15:34 , 23 мая 2010

А город подумал: ученья идут…

К зданию новокузнецкой администрации мы подъехали в 15-30.
Перед выездом мне позвонил друг, который был уже на месте, сказал, что бы не ехал на машине прямо к администрации, ибо парковаться здесь негде. Вся прилегающая территория огорожена и заставлена всем подряд. Оставили машину у «Глобуса», и пошли к администрации пешком, через сквер Жукова.

В сквере в это время был в самом разгаре конкурс по брейк-дансу.
Стояла группа народа, человек 50, и дети прямо на асфальте танцевали брейк. Благо, к этому времени немного распогодилось и потеплело. Подойдя к администрации, увидели, что стоянка слева заставлена машинами МЧС и пожарных. Пригнали зачем-то даже полевую кухню. Перед самой администрацией несколько рабочих с брандспойтами мыли фонтан.

Когда подошли к зданию администрации, перед ним уже собралось человек 200 людей.
Стояли просто вдоль ограждений. Заметил небольшую группу, скучковавшуюся вокруг кого-то, подошел посмотреть. Выяснилось, что это депутат городского совета, Андрей Кузнецов, единоросс, председатель городского «Союза ветеранов Афганистана». Он о чем-то разговаривал с тремя мужиками, как выяснилось, шахтерами шахты «Юбилейная», остальные стояли и слушали.

Когда подошли к администрации, встретили друзей.
И сразу же сзади к нам подошел «топтун» в штатском, на лице написано звание не ниже майора. Встал рядом, «греет уши». Мы отошли на безопасное расстояние.

А с громкоговорителей на крыше здания администрации на всю Кирова крутили «Обращение ГО и ЧС по действиям населения в чрезвычайных ситуациях» – при пожарах, терактах, воздушной тревоге и т. д.
Мне сразу вспомнились фильмы про войну: «Русмш партизанен! Сдафайтесь! Москфа капут! Сталин – капут! Феликий Германия гарантирует фам жиннь!».
Длилась вся эта психологическая обработка часа полтора.

Народ продолжал подтягиваться.
Когда собралось уже человек 300, кто-то крикнул: «Что здесь стоять? Пошли на крыльцо!».

И люди, минуя заграждения из бетонных блоков, асфальтных катков и самосвалов, собрались на крыльце администрации.
Основная масса собравшихся – в возрасте от 30 лет и выше, очень много шахтеров. Их легко отличить по характерной «подводке» ресниц, которая после нескольких лет в шахте не смывается. Было много металлургов с КМК м Запсиба.
Все трезвые.

Через минут 15 к митингующим вышел Смолего, в сопровождении двух милицейских чинов – полковника и майора.
Так как он невысокого роста, в толпе его было не видно и не слышно, а с крыши администрации продолжало вещать ГО и ЧС.

Люди начали возмущаться, и через некоторое время громкоговоритель стих.
Кто-то принес матюгальник, который периодически отказывался работать, так что то, что говорил Смолего, слышали только те, кто стоял рядом с ним.

Мне удалось протиснуться на расстояние аудиовизуального контроля.
Требования к Смолего звучали следующие:

– повышение заработной платы и пенсий шахтерам, и по городу в целом;
– привлечение собственников Распадской к ответственности за аварию;
– вывод кузбасских предприятий из офшоров и регистрация их в Кузбассе;
– прекращение уголовного преследования участников митинга в Междуреченске;
– отменить привязку зарплаты шахтеров к плану выработки;
– повысить безопасность и условия труда на шахтах;
– периодическая отчетность властей города перед жителями.

Кто-то потребовал национализации угольных предприятий.
Смолего: Вот, смотрите, человек снова нас к коммунизму призывает!

Голоса из толпы: Смолего, а забыл, как сам коммунистом был? А чем олигархи лучше коммунистов? Да при коммунистах шажтеры достойнее жили!

Спросили Смолего и про детей, которых вывели на площади, зная о предстоящем митинге.
Он ответил: «Я не знаю, я не в курсе».

Все остальные ответы Смолего можно охарактеризовать одной фразой: «Это не в моих силах, не в моей компетенции, но требования ваши рассмотрим».
Про собственников и офшоры он сказал, что прекрасно знает схемы, как прибыль выводится за границу, и сейчас вроде как готовится законодательство по этому вопросу.

Тут же на бумаге написали список требований и вручили Смолего.
После этого Смолего сказал: «Ну что, мужики, все, расходимся!», и удалился в здание администрации.

Народ не расходился.
Подошел депутат Андрей Кузнецов.
Один из присутствующих спросил:
– Андрей, вот ты депутат Горсовета, скажи, почему у нас такой бардак в стране и во в власти?
– Бардак как раз начинается вот с таких вот митингов. Они как раз дестабилизируют обстановку.
– Андрей, ты член «Единой России»?
– Да, вот так получилось.
– Андрей, вот скажи, почему Москва жирует за счет Кузбасса, а мы здесь копейки получаем?
– Да я вообще за то, что бы отделиться от Москвы. Вот так, все что за Уралом – взять и отделить! Я – за!

Задаю вопрос Кузнецову: Андрей, давай оставим пока глобальные вопросы.
Вот в Междуреченске парня под раздачу подвели и крайним сделали – Антона Герасимова. Помогите парню.
Кузнецов: О, вот это уже серьезный вопрос! как, говоришь его фамилия? (записывает). Обещает разобраться и помочь.

Затем к нему подошел один шахтер с Юбилейной:
– Андрей, вот я тебя знаю, ты – ветеран Афганистана, ранения имеешь, награды. Я – ветеран Чечни. Тоже ранения имею и контузию. Я на шахте работаю, и 15 тыс. получаю. Вот скажи мне, за что я там воевал? За эти… 15 тыс.?
– Как ветеран ветерану скажу – ты воевал за присягу, и я воевал за присягу.
– Но ты на войне солдат в атаку поднимал, почему сейчас не поднимешься за тех, кто тебя в депутаты выбрал?
– На войне по-другому, там есть конкретный враг.
– А ты считаешь, что сейчас у нас нет конкретного врага?
– Ну, я же такой ветеран, как и ты.
– Только вот у тебя – кресло, а у меня – табуретка.

И далее все в таком же ключе.
Записав на бумаге некоторые вопросы, в которых он обещал разобраться, Кузнецов удалился.

Постояли еще немного, и кто-то бросил клич перекрыть Кирова.
Народ покинул крыльцо администрации, и вышел на дорогу. Движение заблокировали. Милиция этому не препятствовала, по обе стороны от перекрывших улицу встали наряды ДПС и начали разворачивать транспорт.

Рядом со мной оказался один из чиновников администрации, громко разговаривающий с кем то по телефону:
– Да, дорогу пререкрыли! А я какого х… сделать могу? У меня в подвале администрации уже ничего не осталось! Нет, спокойно все! Человек 400-450... Да, контролируем… Да я бл… уже и так третьи сутки не сплю… Да, понял…

Через минут 15 на Кирова снова вышел Смолего.
Его окружил народ, и в течение минут сорока проистекало общение.
На этот раз Смалего был более конкретен.
– Я, как представитель власти обещаю вам, что во вторник, в город приедут собственники шахт.
Правда, каких шахт и какие собственники – я так и не понял.

Митингующие заявили Смалего, что в следующую субботу соберутся снова, чтобы выслушать решения по переданным требованиям.
Смолего с этим согласился.

Затем люди освободили проезжую часть, и движение возобновилось.
Примерно в начале седьмого территория перед администрацией опустела.

Что можно сказать о прошедшем митинге? Ну, во-первых то, что это чисто народная акция протеста. Люди собрались сами, по своей собственной инициативе. Никакой организованности не прослеживалось, и никаких организаторов не было.

Никакие партии и движения на митинге не отметились.
Никакой «Союз жителей Кузбасса» не появился. Все, что на митинге происходило – чистый экспромт. И это меня радует.

Никаких требований «Долой!», «В отставку!» не прозвучало.
Городские власти изрядно понервничали. Это было видно по «превентивным мерам», да и по реакции самих чиновников мэрии, присутствовавших на митинге.

Но самое главное – то, что власти получили серьезный посыл от жителей Новокузнецка.
Не от партий движений, фракций-шмакций, а от самых что ни на есть обычных людей. Дальнейшее развитие событий будет зависеть от того, насколько серьезно власти воспримут этот народный месседж…

Оригинал

Текст поста публикуется с сохранением авторского варианта орфографии и пунктуации


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире