10:23 , 26 мая 2016

Людмила Улицкая: Голос Натальи Горбаневской звучит все громче

Есть много разных важных вещей, которые возникают, когда думаешь о Наташиной судьбе. Довольно сказано о том, с какой бесшабашной легкостью она взяла на себя груз стыда и бессилия всего своего поколения и оказалась одной из немногих, кто спас честь молчащего поколения. Но не об этом все-таки мне хотелось бы сказать в день ее восьмидесятилетия, до которого она не дожила. Многие вещи давались ей легко — она блестяще училась, к ней легко приходили стихи, в любой дороге, в трамвае, в электричке, на попутке, она легко раздавала все, что у нее было, да мало чего и было, и обладала она гениальной беспечностью и совершенной надежностью…

Она ответила на все трудные вопросы, она прорисовала линию своей судьбы так самостоятельно и осознанно, как далеко не каждому дано, она сдала все тяжелые экзамены, которые ставила перед ней жизнь. По большому счету, все в ее жизни было так, как она хотела. Мне кажется, что даже смерть пришла к ней с ее согласия.

Скоро три года минет, как ее нет. И происходит удивительная вещь — по мере ее удаления от нас стихи ее растут, укрупняются. Последний ее сборник, уже посмертный, я держала в руках с чувством этого радостного открытия: голос Натальи Горбаневской звучит все громче, все то, что казалось камерным, заполняет все большее пространство, становится полнозвучным, поэзия ее наполняется посмертной силой. Или при жизни мы стояли так близко, что сама близость расстояния не позволяла рассмотреть в маленьком росточком, глуховатом очкарике, девочке без признаков старения ее подлинный масштаб. Мы счастливы, Наташа, что были твоими друзьями и современниками.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире