14:41 , 16 мая 2020

Письмо Посла России в редакцию британской газеты «Файненшл Таймс»

Вынужден выразить несогласие с тем, как в вашей газете освещаются усилия России по борьбе с пандемией коронавируса. Из материалов, опубликованных на страницах издания, складывается впечатление, что ответ России на эпидемию заключается в манипуляции данными о положении внутри страны и распространении дезинформации за рубежом. Правительство якобы действует неэффективно, а врачи не имеют надлежащей защиты. Такая картина не соответствует действительности и требует опровержения. Даже по самым пессимистичным оценкам, показатели России по эффективности системы здравоохранения и уровню смертности являются одними из лучших среди крупных стран.

В частности, хотел бы обратить внимание на статью от 11 мая под заголовком «Уровень смертности в России, вероятно, намного выше официальных цифр». Материал содержит в себе неверные данные вкупе с неприемлемым и непрофессиональным односторонним освещением темы.

Обвинение в том, что уровень смертности в России не соответствует общемировому соотношению заболеваемости и смертности и потому искажён, не выдерживает критики. Вашим московским корреспондентам прекрасно известно, что в стране развернута широкая программа тестирования, позволяющая своевременно выявлять и лечить заболевание. На сегодняшний день в России проведено более 6 миллионов тестов, в день их проводится около 200 тысяч. Выявлено более 250 000 инфицированных. Это действительно второй показатель в мире, но в это число входит множество людей, не имеющих симптомов. Теперь они могут быть уверены, что не распространяют вирус дальше.

Кроме этого, российские власти развернули 130 тысяч больничных коек для лечения больных коронавирусом и несколько тысяч аппаратов искусственной вентиляции легких (к счастью, в значительной степени они остаются незадействованными), ввели строгие карантинные меры во многих крупных городах и практически прекратили международное авиасообщение. Россия также является примером прозрачности принимаемых мер – от регулярных правительственных брифингов до публикаций главных врачей в «Фейсбуке». Принцип подсчета количества смертей также ясен: как неоднократно разъясняло Министерство здравоохранения России, регистрируется основная причина смерти, а ею даже в случае наличия коронавирусной инфекции может являться другая болезнь.

На сегодняшний день от коронавируса в России скончалось 2305 человек. Тем не менее, уровень смертности в стране в 7,6 раз ниже среднемирового показателя. Полагаю, что для читателей было бы гораздо полезнее, если бы ваши журналисты не выискивали статистические неточности, а стремились проанализировать факторы, которые позволили России достичь подобного результата. В противном случае такие статьи, как материал от 11 мая, будут расцениваться в России как распространение фальшивых новостей, сеющих раздор в российском обществе. Предложил бы газете «Файнэншл Таймс» присоединиться к усилиям международного сообщества во главе с Генеральным секретарем ООН А.Гутеррешем по борьбе с дезинформацией о пандемии коронавируса.

Андрей Келин

Посол России в Великобритании

Перевод

Оригинал текста на английском:
Letter: Russia’s crisis response deserves fairer coverage From Andrey Kelin, Ambassador of the Russian Federation to the UK, London, UK

I feel compelled to express disagreement with the Financial Times’
coverage of Russia’s efforts to combat the Covid-19 pandemic. Judging by your reports, Russia’s response has been to manipulate with figures at home and to spread disinformation abroad, with the government acting inefficiently and doctors having inadequate protection. This distorted picture requires a refutation. Even by most pessimistic accounts, Russia’s performance in terms of healthcare system capacity and death rate is among the best of all major countries. One case in point is your piece of May 12 («Russia death toll likely to be far above official tally»). It carries inaccurate statements coupled with an unacceptable and unprofessional one-sided narrative. The premise that Russia’s death rate doesn’t match the global cases-to-deaths ratio does not withstand scrutiny. Your Moscow correspondents will be aware of the wide testing programme that allows for early detection and timely treatment of the disease. To date, Russia has performed more than 6m tests, with a daily rate of about 200,000. Over 250,000 infected persons have been identified, the second-highest figure in the global tally, but including scores of people who have no symptoms but are now protected from spreading the virus further. Among other measures, Russia has deployed 130,000 dedicated Covid-19 hospital beds and thousands of lung ventilators (luckily, largely unoccupied), imposed strict lockdowns in major cities and virtually stopped international travel. Russia has also been an example of transparency, from regular government briefings to Facebook posts from hospital chief doctors. The policy of compiling mortality statistics is also
clear: as the health ministry has explained on a number of occasions, even in Covid-positive patients, the primary cause of death is registered, and that may be another disease. So far, with 2,305 persons having sadly died by May 15, Russia’s Covid-19 mortality rate is 7.6 times lower than the global average. It would do so much more service to your readers if your authors sought to analyse Russia’s best practices that have made this result possible, rather than seeking statistical inaccuracies. Otherwise, such articles are widely seen in Russia as spreading fake news and sowing discord in the Russian society.I invite the Financial Times to join efforts of the international community, led by UN secretary-general António Guterres, to fight Covid-19 disinformation. Andrey Kelin Ambassador of the Russian Federation to the UK, London W8, UK



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире