19:17 , 16 марта 2016

Владимир Путин призвал не политизировать ситуацию с мельдонием и не строить «теорию заговора»

Оригинал

Часть стенограммы совещания Владимира Путина с членами правительства.

В.Путин: Уважаемые коллеги, ещё один вопрос, который я хотел бы сегодня поднять, весьма актуальный и связан с так называемым допинговым скандалом. Мы не раз заявляли о категоричном неприятии любого вида допинга. Спорт должен оставаться ареной честной борьбы, где побеждает тот, кто проявил мастерство, силу воли, упорство, кто действительно следует олимпийским лозунгам «Быстрее, выше, сильнее!» (по‑латыни – Citius, altius, forties!). Именно поэтому спорт любят, ценят в России и во всём мире.

Очевидно, что приостановка аккредитации Всероссийской федерации лёгкой атлетики и недавние так называемые допинговые случаи задевают не только наших спортсменов, но и многих спортсменов из других стран и бросают тень на авторитет спорта в целом, негативно отражаются на настроении миллионов болельщиков, которые ждут от своих кумиров, разумеется, как я уже говорил, честной борьбы.

Очевидно, что наши спортивные руководители, должен об этом сказать, проявили непонимание актуальности этих вопросов, своевременно не пополнили соответствующие списки, которые были представлены соответствующими международными структурами, не пополнили наши стоп-листы, своевременно не проинформировали спортсменов, тренеров и других специалистов о решении Всемирного антидопингового агентства о запрещении отдельных препаратов.

Я сейчас, знаете, не хочу вдаваться в детали, связанные с этим мельдонием, или как он там называется, и который у нас внесён чуть ли не в список жизненно необходимых лекарственных препаратов. Тем не менее если уж этот препарат включён был в список ВАДА, то надо было это иметь в виду и соответствующим образом на это реагировать. Но дело не только в этом конкретном случае, речь о системных вопросах.

Нужно активнее развивать партнёрское взаимодействие с международными организациями, работающими в этой сфере, прежде всего, конечно, со Всемирным антидопинговым агентством и Международным олимпийским комитетом, как и прежде, выполняя все официальные решения и рекомендации этих авторитетных международных организаций.

Россия является дисциплинированным членом международного спортивного сообщества, пользуется в нём большим авторитетом, в этом ни у кого нет сомнений. Очевидно также, что наше национальное антидопинговое законодательство нужно серьёзно совершенствовать, если у нас происходят такие сбои; наказывать тех, кто склоняет спортсменов к употреблению запрещённых препаратов, и нужно, конечно, обратиться в этой связи и к международному опыту.

К сожалению, должного взаимодействия Минспорта, который определяет антидопинговую политику, и Федерального медико-биологического агентства, отвечающего за медико-биологическое обеспечение сборных команд, до сих пор нет. Все, кто отвечает за подготовку спортсменов, должны использовать самые современные научно-образовательные и научно обоснованные методики.

Почему говорю «научно-образовательные»: это связано и с подготовкой молодых спортсменов, необходимо привлекать опытных специалистов. Все эти вопросы должны быть предметом работы федеральных и региональных структур, общественных организаций. Я прошу Правительство проработать эти и другие вопросы по повышению эффективности национальной системы борьбы с допингом и представить соответствующие предложения.

И в завершение что хотел бы сказать. Мы по праву гордимся достижениями наших спортсменов, и их результаты не могут быть поставлены под сомнение никакими скандалами, это абсолютно очевидная вещь. Тем более что подавляющее большинство наших атлетов ведут себя достойно и ни к каким запрещённым препаратам отношения не имеют. И конечно, нужно сделать всё, чтобы их спортивная карьера от всех этих скандалов не страдала, так же как и не страдали болельщики, которые за них переживают.

И конечно, нужно сделать всё, чтобы ничего подобного в нашей практике не было и не повторилось. Поэтому ещё раз прошу Правительство самым серьёзным образом заняться и представить соответствующие предложения. Но и просил бы тем не менее коллег, которых мы сегодня сюда пригласили, прокомментировать то, что происходит в этой сфере. Слово Министру спорта – пожалуйста, Виталий Леонтьевич.

В.Мутко: Уважаемый Владимир Владимирович!

Как Вы знаете, 9 ноября 2015 года был опубликован доклад независимой комиссии ВАДА, который сформирован на основании фильма, показанный немецким каналом, и главными героями которого были как раз отстранённые нашей системой спортсмены. И в целом, в соответствии с Вашим поручением, мы как раз на добросовестной основе, как Вы нам поручали, совершенно открыто начали взаимодействовать сейчас с Международным антидопинговым агентством ВАДА, Международной федерацией лёгкой атлетики.

Вы знаете, что решением ВАДА наша антидопинговая система РУСАДА, антидопинговая организация и лаборатории, были приостановлены в правах. Мы встретились с руководителями ВАДА, подписали дорожную карту о восстановлении этих организаций в правах. Но могу сказать, Владимир Владимирович, что всё‑таки в борьбе с допингами есть государственная ответственность, есть ответственность общественная.

Государственная ответственность заключается в том, что государство в лице Правительства Российской Федерации в 2006 году ратифицировало Конвенцию ЮНЕСКО. У нас есть чёткое обязательство: мы должны были принять соответствующий закон, создать независимую организацию РУСАДА. Мы к сочинской Олимпиаде построили суперсовременную лабораторию, вложили миллиарды рублей в неё, и эта система десятки раз показывала свою эффективность.

Она где‑то 15 тысяч допинг-проб брала, около одного процента отстраняла, проводила образовательные программы, и аккредитовывалась, и лицензировалась самой ВАДА, и контролировалась. Но сейчас деятельность этих организаций приостановлена, и, как Вы нам поручали, мы составили дорожную карту с международной организацией ВАДА. В соответствии с этой дорожной картой мы получили в партнёры антидопинговую организацию Британии UKAD, с которой мы подписали соглашение, и сегодня всё допинг-планирование на территории России осуществляется этой организацией.

В качестве организации, забирающей пробы у наших спортсменов, выступают две организации: немецкая и шведская. Поэтому сейчас система допинг-контроля налажена и проводится именно так под контролем ВАДА. Уже в феврале где‑то было 67 проб, в этом месяце мы планируем 150 – с выходом где‑то на 400–500 проб. Мы это называем «умный» допинг-контроль, который сегодня не позволяет манипулировать и применять какие‑то запрещённые препараты.

Сейчас вместе с ВАДА мы провели полную переаттестацию персонала в РУСАДА, создали им ещё дополнительные возможности независимости. Они попросили изменить организационно-правовую форму, ввели в наблюдательный совет представителей ВАДА. Мы предложили в нашу антидопинговую организацию включить в качестве экспертов двух-трёх специалистов, которые будут рекомендованы мировой антидопинговой системой, и в ближайшие дни буквально такую работу проведём. Мы считаем, что эта организация совершенно спокойно может справляться со своей работой.

Что касается лабораторий, там работает 50 лаборантов. Это организация, которая тоже аккредитовывается ВАДА. Ещё в феврале 2015 года она получила аккредитацию и работала достаточно спокойно, но сейчас также приостановлена в правах. Создана дисциплинарная комиссия, и мы сейчас представляем все документы, рассчитываем в течение четырёх-пяти месяцев вернуть аккредитацию нашей антидопинговой лаборатории.

Что касается вопросов, связанных с восстановлением в правах нашей лёгкой атлетики, наша основная задача, конечно, защитить добросовестных спортсменов и создать им возможности для участия в международных стартах и соревнованиях. Здесь мы хотели бы, Владимир Владимирович, отметить, что от Международной федерации лёгкой атлетики мы получили некое требование приведения к стандартам нашей лёгкой атлетики.

Была создана комиссия Международной федерации лёгкой атлетики, она на протяжении трёх месяцев работала. Они дали нам некие требования, мы их все выполняем. Допустим, требование: мы взяли полный список сборной страны, 200 человек, и они теперь должны до Олимпиады в Рио не менее трёх раз каждый быть оттестирован, что исключает возможность (графика тестирования нет) для каких‑то манипуляций. Это первое.

Второе. Проведены все организационные мероприятия вместе с Олимпийским комитетом, отчётно-выборное собрание. Избрано новое руководство лёгкой атлетики, новый президент, новый президиум. Все кандидатуры согласованы с Международной федерацией. И уже 11 марта мы представили первый доклад независимой комиссии Международной федерации лёгкой атлетики.

Было отмечено, что Россия проделала большую работу за это время. Вместе с тем до мая есть ещё вопросы, которые, они считают, нам необходимо дорешать. И в мае мы рассчитываем, что Международная федерация лёгкой атлетики всё‑таки вернёт российскую лёгкую атлетику в лоно всех тех событий, международных соревнований и не будет создавать нам неконкурентную среду.

Что касается Ваших замечаний по взаимодействию, недоведению до спортсменов, Владимир Владимирович, Вы знаете, этот препарат мельдоний, не хочется о нём много говорить, десятки аналогов его в мире – именно этот препарат запрещён (29 сентября было объявлено, что с 1 января), и мы исходим из того, что не должны его применять, и, естественно, ориентируем всех наших спортсменов, организаторов, врачей, тренеров на эту работу.

С другой стороны – мы проводим расследование. Мы видим, что наши спортсмены в большинстве своих объяснений говорят, что этот препарат принимался в ноябре, в декабре, в октябре прошлого года. Конечно, мы запросили антидопинговую организацию ВАДА и сегодня получили ответ: исследований по сроку вывода этого препарата из организма, конечно же, нет. Мы хотим каждый индивидуальный случай в этом плане совместно с нашими коллегами рассмотреть.

Поэтому, конечно, мы принимаем Вашу критику и считаем, что, действительно, не должны позволять на заслуги российских спортсменов, добросовестных спортсменов бросать тень, и ещё усилим меры. Мы в Правительстве провели специальное совещание, сейчас рассмотрим вопрос усиления меры ответственности, особенно касаемо тех людей, которые побуждают спортсменов применять эти запрещённые средства.

Спортсмен сам по себе всё равно будет наказан, он единственный несёт по регламенту, кодексу ответственность, у него жёсткие меры дисциплинарной ответственности вплоть до отстранения до четырёх лет (сейчас минимальный срок отстранения за употребление допинга). Но есть люди, которые побуждают, способствуют, мы в этом плане посмотрим. И такие поручения Правительство дало.

Ещё раз посмотреть взаимодействие. Сегодня мне казалось, что мы с ФМБА совместно неплохо работаем. Наша задача – так называемое замещение этого допинга; конечно, как Вы сказали, находить, работать в области новых технологий, современных, в подготовке спортсменов. Так что будем заниматься, Владимир Владимирович.

В.Путин: Что это за замещение, не понял.

В.Мутко: Речь идёт о том, что, конечно, сегодня в большом спорте огромные нагрузки, спортсменам нужно восстанавливаться. Естественно, речь идёт о неких современных методах восстановления.

В.Путин: Это не замещение

В.Мутко: То, что запрещено, мы не принимаем.

В.Путин: Незапрещённые препараты, поддерживающие здоровье.

В.Мутко: Конечно, об этом речь идёт.

В.Путин: Пожалуйста, Владимир Викторович Уйба, руководитель Федерального медико-биологического агентства.

В.Уйба: Уважаемый Владимир Владимирович! Глубокоуважаемые коллеги!

Действительно, тема избрана достаточно чувствительная по милдронату, поскольку, как сказал уже Виталий Леонтьевич, мы провели всю нормативную работу, которая была необходима при введении в запрещённый список мельдония. При этом хочу сказать, что сам мониторинг препарата вовсе не говорит о том, что он будет в конце концов включён в запрещённый список. И примеров таких мы имеем десятки, когда препарат был в мониторинге, но так и не попал в запрещённый список, поэтому работа по выводу его из оборота начинается только после (и это протокол ВАДА) внесения его в запрещённый список. Это работа была проведена.

Все спортсмены, у которых взяты пробы, – они январские и дальше, 2016 года. Под роспись, то есть мы до каждого спортсмена довели информацию о том, что препарат исключён. Сняли его со склада и реализовали в лечебных учреждениях, не выводя его на спортивные ринги.

Владимир Владимирович, хочу сказать насчёт коммуникации нас и Минспорта. В последние годы у нас действительно сложилась нормальная работа. Эта тема имела место быть, но сегодня она достаточно плодотворно решается, хорошее поле для общей работы создано, в том числе благодаря общей работе и Вашей поддержке.

Сейчас основная тема – мы, действительно, смотрим на разночтения в инструкции по применению, где сказано, что препарат выводится от нескольких часов до нескольких суток. На самом деле мы сейчас начали самостоятельно проводить такие исследования, время прошло ещё недостаточно, но даже первый опыт даёт нам доказательную базу, что это не так.

Кумулятивное действие препарата мы предполагаем до полугода. Налицо несостоятельность инструкции по применению препарата, которая дана, и тех базовых данных, которые мы уже сейчас начинаем набирать. До этого мы этим не занимались, потому что препарат относился к разрешённым, и не было никакой базы для этого.

В.Путин: Хорошо.

Хочу и Вам сказать, Владимир Викторович, и Виталию Леонтьевичу: во‑первых, не нужно ничего политизировать, не нужно продвигать какую‑то теорию заговора – нужно системно и своевременно реагировать на принимаемые решения, в том числе на уровне международных организаций. Если у вас не было данных о том, как быстро выводится этот препарат из организма человека, то нужно было провести соответствующую работу, вступить в контакт с коллегами из ВАДА и с ними заблаговременно всё это обсудить, а не бить, как в народе говорят, по хвостам, задним числом рассуждать о том, что корректно было ими сделано, а что некорректно. Поэтому, и как старые опытные тренеры учат тоже, нужно не плакать и не стенать по каждому поводу, а выигрывать – и выигрывать за явным преимуществом, тогда и вопросов не будет никаких. Это касается и медико-биологического сопровождения, и самих спортивных результатов как таковых.

И, наконец, самое главное, я вас прошу самым открытым образом работать со всеми нашими коллегами, в том числе с международными организациями, прежде всего с ними: и с ВАДА, и с Олимпийским комитетом, и с другими международными структурами, – чтобы была создана обстановка абсолютного доверия и прозрачности в ходе этой совместной работы.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире