12:15 , 18 ноября 2017

Эдмонд Муле: За применение зарина ответственность несет Сирийская Арабская Республика

7 ноября состоялось 8090-е заседание Совета Безопасности ООН. Выступление Эдмонда Муле, главы совместного механизма ООН по расследованию химатак в Сирии.

Г-н Муле (говорит по-английски): Благодарю Вас, г-н Председатель, за возможность представить седьмой доклад Руководящей группы Совместного механизма по расследованию Организации по запрещению химического оружия-Организации Объединенных Наций (S/2017/904, приложение). Вместе со мной работают г-жа Джуди Ченг-Хопкинс и г-н Штефан Могль. Мы втроем составляем Руководящую группу.

Как известно членам Совета, утвержденный Советом Безопасности мандат Механизма заключается в выявлении в максимально возможной степени лиц, организаций, групп или правительств, которые являются исполнителями, организаторами, спонсорами или каким-либо иным образом причастны к  использованию химических веществ в качестве оружия в Сирийской Арабской Республике. Механизм не является судебным органом; это механизм по расследованию, который подотчетен Совету Безопасности. Несмотря на весьма реальные трудности с  расследованием сложных дел в условиях продолжающегося вооруженного конфликта, были предпри— няты огромные усилия для обеспечения того, чтобы методология и выводы Механизма были технически и научно обоснованными.

В докладе содержатся выводы в отношении, во-первых, применения сернистого иприта в Умм-Хоше 15 и 16 сентября 2016 года, и, во-вторых, применения зарина в Хан-Шейхуне 4 апреля 2017 года. Выводы Руководящей группы были сделаны на основании всей совокупности информации и доказательств, полученных Механизмом, о чем говорится в докладе и  приложениях к нему. Руководящая группа установила, что за применение сернистого иприта в Умм-Хоше ответственность несет «Исламское государство Ирака и Леванта», а  за применение зарина в Хан-Шейхуне — Сирийская Арабская Республика. Прежде чем вдаваться в подробности относительно этих выводов, я хотел бы потратить несколько минут на описание методологии Механизма.

Э.Муле: В поездке на «Шайрат» цель Механизма — проверить подлинность журналов учета, записей полетных операций
При сборе, анализе и оценке информации Механизм руководствовался утвержденным Советом Безопасности кругом ведения, а также методами работы, изложенными в его предыдущих докладах. Он проводил свою работу на независимой, беспристрастной и профессиональной основе. Формулируя свои выводы в отношении ответственности, Руководящая группа руководствовалась критериями доказательности, изложенными в ее первом докладе (S/2016/142, приложение). В данном случае Руководящая группа определила, что имеются достаточные достоверные и надежные доказательства для формулирования своих выводов, касающихся сторон, причастных к  применению химического оружия в каждом случае. В соответствии со своим мандатом Механизм в каждом случае использовал в качестве отправной точки выводы о применении химического оружия, сделанные миссией Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) по установлению фактов (МУФ), а затем активно собирал дополнительную информацию в отношении каждого инцидента. Он  применял одну и ту же методологию в обоих случаях и осуществлял тщательный независимый анализ имеющихся сведений. При этом им рассматривались возможные варианты того, как эти инциденты могли произойти, в том числе те, которые были предложе— ны государствами-членами. В отношении инцидента в Хан-Шейхуне Механизм рассмотрел восемь сценариев; в отношении Умм-Хоша было рассмотрено четыре сценария. Эта методология позволила Механизму рассмотреть все возможные варианты и провести тщательное, беспристрастное и объективное расследование.

В ходе расследования инцидентов в Умм-Хоше и  Хан-Шейхуне Механизм собрал информацию из широкого круга источников. В ответ на запросы о предоставлении информации 12 государств-членов, в том числе Сирийская Арабская Республика, предоставили данные, касающиеся конкретных обстоятельств дела. Помимо лиц, опрошенных МУФ, сотрудники Механизма опросили более 30 свидетелей, а также собрали и проанализировали 2247 фотографий, 1284 подборок видеоматериалов, 120 аудиофайлов и 639 документов, большинство из которых требовали перевода. Я посетил Дамаск в августе. Технические группы в сентябре посетили Дамаск, а в октябре — авиабазу «Шайрат». Кроме того, технические группы дважды посещали одну из соседних стран для опроса свидетелей и сбора материалов.

Я хотел бы упомянуть, что Сирийская Арабская Республика конструктивно сотрудничала с Механизмом. Сирийская Арабская Республика оказывала всяческое содействие и помощь в удовлетворении просьб Механизма о предоставлении доступа к информации и свидетелям. Сирийская Арабская Республика также представила доклады о результатах своих собственных технических расследований в связи с инцидентами, которые были тщательно проанализированы Механизмом.

В ходе поездки на авиабазу «Шайрат» Механизм преследовал ряд целей, в том числе проверить подлинность журналов учета и записей полетных операций от 4 апреля 2017 года; ознакомиться с записями о въезде и выезде и побеседовать с ответственными сотрудниками; сфотографировать виды боеприпасов, перевозившихся воздушным путем 4 апреля 2017 года в соответствии с полученными записями; и сфотографировать механизмы, использовавшиеся для установки таких боеприпасов на самолетах «Сухой» (Су-22). Сбор проб на военно-воздушной базе не был целью поездки. Механизм пришел к выводу, что, если с этой базы был перевезен самолетом только один химический боеприпас, то мало шансов найти какие-либо следы зарина или продукты его распада без конкретной информации о том, где следует брать пробы. Площадь авиабазы «Шайрат» составляет примерно 10 квадратных километров, что соответствует площади 900 футбольных полей.

Члены Механизма не посещали места инцидентов в Умм-Хоше и Хан-Шейхуне. Хотя посещение этих мест, в частности Хан-Шейхуна, могло оказаться полезным, поездка в Хан-Шейхун была бы слишком опасной, поскольку он находится в ситуации вооруженного конфликта и контролируется террористической организацией Фронтом «Ан-Нусра». В  ответ на просьбу о проведении оценки ситуации в  плане безопасности в отношении возможной поездки в Хан-Шейхун Департамент по вопросам охраны и безопасности Организации Объединенных Наций сообщил о таких проблемах, как непрямой артиллерийский огонь и периодически наносимые воздушные удары. Кроме того, Департамент по вопросам охраны и безопасности сообщил, что, даже если в  результате переговоров с вооруженными группами, контролирующими этот район, удастся достичь какой-либо договоренности о получении доступа, в  любом случае будут сохраняться риски в плане безопасности. Несмотря на возможную пользу поездок на места, Руководящая группа пришла к выводу, что Механизм собрал достаточную информацию для того, чтобы сделать заключение по обоим делам. Весьма важным источником информации были свидетели. Что касается Умм-Хоша, то опрошенные сотрудниками Механизма свидетели включали жертв нападения, журналистов, присутствовавших в период непосредственно после нападения, врачей, которые лечили пострадавших, и командиров негосударственных вооруженных групп. Что касается инцидента в Хан-Шейхуне, то свидетели включали жителей, персонал авиабазы «Шайрат», правительственных чиновников, врачей, которые лечили пострадавших, спасателей и командиров негосударственных вооруженных групп.

Механизм также получил результаты независимого экспертного анализа и оценки. Он задействовал несколько международно признанных судебно-медицинских учреждений и учреждений из  специализированных оборонных отраслей, а также назначенные ОЗХО лаборатории для проведения судебно-медицинской экспертизы в ходе расследований. Все эти органы были отобраны с учетом их независимого характера, богатого опыта и того, что они уже отлично проявили себя в этой сфере. Судебно-экспертные учреждения и назначенные ОЗХО лаборатории аккредитованы в соответствии с международными стандартами. Они привлекались Механизмом для установления подлинности фотографий и видеоматериалов, проверки времени и места, где они были сделаны, предоставления независимых экспертных оценок и имитационных моделей в отношении изображенных предметов, а  также проведения химического синтеза и анализа. Механизм также проконсультировался с рядом международно признанных экспертов в области энергетических материалов и изучения биологического воздействия боевых отравляющих веществ. Что касается Умм-Хоша, то был проведен экспертный анализ места применения, использовавшихся боеприпасов, их траектории и возможного способа их доставки, а также биологического воздействия на жертв. В связи со случаем в Хан-Шейхуне был проведен экспертный анализ характера шлейфов, вызванных взрывами, характеристик воронки и их возможных причин, остатков боеприпасов, дисперсии зарина, количества использованных взрывчатых веществ и биологического воздействия.

Э.Муле: Механизм уделял внимание перекрестному цитированию недостоверной информации, стремясь обеспечить перепроверку

Механизм заказал проведение углубленный лабораторный анализ химического состава зарина. Цель этого анализа заключалась в установлении возможной связи зарина, обнаруженного в Хан-Шейхуне, с  химическими веществами из первоначальных запасов Сирийской Арабской Республики. Механизм направил пробы, полученные ОЗХО в 2014 году из запа— сов Сирийской Арабской Республики, в назначенные ОЗХО лаборатории. Анализ показал, что образцы из  Хан-Шейхуна соответствуют конкретному химическому веществу из арсеналов Сирийской Арабской Республики, требующемуся для производства зарина. Данное химическое вещество — прекурсор зарина и  называется DF.

Как я уже говорил ранее, Механизм работает в  нетрадиционных условиях. Он не обладает судебными полномочиями и не может потребовать представления ему информации или документов. Вместо этого он опирается на добровольное сотрудничество свидетелей и лиц, обладающих соответствующей информацией. Механизм проводит перекрестные проверки заявлений свидетелей и стремится убедиться, что собранная информация является достоверной и надежной, используя средства проверки и  подтверждения информации, а также другие меры контроля качества. При оценке информации Механизм последовательно и тщательно изучал источник информации и проверял, существуют ли факторы, которые могут повлиять на ее надежность, например, основана ли информация на личном опыте участия в тех или иных событиях или на слухах, а также имеются ли сомнения относительно цепи обеспечения сохранности доказательств.

В случае подтверждения информации, считавшейся важной для расследования, Механизм уделял особое внимание возможному перекрестному цитированию недостоверной информации, стремясь обеспечить перепроверку на основе независимых источников информации. Задавались вопросы по поводу возможных мотивов применения химического оружия в каждом конкретном случае. Руководящая группа отметила, что выдвижение гипотез не помогает проведению расследования, и вместо этого сосредоточила основное внимание на технических вопросах. Позвольте мне теперь перейти к выводам Руководящей группы по этим двум случаям. Было установлено, что 15 и 16 сентября 2016 года две женщины подверглись воздействию сернистого иприта в  Умм-Хоше. Минометный снаряд, содержащий сернистый иприт, попал в дом одной из потерпевших, которая вместе со своей соседкой подверглась воздействию химического вещества, пытаясь очистить стены своего дома от некоего вещества черного цвета. Второй минометный снаряд, содержащий сернистый иприт, был обнаружен застрявшим в  дорожном покрытии. Характер повреждений, нанесенных дому потерпевшей, указывает на то, что минометный снаряд, причинивший эти повреждения, был выпущен из точки, находившейся к юго-востоку от места попадания. Было установлено, что точка запуска второго минометного снаряда, обнаруженного в дорожном покрытии, находилась к  востоку или юго-востоку от места падения.

Механизм установил, что 15 и 16 сентября 2016 года Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ) проводило боевые операции против сил обороны Сирии в окрестностях Умм-Хоша. Было также установлено, что силы ИГИЛ находились с трех сторон от Умм-Хоша, а именно к востоку и  юго-востоку от деревни, и именно оттуда, согласно оценкам, были выпущены минометные снаряды, содержавшие химические вещества. С учетом расположения позиций ИГИЛ и итогов криминалистической экспертизы, установившей, что минометный снаряд был выпущен со стороны районов, удержи— ваемых ИГИЛ, Руководящая группа выражает уверенность в том, что ответственность за использование минометных снарядов, снаряженных сернистым ипритом несет ИГИЛ*.

Что касается случая в Хан-Шейхуне, то утром 4 апреля 2017 года произошел инцидент с использованием зарина, в результате которого погибли около 100 человек в Хан-Шейхуне, и пострадало еще 200 человек, выживших, но ставших жертвами острого отравления. В ходе проведения своего расследования с целью выявления лиц, несущих ответственность, Механизм рассмотрел восемь возможных версий, в  том числе версию, согласно которой данный инцидент мог быть инсценирован в попытке возложить ответственность на правительство Сирийской Арабской Республики. Механизм провел тщательное расследование факторов, которые могли бы указывать на каждою из версий. При этом он собирал и внимательно изучал информацию из широкого ряда источников. Хотя по итогам изучения воронки экспертами нельзя исключать того, что она могла возникнуть в  результате использования какого-либо иного средства помимо авиабомбы, Механизм не нашел никаких доказательств того, что этот инцидент был инсценирован — и когда я говорю «никаких» именно это я и имею в виду. В ходе расследования были обнаружены некоторые нестыковки и несоответствия, и они были тщательно изучены и подробно описаны в приложении к докладу. Вместе с тем их характер не заставил Руководящую группу изменить свою оценку.

Помня о сложности дела и поляризованной политической обстановке вокруг расследования, Механизм занимался активным поиском объективных источников доказательств того, что произошло в Хан-Шейхуне 4 апреля. К их числу относятся: полученные из двух разных источников видеозаписи, сделанные тем утром, на которых видна серия взрывов по всему Хан-Шейхуну и которы, как подтвердили судебные эксперты, являются подлинными, не подвергались манипуляциям и были сделаны в период с 06 ч. 42 м. и 06 ч. 52 м. 4 апреля в Хан-Шейхуне; спутниковые снимки воронки и прилегающей к ней территории до  и после инцидента; видеозаписи и фотографии воронки, которые, по оценке судебно-медицинского учреждения, были сделаны в период с 08 ч. 04 м. до 09 ч. 17 м., а также химический анализ проб зарина, которые были получены Миссией ОЗХО по установлению фактов как у правительства Сирийской Арабской Республики, так и у неправительственных организаций. Механизм аккуратно сложил элементы сложной головоломки, некоторые части которой до сих пор отсутствуют. Например, он не смог с уверенностью установить, что самолет, с которого была сброшена химическая бомба, взлетел с авиационной базы Шайрат, или определить тип летательного аппарата. Однако те части этой головоломки, которые удалось обнаружить и соединить друг с другом, проливают свет на некоторые важные элементы.

Боеприпасы были сброшены на Хан-Шейхун с  самолета между 06 ч. 30 м. и 07 ч. 00 м. этого дня. В это время свидетели видели и слышали самолет, а двое из них даже сделали видеозаписи, на которых видно несколько дымовых шлейфов от взрывов в Хан-Шейхуне этим утром именно в этот период времени. Криминалистическая экспертиза подтвердила, что в фоновых звуках на этих видеоматериалах можно различить шум самолетов и звуки взрывов. В  период между 6 ч.30 м. и 7 ч.00 м. самолеты Сирийской Арабской Республики находились в непосредственной близости от Хан-Шейхуна. Это было установлено благодаря информации, предоставленной самой Сирийской Арабской Республикой, а также некоторыми другими источниками. Воронка, из которой выходил зарин, появилась 4 апреля. Это было зафиксировано спутниковыми изображениями.

Как было установлено в ходе экспертного анализа, воронка, по всей вероятности, появилась в  результате взрыва авиационной бомбы, двигавшейся на высокой скорости. К такому аналитическому заключению пришли представители трех независимых, признанных на международном уровне учреждений, специализирующихся в области криминалистической экспертизы, обороны и безопасности, а  также два независимых эксперта по энергетическим материалам. Несмотря на то, что они полностью не  исключают возможность появления воронки в результате иного воздействия, по их словам, вероятность этого крайне невелика, учитывая характер повреждений вокруг воронки.

Э.Муле: Построение мира, свободного от химического оружия — первоочередная задачей, требующая конкретных и совместных действий

Эксперты изучили возможность появления такой воронки в результате действия самодельного взрывного устройства (СВУ). По их оценкам, для образования воронки такого размера потребовалось бы 10 кг  взрывчатого вещества в тротиловом эквиваленте, но в целом они исключили этот вариант на том основании, что взрыв такой силы причинил бы гораздо больший ущерб по сравнению с тем, который отмечался в районе. Кроме того, эксперты отметили, что выступающий из воронки металлический объект, который, согласно оценкам, соответствует материалу тонкостенной химической авиационной бомбы, имеет слишком большой размер и расположен слишком глубоко, чтобы считать сценарий с использованием СВУ вероятным. Большое количество пострадавших от действия зарина 4 апреля и тот факт, что, по некоторым сообщениям, зарин все еще регистрировался на месте воронки спустя 10 дней после инцидента, свидетельствуют о  значительном объеме высвобожденного газа, что соответствует версии о его распространении в результате действия химической авиационной бомбы.

Наконец, расширенное лабораторное исследования химического состава зарина показало, что использованный в Хан-Шейхуне газ с высокой долей вероятности был получен из прекурсора, идентичного тому, который использовался в первоначальных запасах Сирийской Арабской Республики. Этот прекурсор, известный под названием «DF», является одним из ключевых элементов бинарного зарина — газа того типа, который применялся в Хан-Шейхуне. Этот вывод основан на наличии уникальных химических маркеров, которые были обнаружены специалистами лабораторий ОЗХО в образцах из Хан-Шейхуна, предоставленных Миссии по установлению фактов как правительством Сирийской Арабской Республики, так и неправительственными организациями. Те  же самые химические маркеры были обнаружены в  образцах DF из первоначального запаса Сирийской Арабской Республики и в зарине, полученном из того же прекурсора DF. Очень трудно получить бинарный зарин с тем же составом химических маркеров, даже  когда он точно известен. Кроме того, в результате расширенного лабораторного исследования был раскрыт производственный процесс получения прекурсора DF. Для такого процесса требуются высококвалифицированные кадры и трудоемкая работа, что указывает на  его осуществление в условиях химического завода. Руководящая группа уверена, что в своей совокупности все эти признаки однозначно указывают на  то, что ответственность за применение зарина в ХанШейхуне 4 апреля несет Сирийская Арабская Республика. Об этом свидетельствуют присутствие самолета в воздухе в соответствующее время; наличие воронки; тот факт, что появление воронки, скорее всего, было вызвано действием двигающейся с высокой скоростью авиационной бомбы; большое число пострадавших от зарина утром того дня; обнаружение зарина внутри воронки и вокруг нее; и образцы зарина,взятые из воронки, которые, как было обнаружено, содержат уникальные маркеры, совпадающие с прекур— сорами из запасов Сирийской Арабской Республики. Что касается ответственности Сирийской Арабской Республики, то Механизм не выявил конкретных субъектов в правительстве и институтах Сирийской Арабской Республики, виновных в произошедшем. Судя по характеру и материально-технической обеспеченности операции, в ней должны были участвовать целый ряд субъектов из различных областей. Международное сообщество добилось важного прогресса, запретив химическое оружие во всех его формах. Когда, вопреки такому запрету, химическое оружие было применено, Совет учредил Механизм в  целях установления виновных. Механизм выполнил свой мандат в отношении инцидентов в Умм-Хоше и Хан-Шейхуне. Теперь Совет Безопасности должен принять решение по последующим шагам. Я прошу Совет при этом также принимать во внимание жертв этих отвратительных актов.

Построение мира, свободного от химического оружия, является первоочередной задачей, требующей принятия конкретных и совместных действий. В  этой связи Совет Безопасности несет особую ответственность, в том числе за сдерживание всех тех, кто по-прежнему считает, что из применения такого оружия можно извлечь некую выгоду. Я понимаю, что ситуация в Сирийской Арабской Республике связана с решением политических вопросов. Однако в данном случае речь идет не о политическом вопросе, а о вопросе жизни и смерти ни в чем не повинных гражданских лиц. Безнаказанность не должна возобладать. Международное сообщество должно предусмотреть эффективные способы обеспечения быстрого реагирования на любые случаи применения химического оружия в будущем, включая террористические акты с применением химического оружия.

Международное сообщество, включая Совет Безопасности, решительно осуждает любое применение химического оружия кем бы то ни было и при любых обстоятельствах. И вместе с тем сегодня, в день моего брифинга в Совете, мы получили еще одно заключение ОЗХО о применении зарина в Латамне в Сирийской Арабской Республике.

Как я уже говорил в Совете в июле, я надеюсь, что вместе мы сможем положить конец применению такого оружия раз и навсегда. Мы не можем допустить, чтобы успехи международного сообщества были подорваны. Давайте двигаться вперед, проявляя гуманность и все большую коллективную приверженность делу, с тем чтобы прекратить применение химического оружия.

* организация, запрещенная в России

Оригинал

ЧИТАТЬ ВЫСТУПЛЕНИЯ:
Выступление Владимира Сафронкова, заместителя постоянного представителя РФ при ООН и в Совбезе ООН по политическим вопросам

Выступление Никки Хейли, представителя США на заседании Совбеза ООН по химоружию в Сирии

Выступление Джонатана Аллена, заместителя постоянного представителя Великобритании при ООН



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире