12:24 , 05 августа 2020

«Это взрывоопасное вещество. А нас – кинули» (июль 2014 г.)

Публикация в «Живом журнале» от 24 июля 2014 года

10 месяцев держат ливанские власти в порту Бейрут в качестве заложников на борту судна «Rhosus» четверых одесситов-моряков. Экипаж обращается за помощью ко всем, кто может проявить, помимо чиновничьих полномочий, человеческое сострадание.

Фактический судовладелец сухогруза Игорь Гречушкин, уроженец города Хабаровска, теперь избравший местом жительства более теплый Кипр, объявив себя банкротом, данное судно бросил, по сути, на произвол судьбы. А моряков – «кинул»! Выразить свое отношение к нему можно по мобильному телефону (если кто дозвонится). Точно так же проблематично связаться по телефону с контактным лицом Василием Ивановичем, представляющим посредническое предприятие по содействию в трудоустройстве моряков «Бэй», находящееся в Молдове.

Через него уходили в этот злополучный рейс капитан Борис Прокошев, подданный России, а также трое украинцев стармех Валерий Лупол, 3-й механик Андрей Головёшкин и боцман Борис Мусинчак.

Остальных шестерых членов экипажа портовые власти Бейрута отпустили. А далее воспротивились отправке домой всей команды, потому что судовладелец вначале, было согласился обеспечить им проезд до Одессы, но только без последующей замены. А условием портовых властей является именно пребывание на борту рабочего минимума экипажа. Агент, удерживая моряков, хочет вынудить судовладельца, чтобы тот прислал нам равноценную замену. А Гречушкин и этим не хочет тратиться на зарплату. И не дает денег на содержание экипажа.

Информация получена частично от Благотворительной организации «Фонд помощи морякам «Ассоль» и дипломатических служб Украины. Частично от самого капитана «Rhosus», с которым удалось списаться по электронной почте. Вначале судно было полностью лишено средств связи. Но потом десятки обращений в администрацию флага судна в Молдову, государственным и портовым властям по месту нахождения судна, в профильные министерства Ливана, посольство Ливана в Украине морякам была оказана материальная помощь на пополнение мобильного телефона и оплаты интернета. Эмиграционные власти отобрали у моряков документы.

– Мы здесь в таком положении с 3 октября 2013-го, – говорит Борис Николаевич. – Судовладелец бросил судно. Грузовладелец – находящийся в трюмах аммониум нитрат. Это взрывоопасное вещество. А нас – «кинули». Вот так 10 месяцев мы бесплатно живем на пороховой бочке. С учетом денег, которые хозяин должен убывшим членам экипажа, процентов за задержку выплаты, морального ущерба общий долг по зарплате на конец июня солсталяет почти 200 тыс.$. Условия контракта по репатриации тоже, как видите, нарушены.

Случай, нередкий для арабских стран, где европейские законы по борту. Есть ливанский закон, требующий, чтобы на судне был минимум экипажа, но где закреплено право держать моряков в заложниках? Содержание арестованного судна должно стать заботой портовых властей. Но проблема решается за счет людей, уже прекративших свои трудовые отношения, указанные в контакте. Никаких профсоюзов в этой стране нет. А если бы и были, говорит капитан, то здесь все равно плевать хотели на их деятельность. Пример — Лондонский ITF, чьих представителей здесь не пожелали слушать. Один раз судно посетили представители христианской миссии, принесли бананы и апельсины и более не появлялись.

Директор Департамента наземного и морского транспорта Абдель Хафиз Кайсси заявил консульскому должностному лицу Украины, что задержка в развязке ситуации происходит из-за неопределенной позиции портового агента М. Багдади, который к тому же отказывается нанимать технический экипаж из числа местного населения. Хотя пока суд да дело, за стоянку судна в порту Бейрут властям никто не платит, а сумма за этот сервис уже превысила 300 тыс.$. Остается только удивляться, что вопросом о продаже судна и груза занимается ливанский суд по срочным делам.

Судом было дано разрешение на выгрузку опасного груза, однако куда и кому его выгружать – неизвестно. Морякам предложили самим найти на него покупателя. Но при этом у них не было средств связи и возможности покинуть борт. Запрет на выход в город стал мерой, предпринятой властями после того, как экипаж объявил голодовку в знак протеста против ареста. К тому же большинство ливанских чиновников по-английски ни бельмеса не понимают, а россиян вообще не жалуют и не хотят общаться.
За капитана, хоть он и одессит, российские власти не хлопочут.

– Украинские посольские работники тоже не принимают участия в моей судьбе, – пишет Борис Прокошев, – Они говорят о России – «гнусное государство с гнусными нравами». В итоге никто из нас не может вернуться домой. И все международные морские кодексы и законы пасуют перед желанием ответственных лиц сэкономить несколько тысяч долларов на найме охраны для судна.

Вначале продукты были, но теперь агент поставляет их втрое меньше положенного рациона.

В Одессе его дожидается жена. Старшего механика – жена и дети. 3-го механика и боцмана – родители. Они считают, что истинная цель удержания моряков на судне состоит в намерении получить выкуп за их освобождение. Но с кого: с молдаван? Степени участия «крюинговой конторы» «Бей» в обеспечении репатриации четырем морякам-«подфлажниркам» нет никакой. Государства Молдовы – тоже! Эта новорожденная морская держава регистрирует свои суда, но отвечать за нанятых на борт людей не научилась.

– Просим всех, кто может, помогите, вытащите нас из этого пиратского плена, – завершает капитна Прокошев.

Владислав Китик, «МОРЯК УКРАИНЫ» № 28 от 23-го июля



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире