14:02 , 27 ноября 2012

«Письма, за которые забирают»

Оригинал — на сайте «Комитет 6 мая»

Узники пыточной колонии ИК6 в городе Копейске Челябинской области не выдержали унижений, издевательств, поборов — и взбунтовались.

После того, как власти применили силу к родственникам осужденных и правозащитникам, вместо того, чтобы провести с ними переговоры, о бунте заключенных узнала вся Россия. Члены Комитета 6 мая и гражданские активисты решили провести акцию в защиту заключенных, над которыми бесчеловечно издеваются. Тема эта особенно близка Комитету 6 мая, поскольку все 12 узников «Болотного» дела с пугающим процентом вероятности могут скоро оказаться в колониях.

Пока люди стояли в одиночных пикетах, всё было спокойно. Но как только начались чтения писем и рассказов заключенных, их родственников о пытках в ИК6 ГУФСИН Челябинской области, как внезапно на активистов налетели полицейские, задержали их и засунули в автозак. Всего было задержано 16 человек. Одной из них — пожилой женщине — стало так плохо, что её пришлось госпитализировать. Троих оставили ночевать в обезьяннике. А письма остались лежать на асфальте.

Вот эти письма, за чтение которых сразу забирает полиция — рассказы заключенных ИК6 и других колоний о пытках и издевательствах сотрудников ГУФСИН:

1) Август 2012 года. Исправительная колония № 6 УФСИН по Челябинской области. Сотрудниками администрации колонии зверски избит и искалечен заключенный Терехин Е.Ф. От него требовали отказаться от своих жалоб на беззаконие в исправительном учреждении. У осужденного повреждены ноги, зубы, половые органы и многое другое.

Рассказ Евгения Терехина: «Меня вывели после завтрака 12 июля как бы на беседу в комнату пыток, там присутствовали сотрудники Емельяненко Андрей Владимирович, Ахмадуров Сергей, Бабкин Александр Павлович, начальник отдела безопасности Щеголь, Стариков Владимир Иванович. Они хотели побеседовать, в процессе беседы Щеголь Константин Геннадьевич начал меня избивать, бить по голове и говорить, что я эту систему не сломаю, хотя я эту систему не ломаю, просто отталкиваюсь от того что написано по закону, я не нарушаю ничего, не понимаю на каком основании меня садят в изолятор. Он начал бить по голове, выбил зуб, он с корнем вылетел. Потом привязали меня к этой клетке. Активное участие принимали в пытках Щеголь и Андреев. Андреев Александр Юрьевич начал бить меня по паху. Я начал кричать, мне завязали вот, меня вообще всего связали, руки замотали, ноги, живот, надели зимнюю шапку, надели смирительную рубашку, зеленую такую. И еще палочку подложили под стопы, у меня на одной ноге кожа содрана. Из-за ударов по паху мошонка была размером с волейбольный мяч, опухшая, черная. Сейчас постоянно перед беседами с прокуратурой оказывается давление; заставляют отозвать заявление. Меня просили написать, что я ушиб мошонку упав с кушетки.

Моя первая жалоба из-за которой они так себя повели была написана на незаконные действия. Ну, когда приезжаешь в колонию тебе засовывают пальцы в задний проход мотивируя 268 приказом, причиняют боль, унижение. Я подал в суд на ИК-6. Мне приходил ответ, но мне не приносили бумаги.»

2) «Генеральному прокурору Челябинской области Войтовичу А.П. от Локтионовой С.И.

Заявление

Я Локтионова Светлана Ивановна — мать осужденного Локтионова Олега Михайловича, 1977 г.р., отбывающего наказание в ФКУ ИК 6, довожу до Вашего сведения, что в настоящее время администрацией колонии преследуется мой сын.

Это подтверждают следующие факты:

1) он является косвенным свидетелем вымогательства денег у осужденного Коровкина. Это ему известно из личной беседы с Коровкиным. Кроме того осужденный Абакумов, так же в личной беседе, рассказал ему, что видел избиение Коровкина начальником особого отдела Щеголевым К.Г., в результате которого последний был убит. Мой сын написал заявление о выше изложенных фактах. В результате 15 июня он был помещен в ШИЗО. Это было не законно, т.к. нарушений режима с его стороны не было.

В изоляторе он был жестоко избит. Начальник колонии Механов Д.С. и начальник особого отдела Щеголев К.Г. здесь же обещали ему, что закроют в ШИЗО, из которого он не выйдет, переведут на СУС, все равно убьют, когда вернется из больницы, если он будет давать показания по убийству Коровкина и писать жалобы.

На основании изложенных фактов (избиение с особой жестокостью, угрозы смерти) прошу защитить моего сына от расправы.

Т.к. для подобных ситуаций существует «Программа по защите свидетелей» прошу применить её к моему сыну — защитить его от администрации ИК 6.

2) на 16 июня у меня было подписано свидание с сыном, 15 июня его закрыли в шизо, где он пробыл 13 дней, 2 июля его увезли в ЛПУ 3. Только 8 июля я узнала где он находится, т.к. ему разрешили сделать звонок домой, что после операции нужны компрессионные бинты. Таким образом я была лишена свидания с сыном и нарушено моё право знать о месте его нахождения.

3) в ЛПУ 3 ему сделали операцию по удалению тромбов. Это заболевание возникло в результате избиения Зяхором Е.П., который в то время был начальником отдела безопасности. Бил целенаправленно по ногам. При этом постоянно угрожал, что сына найдут в камере повешенным, будет инсценировано самоубийство, если будет писать жалобы.

В результате избиений на левой ноге образовались большие не проходящие тромбы. Во второй половине прошлого года заболевание обострилось, нога становилась синей, сын с трудом ходил, стоять было еще сложнее. Поэтому он не раз обращался к врачу и начальнику колонии, чтобы его отправили в больницу на операцию. В ноябре прошлого года я также говорила начальнику ИК, что Зяхор Е.П. травмировал сыну ногу и ему нужна операция.

В результате сложившейся ситуации — нежелание отправлять осужденного на лечение травмированной ноги, сын написал жалобу на администрацию колонии. За что он был избит в ШИЗО и отправлен в больницу 02.07.12г.

4) 14 лет сын содержится как склонный к побегу хотя попыток к побегу он никогда не предпринимал. Его обращения к администрации по данному вопросу остаются безрезультатными.

В своем заявлении хочу подчеркнуть, что мой сын не нарушает режим, при возникновении вышеизложенных ситуаций обращается к администрации учреждения. Все ситуации решаемы в пределах учреждения. Однако администрация колонии не вникает в содержание обращений осужденных, тем самым побуждает их к написанию жалоб, за которые потом жестоко расправляется с ними.

Прошу рассмотреть жалобу и принять решение по вышеизложенным фактам.»

3) Рассказ Ермураки Михаила Анатольевича, Челябинская область ИК-6, ИК—10:

«Сотрудники администрации учреждений выбивают путем физической расправы деньги с осужденных, обещая положительные характеристики и освобождение по УДО, затем начинают избивать и убивать тех, кто обращается в ФСБ, прокуратуру, коллегию адвокатов, правозащитников по жалобам о нарушении режима содержания и незаконным действиям. Натуральная прихоть сотрудников администрации под руководством начальника Миханова, замначальника Зяхова, начальника ОБ Щеголя, начальника оперотдела Печкова. Ситуация сейчас накалилась.

Были люди, которые писали неоднократно и ждали приезда комиссии и оказания помощи, чтобы прекратились массовые избиения, вскрытия, голодовки. Сотрудники нашли способ расправляться с осужденными следующим способом: они либо садят в камеру, либо насильно загибают человека буквой Г и говорят: «либо ты пишешь отказную, либо произойдет изнасилование». Те, к кому ездят адвокаты, жены, сестры, друзья, тех еще якобы боятся трогать, из-за того, что о них пекутся со свободы. Но если у человека наоборот никого нету, то его либо заставляют делать грязную работу — то есть бить другого осужденного.

При этом ты будешь жить вольготно — то есть ходить на свиданки и не обязательно с женами, надо будет — привезут проституток. Это все на основе денег, поставлено на широкую ногу, непосредственно в ИК-6. Там существует такая организация как сдиповцы, которые сами выполняют грязную работу, которую должны выполнять сотрудники. Рапорта написать, искусственные объяснения.

Лично у меня у самого был слушай в этом году, когда меня посадили в изолятор непосредственно по рапорту оперуполномоченного Ахмаднурова, этот рапорт подписал начальник колонии, но по приезду зам. прокурора Потапова, признали мое содержание в ШИЗО незаконным, но прокурор почему-то отказался от меня брать заявление по факту избиения. Он видел на мне синяки, что была травмирована нога, большие гематомы, поясница, правый бок. Это из-за того, что когда меня водворяли в ШИЗО на меня надели шапку, закрывали глаза, рот залепили скотчем, в уши вставили ватные тампоны, чтобы я не слышал и подвесили на наручники на турник. Били деревянной палкой, а не дубинкой, черенком от лопаты. Я хочу предать огласке это кровопролитие, беспредел, который творят сотрудники, которые не сотрудники, а оборотни в погонах. Эта кампания началась с 2003 года как появился полковник Жидков в Челябинской Области, сейчас уже другой — Турбанов, но кровопролитие только усилилось.

Есть переломанные осужденые, которых, когда приезжает Общественная Наблюдательная Комиссия или Уполномоченный по правам человека прячут по хоздворам, по контрольно-следовым полосам; там, где грязно, куда люди в парадной одежде не пойдут. Меня конкретно в январе содержали в прогулочном дворике когда был приезд прокурора. Полураздетый, при температуре минус 32 я пробыл почти два часа во дворике. А перед этим я был избит, меня минут 20 били, а потом просто вытащили в прогулочный дворик и бросили.

Я обращаюсь не только от себя, но и от жен, матерей, сестер тех осужденных, которые сейчас там собрать большую комиссию из Москвы или Санкт-Петербурга которая бы выехала в челябинскую область и про вела опрос этих лиц, имена которых я могу назвать: Локтионов Олег, Абакумов Даниил, Любисток Денис, Карташев Виталий, Латыпов Руслан, Рыжков Сергей — они могут подтвердить то, что происходило и сейчас происходит в колонии.»

4) Жалоба на нарушение конституционных прав человека и гражданина.

В интересах осужденного Георгия Джангавадзе:


«10 апреля 2006 года Люберецким городским судом по статьям 111, 105 УК РФ осужден Георгий Джангавадзе, наказание отбывал в ФКУ ИК-1 ГУФСИН РФ по Челябинской области.

15 мая текущего года Джангавадзе был этапирован и по настоящее время содержится в ФКУ ИК-6.

Именно условия содержания в данном исправительном учреждении и являются причиной и непосредственным поводом подачи на Ваше имя настоящей жалобы

Дело в том, что сотрудниками указанной колонии постоянно и на систематической основе допускаются нарушения действующего законодательства

Так, в ходе беседы с Джангавадзе, имевшей место 17 мая этого года, последний сообщил мне о том, что 15 мая 2012 года, по прибытию в ИК-6, он был раздет и прикреплен скличем к решетке. Сотрудники колонии одели на него каску, наручники и подвергли его избиению. Избивали в течение двух дней, он кричал от боли так, что потерял голос. Ему затыкали рот и включали сирену. Не давали пить и есть, он терял сознание.

По результатам рассмотрения данного заявления 28 мая 2012 г. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

В ходе беседы с Джангавадзе, имевшей место 22 июня этого года, последний сообщил мне о том, что ему не выдают матрас, гигиенические принадлежности — мыло, зубную пасту, полотенце. В камере не работает лампочка, сидит в темноте. В последующем матрас выдали, но матрас и постельное белье были грязными, не отвечают санитарным нормам. Не соответствует этим, элементарным санитарно-гигиеническим требованиям и камера в целом.

11 июля 2012 года в связи с продолжающимся ухудшением самочувствия, Джангавадзе поручил мне решить вопрос о его переводе в ЛПУ СТБ для прохождения лечения.

В этот же день начальнику колонии мной подано соответствующее заявление с просьбой провести полное обследование осужденного на предмет его перевода в лечебное учреждение.

Однако по состоянию на 20 июля сего года никаких мероприятий направленных на обследование здоровья осужденного не проводилось и не проводится».

Остальные письма


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире