10:24 , 17 марта 2010

Дмитрий Медведев: Великие спортсмены получаются из обычных людей

(из беседы с чемпионами и призёрами XXI зимних Олимпийских игр 2010 года в Ванкувере)

Д.МЕДВЕДЕВ: Давайте поговорим о том, что нам делать дальше и кто виноват. Я шучу, конечно. На самом деле главное – всё-таки понять, что в организации работы нам следует изменить, как нам дальше готовиться к Сочи. Объективно посмотреть и на работу Олимпийского комитета России, и на работу федераций, посмотреть на работу Министерства спорта и, конечно, посмотреть на то, что должно делаться в регионах, где у нас получается, а где не очень, поговорить и об инфраструктуре. Потому что, если говорить откровенно и прямо, то за последние годы, в общем-то, очень много было сделано для развития инфраструктуры по сравнению с тем, что было до сих пор. Но, с другой стороны, и вы мне сами сейчас об этом, естественно, скажете, в сравнении с другими странами у нас всё выглядит пока весьма и весьма посредственно. По каким-то видам спорта – плюс-минус ничего, по каким-то видам спорта – очень и очень ещё посредственно.

Я уже об этом говорил, когда давал некоторые оценки тому, что произошло, что деньги, конечно, очень важны, и денег у нас, слава Богу, стало, в общем, довольно-таки приличное количество, которое выделяется на спорт высших достижений, но не деньги всё-таки решают всё. Значит, чего-то нам ещё не хватает.

Инфраструктура, безусловно, тоже очень важна. Вроде бы где-то у нас есть инфраструктура, но тоже не всё получается, либо мы пользуемся иностранной спортивной инфраструктурой и тоже чего-то достигаем тем не менее, не имея своей. То есть давайте поговорим о том, всё-таки, каковы основные условия для того, чтобы мы хорошо подготовились к Сочи, на ваш взгляд.

Я, конечно, ещё раз послушаю потом и больших начальников. У меня 26 марта – большое заседание Совета при Президенте по спорту. Там, конечно, будут ещё раз оцениваться результаты выступления в Ванкувере, но и, конечно, будут поставлены задачи форсированной подготовки к Сочи. Мы там говорим не только о спорте – мы говорим и о подготовке самого города, и олимпийских сооружений. Но, конечно, будем уделять внимание и спортивным результатам.

Так вот, в преддверии этого разговора мне бы хотелось, чтобы вы меня обогатили вашими представлениями, чтобы я мог нашим коллегам сказать: «А вот ребята, которые реально добились результатов в Ванкувере, они считают вот так, а не иначе», – потому как (и мне уже об этом тоже приходилось говорить) в конечном счёте, всё, что делается, делается именно для вас, а не для спортивных начальников или каких-то других людей.

Так что давайте. Кто хотел бы начать разговор? Прошу Вас.

И.СКОБРЕВ: Дмитрий Анатольевич, наверное, в первую очередь, я даже в словах благодарности сказал, – спасибо большое за олимпийский год, потому что отношение, по крайней мере, в моей федерации, в конькобежном спорте, чем я занимаюсь, – было особенно пристальным именно в этом году. Собственно, те условия, которые были созданы, – да, пусть я уехал в Италию, пусть я тренировался с итальянским специалистом, но это всё…

Д.МЕДВЕДЕВ: Ничего зазорного в этом нет.

И.СКОБРЕВ: Я к тому, что всё внимание и желание делать было только в последний год. До этого три года мы, скажем так, раскачивались, мы не понимали, что мы хотим, как, было трудно понять. Опять же спасибо и Вам, руководству, собственно говоря, Олимпийского комитета, что всё-таки решили поменять руководство СКР (Союза конькобежцев России). Сейчас у нас новый президент, который старается наладить работу федерации, создать все необходимые условия.

Возвращаясь к моему тренировочному процессу, такой момент – я не знаю, насколько приятно его будет озвучивать, но вот я приезжаю, допустим, из Италии, где я тренируюсь, кручу велосипед, делаю силовую подготовку, катаюсь на льду. Возвращаюсь в Москву, катаюсь в Крылатском (у нас в конькобежном спорте очень важна и велосипедная подготовка), вот выезжаю, наверное, на самое благоустроенное наше Рублёвское шоссе, и меня на посту останавливает милиционер и говорит: «Ты что здесь ездишь-то?» Я говорю: «А где тогда ездить, если не здесь, скажите, пожалуйста, потому что на любой другой дороге могут сбить?»

Вот пока, собственно говоря, отношение такое непонятное. Если, допустим, едешь в Италии, в Америке – там, наоборот, объедут, помогут. Хотелось бы, чтобы такие моменты как-то у нас отмечались, пропагандировался тот же спорт. И если спортсмен в том же велошлеме выезжает на велотрассу, почему бы не дать ему тренироваться? Я не знаю, как ребята биатлонисты справляются, лыжники на роллерах. У нас, наверное, на самом деле опасно ездить.

Конечно, правильно Вы отметили, это Канада: тот пример, который они продемонстрировали нам, если ориентироваться на них, – была, наверное, системная подготовка на протяжении четырёх лет.

Д.МЕДВЕДЕВ: Извините, я Вас прерву. Скажите, пожалуйста, допустим, по Вашему виду спорта, когда нужно, что называется, высадиться на место, чтобы чувствовать себя комфортно, например, в Сочи? Вам как было бы хорошо, например?

И.СКОБРЕВ: Я сейчас сам для себя рассматриваю как один из вариантов, допустим, выступать не только за Череповец, спортивный клуб «Северсталь», а может быть, и за Краснодарский край. Попробовать переехать в Сочи, наверное, года за два до Олимпиады, чтобы адаптироваться к климату в первую очередь.

Д.МЕДВЕДЕВ: Сейчас наш губернатор неистовый Александр Николаевич Ткачёв это услышит, так что ждите звонка.

И.СКОБРЕВ: Это на самом деле разумно, потому что, если даже брать пример с американцев, которые готовились к Солт-Лейк-Сити, с канадцев, которые готовились к Ванкуверу, как только построено помещение, инфраструктура для тренировок, – вся сборная переехала в Ванкувер.

Для себя я это вижу как вариант продолжения карьеры, потому что хочу выступать в Сочи. И если создадутся необходимые условия, будет наш каток построен за год, за два до Олимпиады, то я для себя не вижу другого варианта развития событий, кроме как переезжать туда, собственно, и готовиться. И опять же повторюсь, что не только надо создавать, допустим, каток, правильно Вы сказали, но для нас очень важна ещё велосипедная подготовка, очень важна. И не то чтобы, допустим, отношение милиции, – надо до людей доносить, что мы хотим тренироваться, работать, чтоб нас там лишний раз не сбивали, ничего такого не происходило.

Д.МЕДВЕДЕВ: Не дай Бог.

Вы знаете, насчёт отношения милиции или кого-то другого, во-первых, это просто недостаток культуры и у милиции, и у других людей. Просто для них непонятно, как это люди тренируются там же, где проходит обычная жизнь.

А у них отношение другое, у наших основных конкурентов, потому что там спорт интегрирован в повседневную жизнь: и спорт высоких достижений, и просто обычная физкультура. И там ни у кого не вызывает удивления, когда кто-то на велосипеде едет рядом с машиной. Наоборот, машины там в сторону принимают. Не вызывает удивления, когда кто-то на лыжах катается. А у нас зачастую на них смотрят, как на белых ворон. Но, конечно, будем давать им правильные установки. Надо Министру внутренних дел передать, чтобы вели себя соответствующим образом сотрудники ГАИ со спортсменами, которые тренируются. Ну и губернатора тоже обрадуйте, что я нашёл для Ткачёва нового жителя Краснодарского края (с м е х).

РЕПЛИКА: Пока катка у них нет. Это будет…

Д.МЕДВЕДЕВ: Пусть строят быстрее.

РЕПЛИКА: Тогда получается, все спортивные объекты надо быстрее заранее построить, чтобы туда приезжали уже за два, за три года и тренировались.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я собственно об этом и говорю. Знаете, не все, насколько я понимаю, государства смогли в полной мере воспользоваться эффектом собственных стен, но многие воспользовались. Как воспользовалась Канада – просто фантастика. Я, откровенно говоря, не ожидал, что они всё-таки таких результатов добьются, молодцы. И, видимо, всё-таки здесь то, что вовремя всё было сделано, дало свой эффект – помимо, конечно, собственно самих ребят, которые там проявили хорошую подготовку. Нам нужно также поступить в Сочи, это точно.

Пожалуйста.

А.ВОЕВОДА: Дмитрий Анатольевич, я бобслеист, мы с Сашей Зубковым стали бронзовыми призёрами по бобслею.

Д.МЕДВЕДЕВ: Мы знаем, мы болели, помним.

А.ВОЕВОДА: Я коренной сочинец и хотел бы сказать от жителей Сочи огромное Вам спасибо за те перемены, которые происходят в Сочи: строятся эстакады объездные… Огромное Вам спасибо за это, спасибо за подготовку.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Алексей, мне очень приятно, что Вы сказали так о своём родном городе, потому что, знаете, когда Сочи победил, это большая радость была, а с другой стороны – огромное напряжение. Оно сохраняется: во-первых, успеем? Нужно толкать все эти процессы: бюрократия у нас сами знаете какая, плюс гигантские затраты, потому что город сложный. И вот то, что Вы как житель именно Сочи говорите о том, что там благоприятные изменения, что город развивается, становится благоустроенным и красивым (мы Сочи и так любим, но он становится лучше), вот это очень ценно. И спасибо, что Вы об этом сейчас сказали.

Я надеюсь, что нас услышат все включая и чиновников Международного олимпийского комитета, а также всех, кто надзирает за нашей будущей Олимпиадой.

Пожалуйста.

А.ЗУБКОВ: Можно я добавлю? Очень приятно, что наш вид спорта развивается, и люди на сегодняшний день знают, что такое бобслей вообще в России.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это правда.

А.ЗУБКОВ: Потому что очень было обидно, когда спрашивали: «А что за такой вид спорта?» – хотя мы уже приносили в Турине медали. Конечно, все понимают, что те объекты, которые нам необходимы на сегодняшний день, они дорогостоящие, – и, в первую очередь, все спортсмены – выходцы из Сибири: Красноярск, Братск, Иркутская область. Просьба: если возможно, строить необходимые базы там, где развивается вид спорта. Потому что если для сравнения взять Германию, которая сейчас считается номером один вообще в зимних видах спорта, то у них имеются четыре трека, они готовятся на них, и треки разные, и от этого идёт результат. Работают специалисты. Конечно, приглашают специалистов: у них жёсткий отбор в команду тренерского состава, все работают призёры Олимпийских игр.

Д.МЕДВЕДЕВ: Александр, знаете, мы, конечно, будем строить, здесь сомнений никаких быть не должно, тем более с учётом того, что мы и наши победы в спорте воспринимаем как личный успех не только конкретного спортсмена, а личный успех обычного человека. У нас спорт – больше чем спорт, поэтому столько переживаний из-за выступления сборной. В других странах люди посмотрели телевизор, выключили и расслабились, а у нас после этого на месяц разговоров, переживаний, кто сделал, кто не сделал, кто виноват, как кого наказать и так далее. Я начитался: в общем, очень эмоционально люди всё это воспринимают. Но в тоже время это неплохо, потому что это показывает, что мы, как принято говорить, извините за пафос, всё-таки по душевному устройству – нация победителей. У нас есть вот эта мотивация, которая сидит в каждом человеке: не только в спортсмене, это само собой разумеется, но в каждом человеке, потому что ведь великие спортсмены получаются из обычных людей, никак иначе, – но только тех, кто проявил свои сильные качества.

Поэтому мы обязательно будем строить, но в то же время мы должны воспользоваться этим временем не только для того, чтобы инфраструктуру нарастить. Инфраструктура в конечном счёте – это деньги, деньги решают многое, я уже об этом сказал, инфраструктура решает многое. Посмотрите, даже по результатам этой Олимпиады – те, у кого хорошая инфраструктура, выступают хорошо. Но даже не это ещё всё решает, а некий синтез самых разных компонентов.

Строить будем, хотя, скажем по-честному, ваша инфраструктура не самая дешевая. Но именно потому у нас сейчас и появляются какие-то результаты, и ваши результаты прекрасные, что мы всё-таки стали вкладывать сюда деньги.

Е.ПЛЮЩЕНКО: Дмитрий Анатольевич, а можно мне тоже сказать?

Д.МЕДВЕДЕВ: Конечно, пожалуйста.

Е.ПЛЮЩЕНКО: Спасибо Вам большое, прежде всего. Передайте большой привет нашему премьеру и огромное спасибо ему за поддержку.

Вы знаете, у нас очень большая проблема сейчас в федерации фигурного катания, я просто ощутил это на себе в том плане, что я вернулся в спорт и хотел завоевать медаль для России. Но, к сожалению, федерация фигурного катания не откликнулась и не поддержала ни моего тренера, ни моего хореографа, ни меня лично именно финансово и материально.

Я хотел бы, чтобы Вы просто это поставили на Ваш контроль и посодействовали, потому что у нас есть прекрасные спортсмены. Например, у моего тренера есть парень и девочка, которые будут выступать в Сочи. Но они ко мне приходят и говорят: «Женя, а мы когда-нибудь вообще что-то увидим, какую-то финансовую поддержку?» Я знаю, что выделяется огромный бюджет, огромные деньги, но куда он уходит, пока непонятно. Пожалуйста, посодействуйте, потому что спортсмены хотят кататься, в том числе и я хочу продолжать кататься, выступать в Сочи-2014. Это будет крайне и безумно сложно, но это возможно. Наверное, я доказал уже, что можно три года пропустить, но выступать – и выступать на хорошем уровне.

Д.МЕДВЕДЕВ: Точно доказали.

Е.ПЛЮЩЕНКО: Поэтому дети у нас есть перспективные, но дайте все возможности. К сожалению, всю свою сознательную жизнь в спорте я сам оплачивал свои костюмы, свои сборы, тренеров. Это безумие. Можно сказать, что в это трудно поверить, но это факт, и это правда, и лукавить я не буду. Поэтому, пожалуйста, отнеситесь к этому очень серьёзно и поставьте на свой личный контроль.

Спасибо большое.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Женя. Хорошо, что Вы эту тему затронули, я собирался всё равно об этом сказать чуть позже, но, раз Вы несколько обострили, я скажу сейчас о том, о чём Вы говорите, потому как всё равно к этому придётся вернуться 26-го числа.

Надо признаться, что, конечно, далеко не все федерации выдержали проверку на прочность. Не буду сейчас проводить разбор полётов и называть конкретные фамилии, хотя решения здесь воспоследуют. Нужно просто по-честному каждому из руководителей Федерации: и успешному руководителю, и не очень успешному, и тому, кто по 20 лет сидит на своем посту, и тому, кто, допустим, относительно недавно пришёл, – ответить на вопрос, всё ли было сделано.

Вы же говорите о наличии довольно приличных денег. Они есть действительно, они есть в спорте сейчас. У нас сейчас, извините, не эти захудалые 90-е годы, когда еле-еле концы с концами сводили и действительно деньги набирали в разных местах. Есть сейчас деньги, и в федерациях есть деньги, и просто есть люди, которые готовы помогать, и у бюджета есть деньги на это. Если сопоставлять деньги, которые мы тратим, и деньги, которые тратят, условно, «они», – это абсолютно сопоставимые деньги. А в чём-то у нас этих ресурсов даже больше. Значит, тратятся неэффективно. Значит, нужно ответить на вопрос, кто и как их тратит. Вы мне сейчас расскажете кого и куда нужно отправить. Но я просто к тому, что из того, что произошло, должны быть сделаны самые серьёзные выводы. Не в смысле наказания, хотя, в общем, иногда нужно раздавать, что называется, положенное, а в смысле того, как готовиться и кто способен работать, а кто работать не способен. Может быть, и люди хорошие, и авторитетом пользуются в соответствующем виде спорта, но мы с вами знаем, что не всякий человек способен быть спортивным менеджером, будучи великим спортсменом, и не всякий спортсмен способен быть великим тренером, и наоборот. Поэтому здесь каждый должен занимать своё место.

Давайте об этом ещё раз поговорим.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире