echomsk

EchoMSK

21 февраля 2018

F

Дорогие мои спутники по Инстаграму из Москвы,Питера и других регионов России налево от столицы,если смотреть на  карту сверху. Много вопросов и потому я отвечаю-Вы знаете-я всегда Вам отвечаю. Так вот,я покидаю Вас и наши свидания в 21 час -увы и ах,закончились. С остальной частью моей любимой России-от Волги до Енисея(как в песне «Любэ»),а на самом деле до Амура и Уссури (они просто в рифму не уложились -Рассея-Енисея),а у меня то в сердце очень даже присутствуют,так вот с Вами я не прощаюсь.Встречаемся как обычно в 21 по Вашему времени.Ваша Матрёшка-Катрёшка, была с Вами 20 лет и в горе и радости. Русский костюм нашего Севера это для меня -нежность,мастерство вышивальщиц,стиль,красота,вера,а не реквизит для глумления,как и любой другой национальный костюм не реквизит для глумления.И я Русью горжусь! До встречи в эфире,на полях Инстаграма и Фейсбука Ох,мои Руни и Берендей программу готовят,ужимки и прыжки отрабатывают К съемкам в новых роликах усы набриолинивают А этот фотопроект русского костюма скоро поедет на Запад на выставку,и готовили его @vaanpavel @leo_semeniuk @alla2698 @vaan_portraitgallery Они как и я -почитатели истории Государства Российского. #россия #russia #вдохновение #я #костюм #backstage #красотаспасетмир #снамиопасноноинтересно #me #kateproductionпредставляет #photo #фотограф #фотосессия #стильно #фотодня #стиль #образ #style #styles #photographer #photography #photooftheday #instastyle #красота #красотаспасетмир #девочки #девочкитакиедевочки

Публикация от  Екатерина Андреева (@ekaterinaandreeva_official)

Российский керлингист Александр Крушельницкий отказался от слушаний в Спортивном арбитражном суде по делу о допинге. Об этом говорится в заявлении спортсмена, которое предоставил ТАСС глава делегации российской команды Станислав Поздняков:

2892494
2892496
Оригинал заявления

21 февраля. Мосгорсуд.

Я бы хотел сказать несколько слов в связи с сегодняшним процессом. Эти слова будут не о домашнем аресте, а об уголовном деле, которое расследовали 8 месяцев и в начале января это как бы расследование закончили. Ведь именно уголовное дело — причина того, что мы сейчас все здесь, а я уже почти полгода лишён возможности работать и заниматься творчеством. Я не мог видеть родителей. И вот мама умерла. Я вчера был на кремации, вот вернулся.

Так вот, расследование закончено, мне предъявили обвинение в том, что я якобы похитил 133 миллиона рублей. Это почти 70 процентов того, что государство выделило на проект «Платформа» в 2011-2014 годах. Это должно означать, что мы сделали проект «Платформа» только на 30 процентов. Это должно означать, что мы для государства, для развития современного искусства в России, сделали только треть того, что мы должны были сделать. Но ведь это абсолютная и легко опровергаемая ложь. Только в 2012 году мы должны были выпустить спектакли «Метаморфозы», «Охота на снарка», «Сон в летнюю ночь». И мы их сделали и показали. И на эти спектакли мы потратили денежные средства, которые были выделены государством. Важно понимать, а сколько же стоили эти спектакли? Вот, например, «Сон в летнюю ночь», спектакль которого не было, и с которого началось все это дело и за отсутствие якобы которого сидит Алексей Малобродский, стоил 3 миллиона 870 тысяч рублей. А «Охота на снарка» — 2 миллиона 750 тысяч рублей, а «Метаморфозы», большой проект с иностранным режиссёром и артистами, 6 миллионов 850 тысяч рублей. Спросите у любого человека, понимающего в производстве спектаклей много это или мало. И вам абсолютно точно ответят – мало. Но нас же обвиняют как раз в том, что стоимость каких-то мероприятий мы завышали. При этом нам не говорят, стоимость каких именно мероприятий была завышена, насколько их стоимость была завышена. Так же нам не говорят, каких мероприятий якобы не было. Просто голословно утверждают, что каких-то мероприятий не было и всё, ничего не объясняя.

В 2012 году мы запланировали и выпустили музыкально-хореографический спектакль «Диалоги», музыкальный перформанс «Аутланд», концерт «Восстание» — концерт под руководством немецкого дирижера и композитора Энно Поппе, концерт Теодора Курентзиса «Катастрофа», программу современной академической музыки «Четыре времени года», проект-лабораторию «Транскрипция». Я могу и дальше перечислять, что было в наших обязанностях и мы их полностью выполнили. И на всё на это мы потратили деньги, выделенные государством.

Но помимо этого самого плана, который мы якобы не выполнили, мы провели концерт «Хардкор, только Хардкор!» с участием музыкантов из Берлина, русского композитора Чернышкова, большого числа российских музыкантов. Мы провели концерт артистов «Седьмой Студии», посвященный последнему дню планеты – и этот концерт состоялся 12 декабря 12 года. На «Платформе» была проведена дискуссия «Новые левые», после которой состоялся «Левый концерт» с участием Васи Обломова и других музыкантов. Мы показали оперу «Четыре Квартета», спектакль «FUCKING A», а еще у нас были мастер-классы, дискуссии, медиа-фестивали. И всё это мы сделали на деньги, которое выделило государство. И всё это мы сделали не только по плану, который мы утвердили с Министерством культуры. Всё это мы сделали и сверх этого плана. И делали мы это не потому, что воровали деньги, это же абсурд, а потому, что для нас было важно сделать страну просвященной и современной. Хотя бы ее небольшую часть – ту, которая к нам приходила, и которая рассказывала о нас. А в 2011 году, до получения субсидии, мы сделали концерт «Арии» в создании которого участвовало более 130 человек, перформансы «Долина боли», «Сон», мы выпустили и показали спектакль, который впоследствии получил «Золотую Маску» — спектакль «История солдата».

У меня в руках тридцать второй номер журнала «ТЕАТР». Он полностью посвящён проекту «Платформа». Я хочу, что называется, сказать огромное спасибо Марине Давыдовой и её коллегам, которые сделали этот журнал. Марина тут, правда, в самом начале пишет, что она делала этот журнал для адвокатов. Это ошибка, прости, Марина. Ты делала этот журнал ещё и для следователей, ты делала этот журнал для суда, ты делала этот журнал для людей, которым интересно, что же было на «Платформе» на самом деле, ты делала этот журнал для людей, которые не верят беспочвенным утверждениями, что 70 процентов денег было украдено. Что же в этом журнале, ваша честь? Я вам его оставлю, если вы захотите и вы сможете все сами прочесть. Здесь подтверждение того, что никто ничего не украл и всё, что было запланировано, и даже больше, было исполнено на проекте «Платформа». Мы уже говорили об этом не раз. Мы говорили, что всё это очевидно и легко проверяется, мы говорили, что следователи должны это проверить. Не подействовало. Почему – только догадки, о которых говорить даже сегодня не хочу. В этом журнале огромное количество афиш событий проекта «Платформа», большое количество рецензий. И там есть очень интересные цифры – послушайте их – надеюсь их услышит и следствие, и прокуратура.

«Платформа» получала каждый года 70 миллионов рублей, выпустила около 100 оригинальных событий – спектаклей, концертов, медиафестивалей, провела мастер классов и дискуссий о современно искусстве. Это то, что мы сделали для поддержки и развития современного искусства. Мы за всю «Платформу» получили 216 миллионов рублей и на эти деньги создали проект, которого не было в России и который существовал 3 года и 3 месяца. А вот месячный фестиваль болельщиков в Сочи в 2017 году обошелся казне в 264 миллиона рублей. Вот такие большие мероприятия проходят у нас в стране. А мы три года и три месяца старались.

Хочу, чтобы вы поняли масштаб той несправедливости, которую я вынужден переживать вот уже полгода. И самое противное в этом то, что никто не пытается увидеть очевидные вещи и сделать правильные выводы. Меня обвиняют в хищении 133 миллионов у Министерства культуры. Министерство культуры подало иск на 133 миллиона рублей. Министерство культуры не удосужилось разъяснить в иске, а в чем же заключается причиненный ему вред. Что в 2018 году не понравилось Министерству культуры из того, что было показано в 2011-2014 годах, чему рукоплескали зрители, за что мы получали призы и признание не только в России, но и за рубежом? Чего не хватило в 2018 году Министерству культуры из того, что мы сделали для развития современного искусства в России в 2012-2014? Может Министерство культуры сформулировать свои претензии и сообщить их и нам и общественности? Обычно потерпевший является инициатором расследования. Он приходит в милицию и говорит о совершенном преступлении, но Министерство культуры никуда не приходило. Ему сообщили о якобы совершенном преступлении следователи. Министерство культуры не пыталось понять, а был ли какой-то вред и если он был, то в чем он состоял и в какой сумме исчисляется этот вред. Ему сообщили следователи, на какую сумму якобы причинен ущерб. И тут у меня возникает резонный вопрос – а почему мы за все эти 9 месяцев расследования так и не увидели никакого из Министерства культуры, кто бы сказал нам в лицо, чего Министерству культуры не хватает, чего оно утратило или не получило, что с проектом «Платформа» было не так. Вот я, только что рассказал вам, Ваша честь, что мы сделали только в 2012 году. Все знают, что было сделано в 2013 и 2014 годах. Так пусть и Министерство культуры расскажет мне в лицо, чего мы не сделали или стоимость чего мы завысили. Пусть Министерство культуры расскажет мне и обществу, чего Россия не получила от проекта «Платформа» в смысле развития современного искусства в 2011-2014-ом.

Меня родители воспитывали так: не просто не брать чужого, чужие деньги. А знаете, так: видишь деньги — отойди. Теперь вот матери нет. Остался только отец. Но и он повторяет всё то же самое. Я занимался и хочу заниматься творчеством. Я никогда не касался денег. Нет и не было никаких оснований ни для дела «Седьмой Студии», ни для моего домашнего ареста. Домашний арест должен быть отменён, а уголовное дело прекращено. Я не сомневаюсь ни в своей невиновности, ни в своей правоте. И я надеюсь на ваше мудрое и справедливое решение.

Оригинал

2892338

Фёдор Овчинников, основатель «Додо Пиццы»: Когда наша история получила, благодаря вашей поддержке, очень широкую огласку, наше дело из ОВД Южное Медведково передали в вышестоящую инстанцию — в отделение МВД по Северо-восточному административному округу города Москвы. В конце прошлой недели на допрос в качестве свидетеля к новому следователю сходил наш партнер-франчайзи в Москве Станислав Семионов. Следователь СВАО общался уже совершенно по-другому. Он сообщил, что все это какое-то недоразумение. Он вообще не понимает, зачем на допрос был вызван основатель компании, и пообещал, что больше допросов не будет.

Следователь предположил, что две «закладки», которые были найдены нашими сотрудниками в одной и той же пиццерии в Москве в ноябре и январе, объединить в одно дело не получится, так как доказать, что обнаруженное вещество из одной партии не представляется возможным. Станислав дал показания об обстоятельствах обнаружения «закладок» в туалете сотрудниками его пиццерии. На этом все закончилось.

На допросе был только один странный момент. Следователь сообщил адвокату и нашему партнеру-франчайзи, что я дал неверную информацию полиции на первом допросе. Сказал, что у меня нет судимостей, но они проверили и на самом деле у меня есть погашенная судимость за мошенничество. Это абсолютная неправда. Что это, ошибка или своеобразный психологический прием, чтобы посмотреть на реакцию слушателей?

Чтобы оценить, будет ли развиваться это дело или все действительно на этом и закончится, надо знать, что за ним стояло. Люди называли разные версии: отъем бизнеса, происки конкурентов, месть обиженных, коррупция, «проверка» на прочность, просто рутинная отработка дела. Некоторые даже считали, что мы это сами все раздули ради пиара. Хотя последнее, что нам нужно, — это ассоциации нашей компании с делом о наркотиках.
Изложу свое субъективное мнение, основанное на анализе известных фактов. Я не считаю, что наш бизнес хотели отобрать — хотя бы потому, что без нашей команды он ничего не стоит. Не верю и в версию о конкурентах — на нашем рынке так конкурировать просто бессмысленно, а наши крупнейшие соперники — это уважаемые международные компании.

Но я не думаю, что это было и рутинной полицейской работой. Безумная анонимка о том, что мы якобы под видом сети пиццерий занимаемся поставкой наркотиков из Латинской Америки, поступила в полицию 1 октября. В ней были указаны адреса пяти пиццерий, задействованных в «схеме наркотрафика». 23 ноября именно в одной из пиццерий этого списка в туалете для гостей наши сотрудники и обнаружили закладку наркотических средств.

Есть три версии, которыми можно объяснить связь этих событий. Первая: анонимное обвинение — правда, весь бизнес «Додо Пиццы» это просто прикрытие. Вторая: заявление от какого-то безумца с указанием адреса пиццерии и найденная через 23 дня «закладка» именно в этой пиццерии — просто случайное совпадение. Третье: и письмо, и «закладка» — части одной спланированной провокации.

Что еще было необычного в этой истории? Безумное заявление было написано от лица Прониной Екатерины Викторовны. На основании именно этого заявления я был привлечен к делу как свидетель, несмотря на то, что не имею никакого отношения к управлению пиццерией в Медведково, где наши сотрудники нашли «закладку». Эта пиццерия принадлежит нашему партнеру-франчайзи в Москве Станиславу Семионову.

Следователь очень настойчиво вызывала меня на допрос в качестве свидетеля в ОВД Южное Медведково, при этом три месяца с момента поступления заявления полиция не пыталась установить, кто такая Пронина, хотя в заявлении было указано, что она имеет отношения к «Додо Пицце» в Люберцах. Пользователи интернета нашли настоящую Пронину за пару часов, при этом настоящая Екатерина, инвестор нашей пиццерии в Люберцах, сказала, что заявление не писала и ее подпись подделана. Мой допрос в ОВД Медведково начался с того, что следователь объявила мне грозную статью «распространение в особо крупных размерах с наказанием вплоть до пожизненного», и представлял из себя попытку связать меня и пиццерию в Медведково, где были найдены «закладки».

У нас есть основания полагать, что все это было спланированной провокацией, и написали об этом заявление в надзорные органы и полицию. Что стоит за этой историей? Вы можете не поверить, но я пишу совершенно искренне, мы не знаем, кто и зачем все это мог организовать. У нас нет врагов. Но при этом мы понимаем, что вокруг — достаточно агрессивная бизнес-среда. Возможно, наши открытые цифры у кого-то вызывают зависть (хотя мы еще по сути стартап, и наша управляющая компания по-прежнему убыточна). Может быть, кому-то показалось, что мы богаты и могли бы поделиться? Если даже дела не выйдет, всегда ведь можно затаскать людей по допросам. Кто-то на нашем месте дал бы слабину — и был бы готов «договариваться».

Но это не наш путь. С самого начала мы ведем бизнес открыто — все на ладони, «Додо Пицца» де факто сегодня самая прозрачная частная компания в России. Нам сложно что-то предъявить. И мы всегда будем открыто защищать интересы компании, бизнеса, инвесторов, сотрудников.

Я не думаю, что атака преследовала серьезные цели — скорее это была разведка боем. В то же время мы почувствовали, что нас поддерживает множество людей — журналисты, бизнесмены, политики… Поэтому предполагаю, что для нас эта история на том и закончится. Мы не будем больше ходить на допросы, а дело против неустановленных лиц перейдет в разряд нераскрытых. Риски, которые создает наша публичность, никак не сопоставимы с той воображаемой выгодой, которую можно получить от нашего бизнеса.

Мы идеалисты, но мы никогда не идеализировали Россию. Эта история сделает нас сильнее. Мы намерены открывать пиццерии по всему миру в странах с разной бизнес-средой, и в Южной Америке и в Африке, и мы готовы к разным вызовам. Мы уже принимаем серьезные меры, чтобы не дать использовать наши пиццерии для противоправных действий. Мы поставили цель — сделать наши пиццерии самым некомфортным местом для любых криминальных элементов. Исключим возможность что-то спрятать в туалетах, закроем все люки и вентиляционные отверстия. Убедимся, что в пиццериях нет слепых зон для видеокамер. Введем регулярные проверки мест, в которых можно что-то оставить.

Ну и конечно, мы продолжим вести бизнес так, чтобы к нам просто невозможно было придраться. Мы по-прежнему будем вести бизнес открыто. И будем теперь готовы отстаивать интересы компании всеми законными способами.

Спасибо за поддержку!

Оригинал

В продуктовых магазинах Петербурга подорожала капуста. За две недели с 5 февраля по 19 февраля цена за 1 кг выросла на 41% до 26 рублей. Весь набор овощей и фруктов подорожал на 5,8% до 1211,2 рубля. Мониторинг в магазинах Северной столицы проводят АБН и «Эхо Москвы в Петербурге».

зеленый 1902

Как рассказал АБН руководитель направления «Свежие продукты» сети «Оптоклуб Ряды» Анатолий Фомин, это связано с условиями хранения. «Капуста и лук — это достаточно недорогие овощи, и они сильно зависят от местного урожая и условий хранения. Мы перевалили за некий экватор, когда эти овощи теперь будут в постоянном росте цены», — сказал Фомин. Скорого падения цены на эти овощи, по словам эксперта, ждать не стоит: «Удешевление может быть связано с тем, насколько возможно восстановить запасы этой плодовоощной продукции. Тут надо смотреть, кто нас может спасти по этой продукции. Кто мог, уже спас — средняя полоса России и Белоруссия. Но надо учитывать еще логистику — все-таки стоимость выращивания в Ленобласти и округе исключает логистику доставки, а в некоторых других местах необходимо прибавлять стоимость доставки». Новый урожай капусты и лука петербуржцы смогут увидеть на полках магазинов только в конце весны — начале лета.

В основном за эти две недели овощи и фрукты дорожали. Традиционно изменилась цена у огурцов — они подорожали, по нашим данным, почти на 60 рублей. Яблоки и бананы прибавили в цене более 6 рублей. Апельсины выросли на 4,7 рубля, перцы болгарские — на 6,7 рубля.

Каждые две недели АБН и «Эхо Москвы» следят за ценами в шести сетевых магазинах Петербурга. Мы определяем стоимость плодово-овощного набора, а также выявляем лидеров по изменению в цене.

Оригинал

В Госдепе заявили, что Россия несет потери после принятия в США закона «О противодействии противникам Америки путем санкций». Официальный представитель Госдепартамента Хизер Нойерт заявила, что в результате работы этого закона, России был причинен ущерб на сумму около 3 млрд долларов США. Это недополученная прибыль по сделкам с российскими компаниями, связанных с российской военной разведкой или работающих в смежных областях.

«Позвольте напомнить, что это — транзакции, которые правительство США и наши коллеги должны прочесать, это займет некоторое время. Однако мы рады, что некоторые страны прекратили покупку некоторых российских материалов и предметов снабжения. Мы полагаем, что смогли остановить эти транзакции на сумму около 3 млрд долларов. Прекращение таких сделок, по сути, является наказанием. Почему? Потому что это означает, что меньше денег уходит в российскую казну. Таким образом, это можно считать успехом в части привлечения России к ответственности».

Американским дипломатам, по ее словам, удалось сорвать несколько сделок, которые другие страны планировали заключить с российской стороной. Кроме того, добавила Нойерт, американским дипмиссиям поручено провести беседы с иностранными правительствами. Они должны объяснить, что их государства могут столкнуться с трудностями, если их компании будут вести дела с целым рядом предприятий российской оборонки. В конце прошлого месяца Госдепартамент США уже пояснял, что не видит необходимости в новых санкциях против российского ВПК, поскольку новый закон и прежние санкции показали свою эффективность.

Не думала я, что окажусь в тюрьме, когда летела с пересадкой через Лондон на свадьбу друзей во Францию на выходные. Я была задержана в аэропорту Хитроу незаконно — и к сожалению, у меня есть причины считать, что это произошло на почве расизма и под влиянием классовой ненависти. Я татарка, это видно по моему лицу. Но выглядеть как мусульманка (как и быть ею, если бы я вдруг была) — не преступление.

Я летела одна, без ноутбука, была одета по-дорожному (две толстовки, джинсы, черный пуховик, кроссовки, очки), а не элегантно, но ведь и это не преступление.

У меня не было с собой багажа (мой вещи ждали меня в Азии, так как я летела во Францию всего на выходные с пересадкой в Сингапуре и Лондоне по пути туда и обратно). Моя ручная кладь была упакована в рюкзак, на котором написано «Приезжайте в Татарстан» (красивый патриотичный рюкзак), — и о котором меня несколько раз спросили «что это такое — Татарстан». И я несколько раз ответила.

Да, я ошиблась при анкетировании ночью, ответив, что я не была в Лондоне раньше (а ведь я уже пересаживалась в Хитроу, не покидая транзитной зоны, в пять утра два дня назад, но так как в самом городе я не была, то я ответила — нет, я не была в Лондоне — и только потом, вспомнив о пересадке, я САМА поправила себя и уточнила этот момент: я была в транзитной зоне аэропорта, но не в Лондоне), но это не преступление.

Я сама подошла к паспортному контролю, чтобы узнать, как я могу улучшить условия своего 20-часового пребывания в транзитной зоне — можно ли выйти поспать в отель в город (я знаю, что такие случаи возможно при наличии американской визы и она у меня была, но я ею не пользовалась) или на территорию аэропорта.

Меня вывела из транзитной зоны сотрудница пограничной службы — она сказала «Мы решаем ваш вопрос. Следуйте за мной», — и я последовала за ней (вот это было уже преступление) и попала в тюрьму для мигрантов, откуда была конвоирована как преступник — но по своим же билетам с удержанием моего паспорта до конечной точки с соответствующим штампом.

Я не знаю, зачем она это сделала.

Большинство из вас знают меня лично. Я работала в правительственных программах, в культурных проектах, в медиа, я написала книгу, я веду социальные сети, много пишу о важном – суммарно в разных социальных сетях меня читает 20 тысяч человек. Я очень много путешествую, была больше чем в 30 странах и никогда не нарушала визовый режим.

Люди, которые говорили со мной в Лондоне, надо мной однозначно смеялись."Разместив" меня в тюрьме вместо отеля, они спрашивали меня «Are you happy?» — несколько раз. Это может быть покажется вам смешным, но это было так же унизительно, как и весь процесс полностью. Меня очень надломила эта ситуация морально, я чувствую большое разочарование в Лондонском правительстве и его принципах, в мотивах и поведении людей, я чувствую боль, недоумение, возмущение.

Я прошу помочь мне разобраться с тем, что произошло. Вы можете сказать «хорошо, что ты теперь на свободе» или «отлично, что все кончилось», но это не так: в моем паспорте стоит штамп. Я хочу знать причину, по которой я провела это время в тюрьме и была депортирована как преступник, а так же устранить возможные последствия этого — как сложности с пересечениями границ в дальнейшем (предвзятое отношения ко мне из-за этого инцидента).

Я так же хотела бы, чтобы пограничная служба аэропорту Хитроу принесла мне извинения за то, что их сотрудники спровоцировали моё задержание:
— ввели в заблуждение, что мой вопрос решается (вместо того, чтобы сказать: нет, вы не можете выйти, так как ваша американская виза не была использована),
— вывели из транзитной зоны, таким образом спровоцировав нарушение мной визового режима,
— удерживали три часа в закрытой комнате в аэропорту, будили раз в час, чтобы вывести меня из психологического равновесия,
— анкетировали и выбрали считать оговорку, которую я тут же (в течении минуты) сама исправила — ложью,
— увезли в тюрьму,
— конвоировали и удерживали в двух аэропортах (Хитроу и Сингапур, где меня уже встречали как преступника) без документов и личных вещей,
— поставили штамп.

Я думаю, что в основе этой неприятной ошибки, расизм и классовая ненависть (я не выглядела как они, и к сожалению, не говорила на английском так же хорошо, как они, на мне не было никаких «опознавательных» для них признаков принадлежности к «их классу»), а также чувство абсолютной власти и безнаказанности, своего «высшего» положения сотрудниками границы аэропорта Хитроу. Я так же должна отметить, что в комнатах, где меня держали, не было ни одной девушки европейской внешности.

Я написала письмо с просьбой о помощи в Британский Совет, посольство России в Великобритании и посольство Великобритании в России, а так же продолжаю искать адвоката, который заинтересуется этим случаем. Я так же напишу мэру Лондона, дам интервью всем изданиям, которые этого захотят, и потрачу столько денег, сколько будет нужно, чтобы довести это дело до справедливости, ведь у девушки из Татарстана в спортивной одежде (сюрприз) есть и деньги на юриста, и чувство справедливости.

RADMILA KHAKOVA
Номер паспорта: 751678196
Дата задержания: 11.02.2018, аэропорт Хитроу, Лондон. Депортация: 12.02.2018
Почта: tatarke@gmail.com
Telegram и WatsApp: +7(960)040-71-07

2892124
На фото: так я выглядела, когда меня забрали в тюрьму в Лондоне. Отсутствие идентификации как идентификация — две толстовки и пуховик Uniqlo, джинсы друга, кроссовки Nike, рюкзак visit Tatarstan, очки Mickhael Kors, печаль — собственность модели.

Что можно сделать?
Пожалуйста, поделитесь этим постом, чтобы в такую ситуацию не попали ваши друзья — и чтобы помочь мне привлечь внимание к этому случаю.
Так же, если у вас есть знакомый адвокат по визовым делам или сильный юрист, или знаемые в СМИ в Лондоне, пожалуйста, расскажите им. Спасибо!

Оригинал

Комментарий Марии Захаровой, официального представителя МИД РФ

Сильно, да?
Российское посольство в Лондоне , конечно, этим случаем займётся. Но хотелось бы, чтобы и британские коллеги как в Москве, так по месту основной дислокации прокомментировали эту историю . Может, и Борис Джонсон обратит внимание. Ведь речь может идти о дискриминации по национальному признаку!

Важный момент: девушка хочет и готова идти до конца, открыта к общению и поставила цель докопаться до первопричин такого к себе отношения.

Но больше всего хочется привлечь внимание BBC, включая её русскоязычную службу.

Оригинал

21 февраля 2018

Рожденные 21 февраля

Вера Алентова актриса Московского театра им. Пушкина, народная артистка России
Андрей Ежов корреспондент «Эха Москвы»
Евгений Водолазкин писатель, лауреат премии «Большая книга» 2013 г. за роман «Лавр», главред альманаха «текст и традиция»
Юбер де Живанши французский кутюрье, основатель модного дома Givenchy и компании Parfums Givenchy
Мария Каленчук директор Института русского языка им. Виноградова РАН, член-кор. РАО, профессор
Игорь Левитин помощник президента РФ, министр транспорта РФ в марте 2004-мае 12 гг.
Николай Расторгуев солист группы «Любэ», народный артист России
Владимир Ресин депутат ГД 7-го созыва(Ед.Рос), член комитета по земельным отношениям и строительству, доктор экономических наук, профессор
Софи Тёрнер английская актриса, исполнительница роли Сансы Старк в телесериале «Игра престолов»
Людмила Улицкая писатель, общественный деятель
J 2404 человек проголосовало. Смотреть результаты

«Прежде всего, хочу извиниться перед своими партнёрами по олимпийской команде, нашей делегацией и всеми болельщиками за то, что не смог оградить себя и Настю от тех проблем, с которыми мы сегодня столкнулись. Мне очень жаль, что историческая победа российского кёрлинга стала сейчас предметом допингового скандала, который наносит огромный вред нашему виду спорта и всему российскому спорту в целом.

Вместе с тем, готов открыто утверждать, что никогда, ни разу за то время, что занимаюсь спортом, я никогда не пользовался запрещёнными препаратами и какими-либо иными нечестными способами ведения спортивной борьбы. Я категорически против допинга и всегда старался максимально внимательно следить за соблюдением всех антидопинговых правил. Мой положительный тест на мельдоний в этой связи стал для меня и для Насти не просто шоком. Это огромный удар и по репутации, и по карьере. Не говоря о том, что только напрочь лишённый здравого смысла человек может использовать любого рода допинг, и тем более такой как мельдоний, в преддверии Олимпийских игр, где тестирование на самом высоком уровне.

Именно поэтому я, как никто другой, заинтересован в проведении скорейшего расследования для выяснения причин случившегося».

Оригинал

Вчера, 19 февраля, в соответствии с установленной процедурой, состоялось вскрытие и анализ допинг-пробы Б члена команды «Олимпийские спортсмены из России» Александра Крушельницкого. Проба дала положительный результат, подтвердив наличие запрещённого препарата в его организме.

Мы выражаем искреннее сожаление по факту данного инцидента. Вместе с этим, обстоятельства случившегося не дают сейчас ответа на вопросы, каким образом и когда мельдоний мог попасть в организм спортсмена.

Общеизвестно, что эффект от употребления мельдония достигается исключительно при его регулярном курсовом использовании, а метаболиты фиксируются в организме человека около 9 месяцев с момента окончания приема препарата.

Обнаруженная в пробе концентрация мельдония говорит о не применяемом в медицинской практике однократном употреблении препарата, абсолютно бессмысленном с точки зрения достижения какого-либо терапевтического воздействия на организм человека.

Проба, взятая у Александра Крушельницкого до начала Олимпийских игр, 22 января, равно как и все предыдущие, была отрицательной. Таким образом, факт осознанного или системного употребления запрещённого вещества не подтверждается.

В связи с этим Олимпийский комитет России инициирует всестороннее расследование обстоятельств случившегося, которое будет продолжено, в том числе, в рамках уголовного законодательства Российской Федерации для установления деталей произошедшего.

Отдельно хотим подчеркнуть, что за последние годы в России проделана огромная работа по формированию принципиально новой системы борьбы с допингом в тесном взаимодействии с ВАДА и МОК. Наши спортсмены регулярно и гораздо чаще остальных сдают допинг-тесты. При этом положительные пробы, как в случае с нынешним инцидентом, носят сугубо единичный, индивидуальный характер.

Мы полностью разделяем и поддерживаем позицию МОК и ВАДА с точки зрения применения принципа нулевой терпимости по отношению к допингу и принимаем все необходимые меры для того, чтобы виновные лица несли за это максимальную ответственность. Именно поэтому российская сторона заинтересована в проведении упомянутого расследования и выявлении истинных причин допингового инцидента.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире