07:08 , 16 сентября 2020

Постпредство России при ЕС: Вопросы по ситуации с Алексеем Навальным

Оригинал (англ.яз.)

В последние недели мы стали свидетелями стремительно растущей информационной кампании в ЕС — как в официальных кругах, так и в СМИ — по поводу инцидента, произошедшего с российским политическим активистом и блогером Алексеем Навальным 20 августа 2020 года. Не претендуя на звание экспертов по токсикологии, мы все же считаем необходимым обратить ваше внимание на многочисленные несоответствия по данному делу. В свете предстоящих дебатов в Европейском парламенте мы призываем официальных лиц ЕС и членов Европарламента изучить ряд следующих вопросов.

1. Будет ли какое-то обоснование предполагаемого решения российских властей «отравить Алексея Навального с помощью нервно-паралитического отравляющего вещества военного класса группы «Новичок»», подпадающего под запрет ОЗХО, в российском городе с полумиллионным населением, а затем сделать все возможное, чтобы спасти ему жизнь и отпустить его на лечение в Германию, где «Новичок» может быть идентифицирован?

2. В чем причина того, что российские власти «травят» Алексея Навального, учитывая, что его реальный уровень популярности вряд ли достигает 2%, согласно недавнему опросу, проведенному в июле 2020 года независимым негосударственным общественным опросом и социологической исследовательской организацией «Левада-Центр»? ?

3. Почему правительство Германии так неохотно предоставляет российским компетентным органам результаты токсикологического анализа, проведенного специализированной лабораторией вооруженных сил Германии, или предает их гласности, если Берлин уверен, что г-н Навальный был отравлен? Генеральная прокуратура Российской Федерации подала властям Германии официальный запрос о правовой помощи 27 августа 2020 года. Однако Берлин не пожелал оперативно и конструктивно ответить на этот запрос, чтобы позже заявить, что никаких доказательств не будет предоставлено из-за конфиденциальности и, в конечном итоге, объявления всего дела тайной?

4. В то же время мы постоянно слышим о том, что Правительству России необходимо провести тщательное и прозрачное расследование попытки убийства г-на Навального. Утверждается, что все доказательства и свидетелей нужно искать «где-то в Сибири». Было ли совпадением, что в то же время некоторые из лиц, сопровождавших г-на Навального в его поездке в Сибирь, сразу же после инцидента отправились из России в Германию?

5. Почему немецкие врачи из больницы «Шарите» избегают профессионального диалога с российскими коллегами, несмотря на очевидные несоответствия в симптомах, токсикологическом анализе и диагнозе г-на Навального? Федеральная медицинская палата Германии отклонила предложение российских коллег о создании совместной группы для проведения медицинского обследования по делу г-на Навального.

6. Почему заявляется, что химическое отравление нервно-паралитического действия военного класса группы «Новичок» было разработано Советским Союзом, а затем и Россией, при этом игнорируется тот факт, что в течение ряда лет специалисты из западных стран и соответствующих центров НАТО разрабатывали химические вещества, связанные с группой «Новичок»? Например, в США выдано более 150 патентов на боевое применение упомянутых химических веществ.

7. Почему г-на Навального по прибытии в Берлин сопровождали в больницу «Шарите» полиция и агенты спецслужб? Почему были приняты чрезвычайные меры безопасности, а сама больница была превращена в учреждение строгого режима задолго до «открытия» «Новичка»? Значит ли это, что Берлин знал то, о чем не знали ни Москва, ни Омск? Стоит отметить, что в Омской больнице было проведено более 60 биохимических анализов, ни одно из которых не показало никаких признаков отравления.

8. Что стоит за историей о «бутылке с водой», якобы со следами яда? Ни камеры видеонаблюдения, ни фотографии не показывают, что г-н Навальный использовал ее перед вылетом в аэропорту Томска. Если она использовалась до этого или на борту самолета, летящего в Москву, как она попала в Берлин?

9. Почему ни один токсиколог, гражданский или военный, и ни один врач «Шарите» не сделали квалифицированного заключения по делу (как это сделали российские врачи)?

Утверждения о том, что какие-либо доказательства могут быть переданы в Россию только с согласия пациента, несовместимы с многочисленными заявлениями политического уровня, сделанными в Германии, когда он все еще находился в коме.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире