10:39 , 01 июня 2010

Мировая практика усыновлений

Дмитрий Попков, детский врач из Франции

Могу лишь поделиться мнением (личный опыт, наблюдения как травматолога-ортопеда) по поводу ответственности и последствий плохого обращения с детьми, которые попадают в наш региональный госпиталь (г. НансИ).

Такие дети появляются в среднем 1 раз в месяц.
Обычно сталкиваешься с побоями у детей в возрасте до 2 лет. Это видно сразу: характерные гематомы, в соответствующих местах, характер переломов, несоответствие тому, что рассказывают родители о моменте травмы и т.д. Интересно то, что постоянно в госпитале находится человек – социальный работник, который участвует в обследовании таких детей, беседует с родителями или сопровождающими лицами (дяди-тети), у него, как правило, уже есть данные на неблагополучные семьи (соответствующие дела открыты, единая база).
Есть и региональный дежурный прокурор, который по сообщению такого социального работника может: дать согласие на операцию ребенку (если нет родителей или они сопротивляются), отстранить родителей в послеоперационном периоде от ребенка, поместить ребенка вскоре после операции в учреждение опеки до решения вопроса о лишении (или нет) родителей родительских прав. Естественно, решение зависит от тяжести травм, раскаяния и сотрудничества родителей, повторности агрессии и т.д.

Много прав и у врача.
Я, как дежурный врач, могу вызвать полицию, чтобы не дать родителям увести ребенка из госпиталя, если есть потенциальная угроза состоянию его здоровья.

Другой аспект, если заболевание ребенка связано с недостаточным уходом.
В этом случае проводят занятия с родителями в госпитале, а затем некий период специальная медсестра приходит домой помогать матери и проверять.
Проблема агрессии в отношении собственных детей во Франции считается серьезной, периодически появляются публикации в печати.

Дежурный врач ПРИ ПОДОЗРЕНИИ на агрессию в отношении ребенка обязан сигнализировать социальному работнику провести дополнительные обследования.
Если этого не было сделано, то это «минус» врачу, особенно, если через некоторое время этот же ребенок вновь поступает с побоями. Тут уже выясняют с пристрастием у врача, не скрыл ли он это в первый раз.
Ни кто не шутит этим. Есть и перегибы (например, гипердиагностика при несовершенном остеогенезе), к которым, в общем-то, относятся терпимо.

Наконец, был случай с моим коллегой.
Он, играя с дочерью, изображал «крокодила» и неудачно укусил ребенка за плечо, сформировалась легкий характерный кровоподтек. Несколько дней спустя его жена привела дочь на прием к их частному врачу-педиатру (который знает эту семью давно) по поводу простуды, и тот, обратил внимание на следы от укуса. Так вот, мать провела 40 минут, отвечая на вопросы по поводу семьи, отношений отца с детьми, количеству времени, уделяемому детям со стороны родителей, характеру игр и т.д.

Наконец, здесь такие проблемы возникают в семьях алкоголиков, токсикоманов и, нередко, при отчимах.

Дети здесь защищены со стороны государства.
Нет необходимости говорить, о соблюдении их прав. Ничего доказывать не надо: государство разделяет с семьями заботу о детях и многие расходы.

Сергей Плетнев, маркетолог из Гааги

Как усыновляют в Голландии.

Если вы живете в Голландии и хотите усыновить ребенка-иностранца, вас заставят много раз подумать, прежде чем совершить этот шаг.
Процедура усыновления в Нидерландах долгая и трудоемкая.

Сначала вам необходимо получить разрешение от голландских властей на право усыновления.
Длится это около трех лет. Власти проверяют наличие достаточных условий для ребенка, а также вашу ситуацию в целом. Проводят несколько бесед, тестируя серьезность ваших намерений. Кроме того, вам необходимо посетить ряд специальных занятий, во время которых специалисты расскажут о процедуре и сложностях этого процесса, о связанных с ним рисках. Цель – обеспечить полное понимание возможных последствий приема в вашу семью ребенка из другой культуры. Уже на этой стадии некоторое количество родителей-кандидатов отказывается от своей затеи.

Затем – проверка состояния вашего здоровья и биографии.
Независимый врач подтвердит, что вы не страдаете неизлечимым недугом, что вы в состоянии воспитывать и обеспечивать безопасность ребенка. Проверят также вашу биографию – с целью исключить наличие у вас криминального прошлого, связанного с насилием в любых формах, а также преступные связи в настоящем.

Если проблем не возникло, начнется следующая фаза: специалисты Центра по защите детей министерства юстиции проведут несколько интервью для выяснения побудительных мотивов усыновления.
Одна из целей таких бесед – оценить психологическую уравновешенность родителей-кандидатов. Для этого могут привлекаться профессиональные психологи. Часто эти разговоры проходят в эмоциональной обстановке: интервьюер специально заостряет вопросы и сомневается в вашей искренности, на вас лежит бремя найти с ним общий язык и доказать серьезность намерений. Не сможете сделать этого здесь – значит, взять на себя ответственность за судьбу незнакомого вам ребенка вы тем более не готовы.

При успешном завершении этой фазы вы получаете от правительства Нидерландов «принципиальное разрешение», подтверждающее вашу готовность к усыновлению. Лишь обладая таким разрешением можно обращаться к компаниям-посредникам, которые работают в отдельных странах.

Теперь вас ждет новая процедура контроля, теперь уже в стране, из которой вы получите ребенка.
У каждого государства – свои правила. Например, турецких детей усыновлять имеют право только мусульмане, китайских – лица не моложе сорока лет, а дети с Тайваня не могут быть переданы в семьи крестьян. Кроме того, ваше здоровье еще раз тщательно проверят, не доверяя заключениям голландских врачей.

Если все в порядке, то вас снова ждет долгая очередь, скорость которой зависит от ваших требований и наличия подходящих детей.
Время ожидания может достигать трех-четырех лет.

После переезда ребенка в Голландию продолжатся тесные контакты с организациями, которые помогут ребенку адаптироваться.
Ими проводятся консультации, во время которых, например, психологи вместе с родителями просматривают видеозаписи обыденных ситуаций вашего общения и выявляют проблемы, незаметные на первый взгляд из-за возраста детей и неопытности родителей. Организуются встречи и с другими семьями, где живут приемные дети.

Весь этот процесс, конечно, очень сложен для родителей и часто делает их другими людьми.
Как заметила моя знакомая, только что усыновившая годовалого китайского мальчика, «люди со стороны мало что знают об этом по-настоящему». Трудно себе представить, что после такого опыта приемные родители выбросят ребенка на улицу, будут его бить или отправят в самолете обратно на родину.

Такого здесь, кстати, никогда не происходит.

Между прочим, детей из России голландцы усыновлять не могут: двусторонний договор об усыновлении между Нидерландами и Россией пока не заключен.

Владимир Искин, шеф-редактор немецкого журнала EXRUS.eu (Германия)

Рожать или усыновлять?
Отвечает немецкое законодательство.

Накануне Дня защиты детей хотелось бы сказать пару слов как раз о них и об их правах.
Причем не только ПОСЛЕ рождения, но и даже ДО…

В Германии, как и везде, институт усыновления на протяжении тысячелетий был призван помочь бездетным семейным парам (или одиноким людям) приобрести наследников, чтобы иметь возможность продолжить свою династию и наследовать оставшееся после их смерти имущество.
И только последние десятилетия большое значение начинает придаваться интересам самих несовершеннолетних детей.

Чтобы исключить возможную ошибку (которая впоследствии может дорого стоить ребенку), усыновлению должно предшествовать т. н. «время заботы», или время привыкания, которое длится, как правило, год.
В течение этого времени новые родители не имеют права на получение «детских денег» (Kindergeld), что само по себе уже является проверкой истинности намерений усыновителей.

Усыновление разрешается, как правило, паре – мужчине и женщине, не обязательно состоящим в официальном браке.
Но из этого правила бывают исключения.

Возраст усыновителей не должен быть менее 21 года для женщин и 25 – для мужчин.
Одинокие усыновители не могут быть моложе 25 лет. Верхней границы не существует (в отличие, кстати, от многих иностранных правовых систем).

В соответствии с решением Конституционного суда (1995 года) оба биологических родителя должны дать согласие на усыновление их ребенка даже и в том случае, если они не обладают опекунскими правами в отношении него.
Также и ребенок, если он старше 14 лет, должен выразить свое согласие жить в новой семье.

Суд может обойтись и без согласия биологических родителей на усыновление, если, несмотря на их активный поиск, родители не могут быть найдены или же вследствие тяжелой (прежде всего душевной) болезни не могут выразить свое согласие.

Для защиты матерей новорожденных детей законом установлен срок в 8 недель после рождения ребенка, до истечения которого не допускается выражение согласия.
Тем самым закон ограждает матерей от поспешных и опрометчивых решений. Когда родители не состоят в браке и отец не обладает опекунскими правами, он может выразить свое согласие на усыновление еще до рождения ребенка.

Согласие на усыновление должно быть нотариально заверено.
После этого оно уже не может быть отозвано обратно.

В целях защиты новой семьи от попыток выведать те или иные сведения, связанные с усыновлением, существует законодательный механизм, охраняющий его тайну.
Но! Как быть, если ребенок вырос и сам хочет узнать это «тайну»?

Федеральный конституционный суд неоднократно указывал, что ограничение подобного требования ребенка недопустимо.
Каждый человек – даже и несовершеннолетний – имеет право знать свое собственное происхождение (свои корни), своих биологических родителей (сестер, братьев).

Интересно, что срок исковой давности по делам об усыновлении составляет 3 года.
Принимая решение, суд должен руководствоваться, прежде всего, соблюдением и защитой интересов ребенка.

А теперь пару слов о беременности и родах.

До недавнего времени в Германии существовала судебная практика, согласно которой беременная женщина при устройстве на работу обязана была сообщать администрации о своей беременности.
Но не так давно Федеральный суд по трудовым спорам (Эрфурт) последовал за Европейским судом и изменил свою практику.

Жительница Лейпцига при устройстве в прачечную не поставила в известность администрацию о том, что она беременна.
С ней был заключен бессрочный трудовой договор. Каково же было изумление руководителя фирмы, когда через несколько недель работница заявила, что ей скоро рожать!

Женщину обвинили в вероломном обмане и уволили.
Дело дошло до суда, который указал, что умолчание о факте беременности нельзя расценивать как вероломный обман, ибо сама постановка подобных вопросов – «беременны вы или нет» – является недопустимой. «Такой вопрос представляет собой один из видов запрещенной дискриминации из-за принадлежности лица к определенному полу. Это – не что иное, как женская дискриминация» – именно так обосновал своё решение суд (Az.: 2 62101 AZR). Более того, отказ работницы от выполнения оговоренной в трудовом договоре работы по тому основанию, что она беременна, также совершенно законен. Данный отказ по своей продолжительности является временным и не ведет к длительному нарушению договорных обязательств, а его цель – сохранение здоровья будущей матери и ее ребенка.

Таким образом, данное решение суда остается только приветствовать, так как до сих пор немецкие судьи в аналогичных делах принимали решение, как правило, в пользу работодателей.

Автор благодарит магистра права Олега Горева (Франкфурт) за помощь в подготовке этого поста.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире