭС предполагалось строить два блока. Таким образом, все слова о том, что атомная станция предназначена хотя бы отчасти для местных нужд, мягко говоря, неправда. Но давайте вернемся к аргументации главы «Росатома», которая является великолепным примером поиска внешнего врага для того, чтобы скрыть собственные ошибки. Которые обошлись налогоплательщику очень дорого.

Сергей Кириенко с начала интервью убеждает нас в том, что проект Балтийской АЭС остановился из-за противодействия небольших Балтийских стран. Попробуем разобраться.   «Росатому» было прекрасно известно о том, что ряд стран в регионе скептически смотрят на перспективу покупать энергию с Балтийской АЭС. И это не только Литва с прибалтийскими соседями, но и Польша, а также европейский тяжеловес – Германия. «Росатом» принялся тратить огромные средства на свой страх и риск, без каких-либо гарантий того, что энергия будет востребована. И все это в регионе, обеспеченном энергией.

Еще в 2009-2010 гг все крупные европейские компании, опрошенные «Росатомом», не выразили интереса к этому проекту. Речь идет о Франции, Италии, Германии, Испании, Польше. Не говоря уже о том, что экологи в разных странах вели большую разъяснительную кампанию в отношении опасности проекта Балтийской АЭС.  Экологи – это такие люди, которые считают атомную энергию опасной, нравится вам это или нет. И их нередко слушают, особенно в Европе, в банках, например.

«Росатом» нашел себе партнера в лице производителя турбин во Франции – это компания Alstom. Но это просто поставщик крупного оборудования – не инвестор, не покупатель энергии с АЭС. Многолетняя информационная кампания под лозунгом «можете не инвестировать, а мы все равно построим здесь мегареакторы» ни на кого в Европе не подействовала. «Росатом», будучи в весьма сомнительной ситуации, рискнул и прогнозируемо проиграл. И пытается повесить ответственность за свой просчет на небольшую страну под названием Литва, политические возможности которой, полагаю, скромнее, чем у российской ядерной госкорпорации.

Потоки полуправды, на которую опирается Сергей Кириенко обвиняя Балтийские страны, также интересно рассмотреть внимательнее. Позиции Литвы и ее соседей, которые хотят построить свою АЭС, отводится главное место. На самом же деле есть вот что. Во-первых, власти Латвии и Эстонии присоединиться к проекту литовской АЭС не могут из-за отсутствия средств. Во-вторых, в Литве в конце прошлого года прошел референдум, на котором подавляющее большинство население проголосовало против строительства АЭС.

Это правда, что есть литовские политики, которые до сих пор говорят о строительстве атомной станции. Но, во-первых, это маловероятно политически – все-таки в стране применяются нормы ЕС и проигнорировать выражение народного мнения, да еще и в результате референдума, будет очень сложно. А во-вторых, экономически Литва такой проект в одиночку не потянет, а союзников у нее не осталось. На данный момент, Литва не строит атомную станцию и маловероятно, что начнет.

Сергей Кириенко настаивает на том, что в Литве хотят построить АЭС японские атомщики. На самом деле, у них ровно та же проблема, что и у прибалтов — денег нет. Эта тема не стоит выеденного яйца, потому что в Литве нет даже утвержденного проекта АЭС, японского или какого-то другого, к которому можно предъявить хоть какие-то претензии.

В этом свете  забавно выглядит пожелание Кириенко доказать ему безопасность литовской АЭС:  «Мы говорим: коллеги, только докажите нам, что она безопасна, докажите, что она современна, и стройте на здоровье. И мы очень хотим, чтобы они к нам относились так же». Требование доказать безопасность АЭС, которой не существует даже в виде технического проекта на бумаге – торжество риторики. В общем, ждем от Сергея Кириенко методику оценки безопасности пустого места.

Учитывая фукусимскую репутацию японской атомной промышленности денег им сейчас не даст никто. Так что серьезность этот разговор может приобрести лишь если сам «Росатом» выделит средства японской атомной промышленности в качестве помощи по преодолению последствий аварии на Фукусиме. Нельзя не отметить, что пассажи про японцев содержат прозрачный намек – мы расскажем всему миру, что в Литве построят еще одну Фукусиму. Браво, Сергей Владиленович — какой мастерский прием!

Ситуация приобретает совсем уж комичный оттенок, когда говоришь с литовскими политиками. Многие из них утверждают, что намерение строить литовскую АЭС получило развитие (еще до референдума) в ответ на намерение «Росатома» строить АЭС в Калининграде. Нет проекта в Калининграде – нет проекта в Литве. Можно ставить этот тезис под сомнение, но по факту – в Калининградской области работы по строительству начались три года назад, а Литве – не начинались вовсе. На самом деле, вопреки словам Сергея Кириенко, очень похоже на то, что сторонники АЭС среди литовских политиков это совсем не враги, а друзья для «Росатома». Именно они помогают оправдывать совершенно бессмысленные проект Балтийской АЭС.

Отдельно хочется отметить совершенно искаженную информацию в отношении Конвенции Эспо. Различные представители «Росатома» неоднократно указывали на то, что они следуют нормам конвенции (хотя и не обязаны – РФ не является стороной конвенции) в качестве жеста доброй воли по отношению к другим странам. Однако эта информация не соответствует действительности. Конвенция Эспо это четко определенная процедура, в рамках которой надо обеспечивать полноценное участие заинтересованной общественности разных стран в обсуждении проекта и учитывать мнение этой общественности. А случайные встречи с теми, кто пожелает встретиться (в ведомствах разных стран) – это просто встречи. Каждый волен встречаться с кем пожелает. К процедуре в рамках Конвенции Эспо это отношения не имеет. Кроме всего прочего, нарушители Конвенции могут быть наказаны, а процесс может быть признан не соответствующим требованиям и его могут потребовать провести заново. В случае с «Росатомом» все это невозможно.

Отдельный хардкор начинается, когда Сергей Кириенко перечисляет попытки врага задушить белый и пушистый проект Балтийской АЭС: «На первом этапе была попытка заблокировать ее через эту конвенцию Эспо. Не прошло, поскольку все страны, кроме Литвы, дали согласие». Помилуйте, Сергей Владиленович, наша страна Эспо не подчиняется, а следовательно никаких «согласий» ни от каких стран не требуется и заблокировать они ничего не могут.

Дальше больше: «Потом были попытки задавить через МАГАТЭ или через Евросоюз». Когда Россия стала членом Евросоюза? Все решения Международного агентства по атомной энергии носят исключительно рекомендательный характер. Более того, это агентство не имеет практики хоть какого-то согласования новых АЭС ни в России, ни даже в странах вроде Ирана, иначе там никогда не построили бы АЭС Бушер. МАГАТЭ при всем желании не может никому ничего приказывать, нет у него такого мандата.

Ну и главный тезис, который должен окончательно оправдать «Росатом» и показать, что «на пороге война», к которой мы естественно не готовы. В данном случае, военная готовность – это реакторы малой мощности, размещенные в Калининградской области. Вот этот тезис: «Сейчас всерьез встал вопрос об отсинхронизации прибалтийских стран от единой энергосистемы с Россией, Украиной и Белоруссией… Если калининградская система становится изолированной — она не очень велика, и блоки такой мощности не смогут в ней существовать… Мы срочно дорабатываем свой проект, для того чтобы в первую очередь энергобезопасность Калининграда».

Следует разобраться, что именно стоит за рассинхронизацией. На прошедшей неделе в немецком Ростоке прошла конференция, посвященная развитию Балтийского региона, на которой присутствовали представители Европарламента, а также парламентарии Германии, Литвы и др стран. Я поинтересовался у члена литовского Сейма Линаса Балсиса, как смотрят на этот вопрос в Литве. По его словам, устроить «энергетическую блокаду» Литва Калининграду не может. При любом развитии ситуации, в соответствие с международными договорами, Литва обязана предоставить для российского эксклава возможность получать ресурсы из России.

История с необходимостью срочно построить от 4 до 8 небольших атомных реакторов на случай рассинхронизации «для энергобезопасности» вообще не выглядит логичной. Газовая станция с большим запасом покрывает потребности региона. Ее хватит, даже если на самом деле произойдет гигантский скачок потребления до 800 мВт к 2020 году, о чем говорит Сергей Кириенко. Кстати, российский бюджет вообще-то изрядно потратился на эту станцию, как раз под лозунгом энергетической безопасности. Теперь нам предлагают еще раз заплатить за энергетическую безопасность, но уже в варианте с атомной станцией.

Итого, в сухом остатке. В 2010 году под сомнительным предлогом разворачивается строительство АЭС, энергия с которой никому не нужна. Тогда о ненужности говорят только экологи, но их никто не слушает. Чуть позднее, к экологами присоединяются энергетики и некоторые эксперты из атомной промышленности — их тоже мало кто  слушает. Деньги из госбюджета успешно осваиваются. К началу 2013 скрывать правду об отсутствии интереса среди потенциальных импортеров и инвесторов к проекту больше не получается, ряд банков в Европе отказывают в финансировании проекта, эта информация обнародуется. Проект останавливается. Общественному мнению навязывают версию о том, что во всем виноваты прибалты, грозящие Калининграду блокадой. А также о том, что против блокады надо срочно строить атомные реакторы, но уже не большие, а маленькие. Впрочем, большие тоже, но позже. Естественно, под новые малые реакторы нужны новые деньги. В условиях, когда инвесторы в Европе повернулись к проекту задом, деньги нужны даже сильнее, чем в начале проекта. Разве можно отказать обаятельному Сергею Владиленовичу в бюджетных вливаниях, если враг фактически уже у  порога, да угрожает рассинхронизацией? Не удивлюсь, если второй проект Балтийской АЭС будет  профинансирован из оборонной части российского бюджета.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире