17:48 , 08 июля 2008

Полемика в ЖЖ

История с «возмущением Илларионова» продолжается © C.Пархоменко



Андрей ИЛЛАРИОНОВ

«Мне жаль, когда вот такого рода полемисты уклоняются от дискуссии»


Jul. 8th, 2008 | 04:37

Меня просят прокомментировать заявление С.Пархоменко относительно моего отказа дать интервью в книгу, воспевающую гений А.Чубайса: http://aillarionov.livejournal.com/6783.html?thread=100479#t100479

Для Сергея Борисовича, редактора этого шедевра, мой отказ оказался загадкой. «Это, кстати, я считаю, очень обеднило книжку, и мне это очень обидно. Мне жаль, когда вот такого рода полемисты уклоняются от дискуссии» — сообщил С.Пархоменко. http://echo.msk.ru/programs/sut/525000-echo/

Мне — тоже.
Выношу в пост свой ответ читателям:

Никакой загадки для С.Пархоменко как редактора книги и ведущего «Эха Москвы» нет и не было. Достаточно было спросить меня. Чего он не сделал. Ни до передачи. Ни после нее. Ни даже тогда, когда я позвонил ему с предложением обсудить поднятые им вопросы в его же передаче.

Сергей Борисович сказал, что хотя он и редактор книги о реформе электроэнергетики, изданной в его собственном издательстве, в проблеме он недостаточно компетентен, чтобы со мной на эти темы дискутировать.

То есть для того, чтобы пропеть в своей передаче панегирик «очень серьезному событию», «последовательному, очень продуманному плану введения конкурентного рынка», «строго экономическому, математическому графику, который показывает, как ведут себя две кривые: одна кривая постепенного роста спроса… на электричество, роста потребления, а другая кривая – падения его производства на постепенно устаревающих, постепенно выводящих самих себя из строя энергопроизводящих мощностЯх…», «людям, которым не понравилось слово «неизбежно» и которые попытались проделать невозможное, а именно – ввести ситуацию конкурентного рынка в этой области для того, чтобы эти кривые развести в стороны, чтобы они перестали пересекаться, и вот этот коллапс энергетический не случился бы или, по меньшей мере, отложился бы на неопределенный срок. Это и есть реформа РАО ЕЭС» — для всего этого его компетенции оказалось достаточно.

А вот для того, чтобы обсудить, что стоит за этой пропагандистской трескотней — компетенции, как выяснилось, не хватает.

Мне кажется, что на самом деле Сергей Борисович на самом деле понимает (или, по крайней мере, догадывается), что т.н. «рыночная реформа электроэнергетики» и «гений Чубайса» — это пропагандистские мифы, в создании, раздувании и закреплении он активно участвует.

А открытый разговор в прямом эфире эти мифы может разрушить. И выглядеть тогда Сергей Борисович будет не очень приглядно. Поэтому-то несмотря на весь свой опыт журналиста, редактора и радиоведущего С.Пархоменко и боится выходить на открытую дискуссию по теме книги, редактором которой он является.

Совсем как кандидат «Единой России» — на президентские дебаты.

«Мне жаль, когда вот такого рода полемисты уклоняются от дискуссии».






Ответ Сергея ПАРХОМЕНКО

Jul. 8th, 2008 | 14:43

Уважаемый Андрей Николаевич!

Мне очень жаль, что мое упоминание о факте Вашего отказа дать интервью авторам книги о реформе РАО ЕЭС, которая недавно вышла в руководимом мною издательстве, вызвало такую резкую, взнервленную реакцию с Вашей стороны. Однако я постараюсь не отступать от сути дела.

Я действительно сказал в своей передаче в минувшую субботу , что Вы отказались дать интервью М.Бергеру и О.Проскурниной, авторам книги «Крест Чубайса», выпущенной в свет издательством «КоЛибри», главным редактором которого я являюсь. Я это утверждаю и сейчас, потому что это факт. Вы и в самом деле отказались. Причем, в тот момент, когда Вы от этого отказывались, Вы еще не знали и не могли знать, что имеете дело с книгой, «воспевающей гений А.Чубайса», и что она представляет собою «шедевр», как Вы теперь пишете. Я рад, что книга удостоилась теперь такой высокой Вашей оценки, однако продолжаю утверждать, что с Вашим участием она была бы, несомненно, еще более шедевральной и с еще большей силой воспела бы гений всех тех, чей гений того заслуживает.

Однако Вы отказались: по причинам, которые не объяснили ни тогда, когда отказывались, ни в Вашем последнем выступлении на «Эхе Москвы» ( www.echo.msk.ru/programs/razvorot/524523-echo/ ), ни в Вашем блоге, ни в двух наших телефонных разговорах, состоявшихся вчера, ни даже в этом комментарии, где пишете, что «никакой загадки… нет и не было», но отчего-то эту загадку опять не раскрываете.

Вместо того, чтобы спокойно этот отказ объяснить в любой удобной Вам форме и в любом удобном Вам месте, Вы звоните мне и требуете – признаться, в неожиданном для меня тоне, — чтобы я организовал с Вами полемику на этот счет в прямом эфире «Эха Москвы». И теперь еще здесь, так ничего и не объяснив по существу, пишете, будто бы я чего-то в этой ситуации «боюсь».

Вы, Андрей Николаевич, за долгие годы нашего знакомства, смогли уже не раз убедиться, что на свете вообще не так много вещей, которых бы я боялся. И ни одна из этих вещей не связана с исполнением мною моего профессионального долга. Не так ли? Если же Вы запамятовали некоторые из эпизодов, участниками которых мы с Вами оказывались, скажем, в течение последних пятнадцати лет,– Вы в качестве политического деятеля и, что называется, «ньюсмейкера», а я в качестве журналиста и комментатора событий, — может быть, было бы правильнее, если бы Вы обратились к людям, которым Вы действительно доверяете, за консультацией.

Тем временем, во избежание дальнейших недоразумений, позвольте мне повторить здесь то, что сказал Вам вчера по телефону:
1) Разумеется, я готов – и буду считать это большой честью и удовольствием – обсуждать с Вами в прямом эфире «Эха Москвы» любую интересную нам обоим тему
2) Я не могу взять на себя организацию какого бы то ни было обсуждения в прямом эфире «Эха Москвы», поскольку не распоряжаюсь этим эфиром, не имею никаких полномочий, относительно формирования его сетки вещания, и даже не являюсь сотрудником «Эха Москвы». Я всего-навсего приглашенный ведущий еженедельной программы, продолжительностью один час, жестко закрепленной в сетке вещания «Эха» и имеющей строго определенный формат: комментарий ведущего, перемежающийся с общением со слушателями, звонящими в прямой эфир по телефону. Замечу, что единственный случай отступления от этого формата – в случае с появлением у меня в эфире Квачкова, — произошел исключительно по инициативе администрации «Эха Москвы», более того, по настоятельному требованию радиостанции. Поэтому я могу только повторить здесь то, что вчера сказал Вам по телефону: я готов участвовать в любой передаче с Вами, но для этого «Эхо Москвы» должно организовать такую передачу и пригласить на нее нас обоих – Вас и меня – и мы при этом будем находиться в совершенно равном положении гостей.
3) Что касается этой конкретной предлагаемой Вами темы обсуждения – Вашего отказа от участия в книге – то я, честно говоря, не вижу тут почвы для полемики. Вы отказались – вот и все, тут нечего обсуждать. Можно (и нужно, на мой взгляд) этот отказ чем-то разумным мотивировать. Или хотя бы попытаться это сделать. Если Вы готовы наконец совершить этот поступок – совершите, я с искренним интересом ознакомлюсь с этими объяснениями. Впрочем, если Вы почему-либо хотите делать это обязательно в моем личном присутствии – я готов приехать на «Эхо» и находиться в это время в студии (с разрешения ведущих, конечно), чтобы там выслушивать Ваши объяснения.

Относительно же полемики по существу реформы РАО ЕЭС, я могу, опять-таки, лишь подтвердить то, что сказал Вам по телефону: я действительно не сомневаюсь, что Вы, будучи опытным и хорошо информированным экономистом и экономическим аналитиком, располагаете значительно большим инструментарием для ведения дискуссии на собственно экономические темы, нежели я. Моей компетенции, как Вы совершенно верно заметили, оказалось достаточно для того, чтобы сказать в эфире ровно те вещи, которые я сказал, и которые Вы здесь процитировали. Ни на что больше. Зато за каждую из произнесенных фраз я отвечаю.

Или Вы полагаете, что реформа РАО ЕЭС является не серьезным событием, а незначительным анекдотом? Или план введения рынка в энергетике был не «последовательным и продуманным» (как это, кстати, подробно описано в упомянутой книге «Крест Чубайса») – а определялся случайно, бросанием жребия? Или графика «крест Чубайса» не существует, или он означает что-то другое? Или Чубайсу и его сотрудникам нравилось слово «неизбежно»? Или описанного мною административного реванша с «отматыванием» обратно ключевых решений, принятых под давлением Чубайса, — не существует, и именно сегодня этот процесс не разворачивается в полную силу?

Еще раз: на это моей квалификации хватает, и поэтому я это говорю. На что-то иное – возможно, квалификации не хватает, и я этого, соответственно, не говорю. И не вижу ничего зазорного в том, чтобы высказываться на различные темы ровно в меру своей компетентности. К сожалению, люди, с которыми мне приходится полемизировать, не всегда придерживаются этого простого принципа.

Надеюсь, что наша с Вами предстоящая полемика в эфире «Эха Москвы» (в случае, если радиостанция захочет организовать такую полемику, и пригласит нас к участию в ней), — окажется содержательной и информативной, для чего я считал бы совершенно необходимым провести ее с участием непосредственных авторов и исполнителей обсуждаемой реформы, несомненно, более компетентных в этой области, чем я. Впрочем, и это остается полностью на усмотрении радиостанции, формирующей состав участников своего эфира, насколько мне известно, по своему собственному усмотрению и руководствуясь исключительно интересами создания профессионального, качественного информационного продукта.

С неизменным уважением,

Сергей Пархоменко

жж А.Илларионова
жж С.Пархоменко


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире