echomsk

EchoMSK

04 октября 2018

F

2986888

Нидерланды обвинили четырех россиян в хакерской атаке на Организацию по запрещению химического оружия в Гааге. Как сообщается, подозреваемых, которые предположительно связаны с российской военной разведкой, выслали из страны.

Голландская служба военной разведки предотвратила хакерскую атаку со стороны сотрудников российских спецслужб в апреле. По данным, нидерландского телеканала NOS, подозреваемые пытались взломать сеть Wi-Fi ОЗХО – организация в частности занималась расследованием дела об отравлении экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери, а также химической атаки в Сирии. У россиян изъяли все вещи, в том числе техническое оборудование, на котором обнаружились свидетельства того, что подозреваемые хотели также получить доступ к файлам расследования МН17.

2986902

2986904

У россиян, как сообщается, обнаружили дипломатические паспорта. Известны также их имена, их на пресс-конференции озвучила министр обороны Нидерландов, — это Алексей Моренец, Евгений Серебряков, Олег Сотников и Алексей Минин. Голландским спецслужбам удалось выяснить, какие у каждого из них были функции в этой операции. Были также предъявлены их паспорта, и судя по сканам у двух россиян номера документов отличаются только на одну цифру. Такую же закономерность ранее обнаружили независимые расследователи из Bellingcat и The Insider при изучении загранпаспортов Александра Петрова и Руслана Боширова, которых Лондон считает сотрудниками российской военной разведки и обвиняет в отравлении Скрипалей.

2986870

2986872

2986874

2986876

У одного из россиян нашли чек из такси, который подтверждает, что он ехал от штаб-квартиры ГРУ в аэропорт Шереметьево.

2986898

В российском МИДе назвали высылку из Нидерландов четырех россиян, подозреваемых в кибератаке на ОЗХО шпиономанией, передает ТАСС. «Западная шпиономания набирает обороты. В ближайшее время последует официальный комментарий российской стороны», — сказал представитель МИДа.

Саммит Евросоюза 18 октября рассмотрит ситуацию с попыткой кибератаки на Организацию по запрещению химоружия. Об этом сообщил председатель европейского совета Дональд Туск. По его словам, ЕС решительно осуждает эту атаку и выражает солидарность с теми, кто ей подвергся.

Источник фото

Ответы руководителя Департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Москвы Максима Ликсутова на вопросы автомобильного обозревателя «Эха Москвы» Сергея Асланяна

2986844

2986846

2986848

Более 6 тысяч людей пришли к парламенту столицы Ингушетии, протестуя против договора о границе с Чечней и считая, что вопрос о территории должен быть решен на референдуме. Об этом рассказал в эфире радиостанции «Эхо Москвы» председатель координационного совета неправительственных организаций республики Ингушетия, правозащитник Магомед Муцольгов.


«Около 6 тысяч людей пришли к зданию парламента, который в данный момент закрыт и охраняем сотрудниками Росгвардии. Население вышло выразить солидарность с теми, кто не подпишет этот документ по установлению границ, и показать, что мы здесь есть, и наше мнение имеет значение», — сказал он.

Площадь перед парламентом, по словам Муцольгова, перекрыта силами Росгвардии, люди прибывают группами в столицу Ингушетии со всей республики, чтобы присоединиться к этой акции. Правозащитник также добавил, что собравшиеся ранее просили пропустить группу представителей от общественности на заседание к депутатам, но вышедший представитель власти сказал, что депутаты приняли решение о проведении совещания в закрытом режиме.


Ранее главы Ингушетии и Чечни Юнус-Бек Евкуров и Рамзан Кадыров подписали договор о закреплении административной границы между регионами, которая не была четко установлена со времен распада Чечено-Ингушской АССР в 1991 году. Документ предусматривает равноценный обмен территориями.

Депутаты Ингушетии утвердили соглашение о новой границе с Чечней. Против этого ранее выступил Конституционный суд республики.

Участники протестной акции, недовольные новым соглашением о границе с Чечней, направились к зданию Народного собрания Ингушетии. Власти города в преддверии схода перекрыли улицы и площадь в центре Магаса, туда стянуты дополнительные силы полиции и Росгвардии, сообщает BBC. Митингующие, дойдя до оцепления, остановились у здания республиканского министерства финансов. Выйти на улицы жители Ингушетии решили после того, как стало известно, что сегодня утром парламент должен ратифицировать договоренности. Призывы прийти к зданию Народного собрания начали появляться в соцсетях накануне вечером, после этого, пишет «Кавказский узел», в городе перестал работать мобильный интернет.

04 октября 2018

Рожденные 4 октября

Арманд Ассанте американский актер
Антон Дроздов председатель правления Пенсионного фонда РФ
Евгений Касперский специалист в области информационной безопасности, ген.директор ЗАО «Лаборатория Касперского»
Елена Катина певица, экс-солистка группы «Тату»
Ольга Кузенкова змс России, олимпийская чемпионка 2004 г. в метании молота, чемпионка Европы 2002 г.
Константин Миньяр-Белоручев проректор МГУ имени Ломоносова — начальник Управления учебно-методической деятельности дополнительного образования, ответственный секретарь ЦПК МГУ, кандидат исторических наук, доцент исторрического факультета МГУ
Евгений Осин эстрадный певец
Стефан Перссон шведский предприниматель, председатель совета директоров и крупнейший акционер компании H&M
Алисия Сильверстоун голливудская актриса
Марлен Хуциев режиссер-постановщик киностудии «Мосфильм», народный артист СССР
J 1546 человек проголосовало. Смотреть результаты

Руслан Левиев, основатель расследовательской группы Conflict Intelligence Team:

Пришёл к вам с вестями про CIT. В начале года с нами случилась некоторая неприятность, которая ставила под вопрос дальнейшую нашу работу. Поскольку сроки решения этой неприятности были неопределённые, в апреле 2018 года мы полностью остановили работу Conflict Intelligence Team, вся команда ушла в бессрочный «отпуск». Мы прекратили выпуск подкастов, перестали публиковать сводки с фронта, не вели ни расследований, ни работы в формате новостной редакции. Мы временно «возвращались» только при особо громких случаях, таких как убийство российских журналистов в ЦАР или сбитие российского Ил-20.

На днях все проблемы, наконец, были решены. Постепенно мы восстанавливаем работу и даже выходим на немного новый уровень. Уже несколько лет я преподаю на обучающих семинарах Bellingcat для журналистов. Сотрудники многих независимых изданий, которые вы читаете каждый день, прошли через эти семинары. Теперь наша команда, Conflict Intelligence Team, начинает подготовку к проведению аналогичных семинаров в регионах России.

Мы понимаем, что в отличие от Москвы, и тем более Европы, журналистская сфера в регионах выкошена практически подчистую. Поэтому цель наших семинаров будет не только показать отдельные инструменты и навыки журналистам, но и научить аналогичному всех желающих энтузиастов. А вдруг по результатам появятся какие-то новые расследовательские команды, хорошие журналисты? Будь вы действующий журналист, студент или просто энтузиаст — мы никакой разницы делать не будем, всех готовы встретить на семинарах. Ограничением может стать только наличие необходимого размера помещений, соответствующих количеству желающих. Думаю, для каждого семинара мы будем набирать около 20 человек. Учебная программа идёт 3-4 дня, и включает как лекции, так и много практической работы.

Отдельно подчеркну, что на семинарах мы будем обучать инструментам и методикам расследований, но не будем насаждать какой-то взгляд на те или иные вещи: на власть, на военные конфликты, на отдельных чиновников. Нам всё равно если у вас кардинально иные взгляды по сравнению с нашими. Всё, что мы просим от участников семинара: не мешать его проведению и участвовать в его работе.

Семинары бесплатные. Где и когда они будут проводиться? Для решения этого вопроса мы скоро опубликуем форму для записи желающих. Исходя из кол-ва желающих в тех или иных городах, регионах, мы будем решать где провести очередной семинар. А дальше уже решать логистические вопросы и определять дату.

Так что имейте ввиду.

Также у нас готовится пара новых очень интересных вещей, про одну из которых я уже обмолвился летом в своём инстаграме и некоторые могли это заметить, но пока я не готов их так открыто и публично анонсировать. Stay tuned.

Оригинал

С момента трагических октябрьских событий 1993 года прошло уже более двадцати лет, а память о них жива. Вместе с воспоминаниями бывшего депутата Съезда народных депутатов и Госдумы Юрия Нестерова публикуем рассказ тогда кандидат химических наук, старшего научного сотрудника, а ныне доктора химических наук, зав. лабораторией Института ядерных исследований РАН Бориса Жуйкова о том, что он делал в те осенние дни. Запись была им сделана 6 октября 1993 г.

Я приехал домой с дачи в Москву в воскресенье вечером и услышал о  случившемся по телевизору. Комментаторы говорили очень осторожно. Решил всё выяснить сам – поехал к Белому дому, благо живу неподалеку. Было часов восемь вечера.

Я думал, что так просто туда не попасть, но оказалось, что от метро «Баррикадная» к Белому дому мог пройти кто угодно. На площади Свободной России – митинг, не очень большой, тысячи две. Милиции нигде видно. Колючая проволока раскидана, какие-то парни отламывают от нее куски. «На сувениры?» – спросил я, но они лишь загадочно усмехнулись. Кругом – публика разная, есть и интеллигентного вида люди, но в основном – иной контингент: мат стоит сплошной. Многие возбуждены, в «поддатом» состоянии.

Как всегда на подобных митингах, которые я видел в последнее время, попадаются молодые ребята со свастикой на рукаве. Небольшая часть молодежи отлично организована, осуществляют контроль у турникетов. Впрочем, при желании там пройти может каждый. Некоторые вооружены, но  далеко не все. Я замечаю очень хорошо сделанные заточки из арматуры, даже с резиновыми ручками. Но вообще все жалуются, что мало оружия, надо бы больше.

В какой-то момент подъезжает несколько машин скорой помощи. Люди радуются: «Молодцы ребята, что привели машины». Врачи в кабинах глядят безучастно. В две машины загружают раненых, и они уезжают. В толпе возмущаются, вспоминая, как ОМОН стрелял в людей. Говорят, что в  Останкино прямо палили в толпу, когда та пошла «брать эфир». Я не выдержал и спросил, а стоило вообще «брать». На меня дико посмотрели: «Ты что, только что родился или француз?». Я совершенно не понял, причем здесь Франция. Лишь позднее мне объяснили, что «французы» – это евреи. Однако я не стал там выяснять все эти детали: было видно, что ребята на  этот раз на дискуссию не настроены.

Вернулся домой с гнетущим чувством. Когда отключили почти все каналы телевидения, и в особенности после выступления Гайдара, понял: дело плохо. Ладно. Сунул в сумку краюху хлеба, взял фонарик, оделся потеплее и  поехал к Моссовету на метро.

Проезд оказался совершенно свободным. Мне попались лишь два милиционера у платформы метро. Наверху из милиции – никого: приходи и  захватывай всё, что хочешь. Но на Тверской гражданского народа много. Все идут по направлению к Моссовету. Там митинг – раза в три больше, чем у Белого дома. Человек у памятника призывает записываться в отряды. В  сторонке нашел колонны людей, стал в строй. Неразбериха полная. Несколько раз предлагают строиться, разобраться по четыре, повернуться, подвинуться то направо, то налево. В общем, народ не военный.

Наконец, кое-как разобрались. Призывают разбиться на отделения по 8 человек, выделить командиров. Я был в армии один месяц после университета. Рядом со мной симпатичный парень Андрей говорит, что был в  армии три года – назначаем его командиром отделения.

Наш отряд под номером 2 (10-20 отделений) отправляют на защиту Центрального телеграфа, другой отряд идет на защиту радиостанции «Эхо Москвы». Идем строем быстро, иногда переходим на бег. Все спокойны, шутят. В строю недалеко от нас – красивая девушка. Публика вокруг разная, но в основном – типичные «интели». Большинство уже поучаствовали в деле в августе 1991 года, но некоторые, как и я, тогда были в  отъезде.

Подходим к телеграфу. Шутим: «Этот телеграф никому даром не нужен, но  те ребята догматики: если написано – вокзалы, почту телеграф, так и  пойдут ведь брать». Становимся у телеграфа полукольцом. Выламываем какие-то доски на стройке неподалеку. Такое оружие бесполезно против автоматов, но от заточек ими можно защищаться. Когда шел сюда, был не то что страх, но какое-то неприятное чувство, готовность к худшему. Сейчас и я, и все остальные совершенно спокойны.

Откуда-то взялся мальчишка, тоже хочет сражаться, прихватил с собой дубинку. Спрашиваем, сколько лет, откуда. Говорит, 10 лет, с  Коломенской. Родителям сказал, что пошел погулять. Гоним этого Гавроша, пока метро не закрылось – всякое может случиться.

Новый приказ: строить баррикаду. Надо перегородить Тверскую, чтобы прикрыть доступ к Моссовету со стороны Манежной площади. А то оттуда проезд совершенно свободный. Нашим отрядом командует молодой высокий парень в маскировочной одежде Ганжа (не уверен, что точно запомнил его имя). Как говорят ребята, он командовал и в августе 1991. Приказывает он  как-то очень мягко, больше похоже на просьбы, а не на приказы. Ганжа говорит, что строить баррикаду надо серьезную, и не из досок, которыми мы размахиваем. Если надо – брать автомобили.

Автомобили мы все-таки не берем. Рядом платная стоянка, машины там уж  больно хорошие. В дело идут какие-то трубы, турникеты, которые скрепляются ромбом с помощью цепей, киоски в виде банки кока-колы, киоск от платной стоянки. Сторожа, как и отдельные появляющиеся милиционеры, не возражают – мы здесь хозяева. Наше отделение освоило технологию использования бетонных клумб: ставим на-попа и катим. Ребята из другого отделения лихо таскают автомобилем «Нива» деревянные клумбы с елочками. В  общем, получилась ничего такая баррикада – против танка или БТРа конечно не устоит, но грузовик на котором могут приехать те парни, в  баррикаде, пожалуй, завязнет.

Андрей куда-то исчезает, так что за командира отделения остаюсь я. Дисциплина слабая, но народ сознательный, знает, зачем пришел и чем это может кончиться. Возраст – от 25 до 50 лет, но в основном 30-40. Время от времени появляются машины и колонны людей. Тогда звучит команда приготовиться и отойти за баррикаду. Иногда проходит информация, что боевики движутся на машинах в нашу сторону. Но, слава богу, пока ничего серьезного.

У баррикады появляются разные машины: долго разъезжает автофургон «Хлеб», подлетает красный жигуленок с разбитым задним стеклом. Полупьяные парни из жигуленка заводят странные речи, спрашивая, что мы  тут делаем, не пойти ли нам домой спать. После того, как один из них еще и помочился на нашу баррикаду, им решительно велено убираться. У нас в  руках дубины и железяки. Те ребята быстро сматываются.

Позднее Ганжа сказал, что это был жигуленок «красных», и зря мы его не задержали. С этого момента проверяем все подъезжающие машины. Другие отделения проверяют чердаки окрестных домов. Подозрительных надо отводить в штаб. Жаль, конечно, что мы не поймали тех из жигуленка, но я думаю, что лазутчикам было полезно узнать, что теперь влегкую им не пройти.

Плохо только, что у нас нет оружия. В Моссовете этот вопрос, как говорит Ганжа, решается. Они считают, что опасно выдавать оружие гражданским лицам. Но у нас многие служили, да и могли бы прислать хоть пяток автоматчиков для прикрытия. (Вопрос решался до утра, решился, наконец, положительно – выдавать оружие под расписку по паспортам, и тут же отпал сам собой). Впрочем, внутри здания телеграфа мелькают фигуры вооруженных милиционеров в бронежилетах, но они не высовываются, и не известно еще, чью сторону они займут при заварушке.

Милиция проезжает мимо нашей баррикады на автобусах на охрану своего родного министерства на улице Огарева. Нас поддерживать она не  собирается. Мы останавливаем эту колонну автобусов и ведем благожелательные переговоры с офицером. Автобусы наполнены молоденькими курсантами из школы милиции, многие вооружены автоматами и в бронежилетах. Водители гражданские, но рядом с водителем сидит милиционер с автоматом наизготовку. Пока идут переговоры, водитель третьего в колонне автобуса неожиданно выворачивает и газует прямо на  нашу толпу, за ним – еще один автобус. Ребята чудом выскакивают из-под колес, их просто давили. Рванул автобус – и застрял в баррикаде.

Мгновенно у этого автобуса выбиты боковые и лобовое стекла, в него брошена бутылка с бензином и выстрелили ракетницей. Я поражен: наши ребята, не смотря ни на какие автоматы, не колебались ни секунды. Милиционеры очень перепуганы, офицер бросается убеждать нас, что это сдали нервы у водителя, его заменят, накажут, а вообще они за нас, за  Президента и т.д. Потом подошел Ганжа и сказал, что с милицией надо поосторожнее: она держит нейтралитет, причем дружественный. Впрочем, мы  не убеждены, что они также не дружественны и к другой стороне. Так или иначе, то, что мы здесь стоим, решительно настроены, нас много – должно произвести впечатление и на милицию с ее министерством, и на лазутчиков.

Жжем костры, греемся. С площади Моссовета время от времени доносятся радостные крики. У нас особых оснований радоваться нет. Доходит информация, что войска идут к нам на помощь – Тульская, Рязанская дивизии, дивизия им. Дзержинского. Но час за часом они все идут и идут, а  их всё нет и нет. Потом проходит еще информация: войска остановились у  кольцевой автодороги, воевать с народом не хотят. При этом отказываются идти младшие и средние офицеры. Ну что ж, будем ждать, когда этот самый «народ» придет нас убивать из автоматов.

Первая половина ночи – не очень радостная. Еще раньше я сходил в  сторону Манежной, чтобы купить хлеба, однако цены у бабусь оказались такие, что много не купишь. Более опытные ребята захватили термосы, но  этого мало на всех. Шутим: «На следующий переворот прихватим горячего побольше». Но вот из окрестных домов появляются тетеньки с термосами и  бутербродами. Подъезжает кооператор на «Жигулях», привез несколько ящиков пива и сока. Говорит: «Берите ребята, если коммунисты придут, у  нас совсем ничего не будет». Сок мы взяли, а пиво – нет, пьяных у себя не держим.

Мы – так называемые «организованные». Время от времени всякая «неорганизованная» публика, в том числе пьяные, подходят к баррикаде. Уводим их по-хорошему. Но некоторых упорных и агрессивно настроенных буквально уносят. При этом они особо не протестуют, быстро улавливают суть. Подошли двое: «Демократы, где здесь водку раздают?» – послали их. Подходил еще доброжелатель, предлагал раскурочить ларек из-под кока-колы с нашей баррикады – мы гоним и его.

Предрассветный час самый трудный, народу на баррикаде остается немного. Это знает и противник, мы ждем его на рассвете. Но на рассвете слышится стрельба со стороны Белого дома. Сначала не уверены, в какую сторону стреляют. Потом, когда ухают пушки, начинаем понимать, что армия наконец-то определилась и атакует Белый дом. Жалости к мятежникам нет никакой, все понимают: чем быстрее и решительнее их подавят, тем меньше будет крови. Боимся только, что главные виновники опять отвертятся, одна надежда – погибнут в перестрелке.

Проходит время, у баррикады снова начинает появляться народ, стало повеселее. Привезли картошку в мешках, печем её на костре. Потом подвозят еще еду и раздают её с грузовика. Еда заморская, мы такой не  едали – консервы всякие, упакованные деликатесы – правда, немного.

Подошедшие ребята рассказывают, что видели ночью на Арбате. Идут четверо солдат, навстречу – четверо с той стороны, тоже вооруженные, и  начинают солдат материть. Солдаты немедленно открывают стрельбу и  убивают одного на месте, трое других убегают. Это жестоко, это законы войны. Не знаю, смог бы я так?

Часам к десяти появляются трейлеры и усиливают нашу баррикаду, перегораживая улицу. Но чувствуется уже, что дело повернулось, армия и  милиция заработали, главная опасность миновала. Разговор идет уже веселее и не на темы путча. Среди нас оказываются люди, сведущие и в искусстве, и в науке, и в теологии – в общем, как у Стругацких в повести «Хищные вещи века». Ганжа просит постоять еще немного. Некоторые из  наших уже «приняли» из того, что принесли «неорганизованные» прохожие. Начинаем расходиться. Записал телефоны ребят из нашего отделения, если что – быстро соберемся.

Домой возвращаюсь пешком через Новый Арбат, Смоленскую площадь. На  подходе к Белому дому у улицы Чайковского все перегорожено военными машинами, милиция уверенно посвистывает на прохожих. На Бородинском мосту – очень много народа, пришли посмотреть. Идут, стоят, весело переговариваются. Толпы как на празднике, какой-то другой масштаб, на  баррикадах нас было гораздо меньше.

Белый дом обхожу стороной. Там работают профессионалы, причем с двух сторон. Я там не нужен, рисковать своей жизнью без толку нет никакого желания. 

P.S. У меня есть друг, лучший друг – человек, безусловно, умный, честный, искренний. Как я узнал позднее, он  был в это время в Останкино, на другой стороне, в него стреляли. Я  задаюсь вопросом, что было бы, если мы тогда встретились – «по разные стороны баррикад»?... Ну, во-первых, мы бы никогда друг в друга не  стреляли, а потом – я уверен, мы бы договорились. 

* * *

Егор Гайдар, выступление на радиостанции «Эхо Москвы» 6 марта 2008 г. 

Е. ГАЙДАР: Если бы не люди, собравшиеся у Моссовета, несколько десятков тысяч человек…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: По Вашему призыву.

Е. ГАЙДАР: По моему призыву, готовые взять оружие, которое там было. И  в случае чего при необходимости… Ну, понимаете, за Ельцина в Москве было 80% населения. Ясно, что у нас больше. Т.е. если мы готовы сорганизоваться, мы их задавим в любом варианте, без вопросов. Вот тогда выяснилось, что мы не собираемся повторять опыт 17 года…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ошибки 17-го года.

Е. ГАЙДАР: Да. Что мы не покоряемся насилию, а просто возьмем, соберемся и их задавим. После этого армия начала действовать, только  после этого. Если Вы посмотрите записки времени, Вы увидите, в какой степени отношение москвичей влияло на всё, что делает армия. Как только  армия думает, что там стотысячная демонстрация идет на поддержку Верховного Совета, они получают команду зачехлить автоматы и прекратить стрельбу. Как только выясняется, что речь идет о людях, которые готовы поддержать их действия против этого набора фашистов, штаб квартирой которых стал Белый дом, они расчехляют автоматы — так давайте, лучше уж  мы это сделаем, а не гражданский люд.

* * * 

Эти воспоминания были написаны 22 года назад. Позднее Борис Жуйков выставил их в «Живом журнале», и там была дискуссия, выдержки из  которой смотрите ниже. 

Вопрос: А что вы защищали на Тверской 3-4 октября 1993 года? 

Ответ Бориса Жуйкова: Первое. Мы защищали свою страну от фашизма. С противоположной стороны фашистами были далеко не все, но для меня было достаточно, что они там были. Я не зря сначала ходил к Белому дому.

Только давайте договоримся о терминологии. У нас зачастую фашистами называют тех, от рук которых вольно или невольно погибли люди, любых, кто применил силу, политических противников, или даже тех, кто просто не  нравится. В моем понимании фашизм есть крайний национализм + диктатура. Никто не знает точно, что бы произошло, если бы победили путчисты. Но я пошел на баррикады потому, что считал (и сейчас считаю), что опасность быстрого скатывания страны к националистической диктатуре была тогда очень серьезной. 

Второе. Мы защищали наш ШАНС на демократическое и свободное развитие. Эта возможность была использована плохо. Но все понимали, что это в данных условиях – это был всего лишь шанс. Особой эйфории на самом деле ни у кого не было. Среди нас никто не говорил о победе. Скорее, мы  не дали победить тем, с другой стороны. А они ни в коем случае не  должны были победить. 

Третье. А если совсем просто и, может быть, понятно для многих людей: мы защищаливозможность для себя, своих детей, своих сограждан – слышать все точки зрения (а не  единственно правильную коммунистическую или патриотическую точку зрения), возможность не стоять часами в очередях – с талонами и без – за  едой и шмотками, читать те книги, которые хотим читать, слушать и петь свои любимые песни, не получать разрешения первого отдела на пользование ксероксом и факсом, на разговоры с иностранцами (уж не знаю, застали ли  вы это время, когда это жестко ограничивалось), защищали возможность ездить по миру, работать и жить там, где сами считаем нужным, наконец, возможность пользоваться в будущем Интернетом, Живым журналом, Фейсбуком и т.д., и т. д. 

Каждое из этих, казалось бы, естественных и вполне доступных сейчас моральных и материальных благ, безусловно, не стоит потраченных жизней. Но все в целом и именуется – свобода. Мы её получили, но только  частично. Получили и много плохого. Особенно – потерю человеческих жизней во время путча. В этом виноваты власти и их силовые структуры, которые сначала напакостили, потом в страхе разбежались, о потом «оттянулись» всласть, истязая, унижая и убивая тех, кто к ним попался. Но более эффективным путем наша правящая элита действовать не умела, или же не пожелала действовать. 

Комментарий: Уважаю Вас, и всех, кто тогда принял решение защищать то, что СВОЕ. Не уважаю политиков и организаторов, изворотливых, и не очень, хитрых, и прямых, как таран, что крутят уважаемыми людьми! Мне жаль, что такие люди поддаются на провокации, соглашаются быть «мясом», но ведь за это и уважаю, за сердце!

Ответ Б.Ж.: Мы вовсе не были «мясом». И я, и все, кто были тогда на баррикадах, делали свой выбор осознанно, исходя из  своих убеждений, а вовсе не только «по зову сердца». Меньше всего нас волновали политики и их призывы. Выступление Гайдара было важным только с  организаторской точки зрения, мы вышли на улицу не потому, что он  позвал, а потому что сами были уверены, что без этого не обойтись. И  были правы.

Комментарий: По поводу демократии… это тогда, когда закон рулит, не так ли? И именно благодаря тем событиям в 1993 году мы сейчас имеем то, что имеем… Тогда был заложен фундамент «беспредела», а опалубку под него сформировали в 91-м. 

Ответ Б.Ж.: О демократии. Последовательная приверженность закону – такое поведение вполне обосновано при стабильных и развитых демократиях. Но вряд ли можно считать демократическим, например, строгое выполнение 57-й статьи Конституции СССР, согласно которой жестоко каралась критика советской власти. Или возьмите законы где-нибудь в Северной Корее. При радикальных изменениях (например, при революциях, свергающих откровенную тиранию), которые становятся необходимыми, потому что реформы не проводятся или не удаются, некоторые законы рушатся, и их строгое выполнение становится вообще невозможным, причем с обеих сторон. Что-то подобное было в 93-м.

Насчет того, что 1993 – причина последующего беспредела. Это расхожая точка зрения, но по уровню логики – не слишком глубокая. Если имеется последовательность событий, вовсе не значит, что обязательно одно вытекает из другого. «Радикальные демократы», которые наиболее решительно противостоявшие путчистам в 93-м, не считали силовое решение нормальным нормальным, они были, например, резко против войны в Чечне и  против ограничения свобод. 

Искушение все решать силовым путем – это, скорее, комплекс у  спецслужбистов и некоторых военных: им проще решать проблемы так – запугивать, арестовывать, стрелять, убивать… Такие люди действовали С  ОБЕИХ СТОРОН в 93-м, в Чечне и далее. Более того, мне кажется, что сейчас «оранжевая революция» вряд ли возможна в России по двум причинам: (1) «ящик» строго контролируется, от «гласности» – мало что осталось; (2) у выходцев из спец. служб теперь рука не дрогнет, чтобы защитить свою коррупционную политико-экономическую систему и свои привилегии. 

Оригинал

03 октября 2018

Рожденные 3 октября

Армен Джигарханян актер, режиссер, художественный руководитель Московского драм. театра, народный артист СССР
Тереза Дурова художественный руководитель Московского «Театриума на Серпуховке», народная артистка России
Михаил Зурабов В 2009-16 гг. чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации на  Украине
Елена Коренева актриса театра и кино, писатель
Михаил Куснирович предс. Наблюдательного совета группы компаний «Bosco di Cilegi», учредитель фестиваля искусств «Черешневый лес»
Олег Митволь председатель Центрального совета экологической политической партии «Альянс зеленых — Народная партия» в 2012-2015 гг.
Эдуард Сагалаев президент Национальной ассоциации телерадиовещателей, доктор политических наук, профессор
Вадим Самойлов продюсер, музыкант группы «Агата Кристи», член Авторского совета Рос. авторского общества
Марина Тарковская сестра режиссера Андрея Тарковская, мемуарист
Игорь Шабдурасулов 1-й замруководителя Администрации президента РФ в 1999-2000 гг.
J 2067 человек проголосовало. Смотреть результаты

02 октября 2018

Умер Роман Карцев

Умер эстрадный артист Роман Карцев. Ему было 79 лет.

Роман Карцев на «Эхе Москвы»>>>

2985940

Роман Карцев (Роман Аншелевич Кац) родился в 1939 году в Одессе. После окончания школы в 1956 году пошёл работать наладчиком на швейную фабрику «Авангард». Тогда же начал выступать в драмкружке Дома культуры моряков.

2985936

В 1960 году получает приглашение в самодеятельный студенческий театр «Парнас-2» при одесском институте инженеров морского флота, где знакомится с будущим постоянным партнёром Виктором Ильченко и автором текстов Михаилом Жванецким. В 1972 году заочно окончил актёрский факультет ГИТИСа.

Актёр Московского театра миниатюр под руководством Михаила Жванецкого. На протяжении нескольких десятилетий выступал в дуэте с Виктором Ильченко (Карцев и Ильченко), Заслуженный артист РСФСР, народный артист Российской Федерации.

2985938

По материалам Википедии
Фото ТАСС

02 октября 2018

Рожденные 2 октября

Андрей Данилко артист эстрады (Верка Сердючка), народный артист Украины
Сати Казанова певица
Игорь Малашенко президент, ген. директор телекомпании НТВ (1993-1997), директор телеканала RTVi (2001-2009)
Игорь Миркурбанов артист МХТ им. Чехова, лауреат премий «Золотая маска» и «Хрустальная Турандот»
Ромина Пауэр актриса, певица, выступала в дуэте с Аль Бано
Майкл Резерфорд английский рок-музыкант
Леонид Серебренников эстрадный певец, заслуженный артист России
Евгений Сидихин актер театра и кино
Стинг британский рок-музыкант
Людмила Телень журналист, зам. исполнительного директора Президентского центра Б.Н. Ельцина, профессор факультета медиакоммуникаций НИУ-ВШЭ
J 2168 человек проголосовало. Смотреть результаты

2985632

26 сентября на территории Инновационного центра «Сколково» открылась высокотехнологичная база для испытаний беспилотных транспортных средств в условиях приближенных к дорогам общего пользования. Станция, на которой можно провести полномасштабные испытания и оценить реальные перспективы выведения беспилотников на городские улицы страны, создана инновационным центром «Сколково» совместно с ПАО «Ростелеком» и ФГУП «НАМИ». Она представляет собой «Станцию мониторинга» — объект, выполняющий функции центра диспетчеризации, хранения и зарядки автономных транспортных средств непосредственно на опытном маршруте в «Сколково». У компаний-разработчиков теперь есть возможность наглядно демонстрировать степень готовности технологий и проводить динамические демонстрации беспилотной техники не на выставочной основе, а на длительной. Разрешение на опытную эксплуатацию беспилотного транспорта в «Сколково» уже есть у трех компаний – это «Волгабас Робо Лаб», центральный научно-исследовательский автомобильный и автомоторный институт «НАМИ» и «Инновационный центр «КАМАЗ».

Подробнее о компаниях, желающих проводить испытания беспилотнков в «Сколково» рассказал старший вице-президент по инновациям Фонда «Сколково» Кирилл Каем: «сейчас у нас как минимум несколько десятков стартапов, которые занимаются разработками технологий, необходимых для развития беспилотного транспорта. Ведь БПТС – это синтез различных подходов и разработок: искусственный интеллект, датчики, новые протоколы связи и многое другое. В «Сколково» мы собираем в единую экосистему все компании, которые хотят и могут сотрудничать в этом направлении, создавать синтетические технологии. Здесь же стартапы получают возможность работать с крупными индустриальными компаниями, которые уже имеют возможность выводить технологии на рынок».

2985634

2985628

Первыми на станции прошли испытания автобусы второго поколения «НАМИ-КАМАЗ» 1221 проекта «ШАТЛ». Они рассчитаны на 12 мест, 6 из которых — сидячие. Применение сети 5G в работе нового электробуса — это один из самых важных аспектов. Так считает и первый вице-президент «Ростелеком» Владимир Кириенко: «развитие технологии беспилотного транспорта в любом случае будет опираться на инфраструктуру и на способы передачи данных. Мы уверены, что технологии 5G за счет минимальной задержки передачи данных помогут сделать существенный прорыв в развитии беспилотного транспорта и уже в скором будущем он станет полноправным участником движения». Эта технология помогает беспилотнику принимать такие решения, как объезд препятствия, аварийное появления пешехода на дороге вне зоны разрешенного перехода, поддержание полосы движения, соблюдение дистанции и интервалов. Проще говоря, 5G – это новое поколение радио систем и сетевой архитектуры, которое в ближайшем будущем будет задействовано в самых разнообразных сферах нашей жизни — интернет вещей, умный город, умное производство, умный дом, умный транспорт.

Директор Центра государственных и комплексных программ ГНЦ РФ ФГУП «НАМИ» Алексей Гуськов поделился и другими важными техническими характеристиками новых электробусов: «технические решения в проекте ШАТЛ 2.0 принимались от позиции создания БПТС, готового к выходу на дороги общего пользования. Техническая скорость автобуса — 110 км/ч. И все решения учитывают эту скорость: тормоза, подвеска, рулевое управление. Важно отметить, что наша ориентация на эксплуатацию на дорогах общего пользования отразилась в высокой степени готовности автобуса к сертификации. Ждем выхода нормативных требований к беспилотникам».

2985626

2985630

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире