В Бостоне проходит суд над Джохаром Царнаевым. За совершение теракта подсудимому грозит смертная казнь. В результате двух взрывов на бостонском марафоне в апреле 2013 года погибли три человека, еще 260 были ранены, многие остались инвалидами.

2234012 Репортаж составлен на основе твитов журналиста р/с «Голос Америки» Фатимы Тлисовой

1-й и 2-й дни процесса

3-й день процесса Царнаева. Обвинение продолжит представлять свидетелей и доказательства. Защита, напомню, признала участие, оспаривает роль.

Ребекка Грегори (мять 5-летнего Ноя, потеряла ногу) увидев в суде первый раз Царнаева: я больше тебя не боюсь.

Продолжают выступать свидетели обвинения. Почти все с ампутированными конечностями, вспоминают детали дня 15 апреля 2013 года.

Свидетель (девушка лет 25):
Моя левая нога была безнадежна, её ампутировали сразу, за правую долго боролись, сделано около 20 операций. (В итоге потеряла обе ноги. Приехала в зал на коляске, с собакой-помощником по кличке Спасатель).

Царнаев смотрит на экран или в стол или на своих адвокатов, или на судей.

2267746

Свидетель Джо (девушка из Китая, 24 года):
В США по студенческой визе очень много иностранных студентов в Бостонском университете, особенно из Китая. Это мульти-культурный университет. Лингзи Лу (погибла на марафоне) была моя лучшей подругой. Мы подружились в университете, она училась на статистике. Мы все делали вместе, у Лу была любимая собачка, она все время о ней рассказывала. Вместе ездили в Орландо на каникулы в 2013.Марафон очень важен для людей здесь. Я попросила Лу, она сказала, что не сможет, много уроков, я её уговорила.
Мы маленькие ростом, и нам было трудно видеть бегунов из толпы, мы решили пройти пешком ближе к финишу, хотели зайти в ресторан.
Когда взорвалась первая бомба, мы были у входа в ресторан «Форум», мы там раньше ни разу не были. После первого взрыва я вообще не поняла, что это бомба. Линдси испугалась, схватила меня за руку, я пыталась её увести, но не успела.
Я начала ощупывать себя и Лингзи, не могла понять – где мои где её ноги, я поняла: мы обе ранены. Увидела, у Лингзи ноги и руки на месте. Я очнулась, лежа на асфальте, я ничего не слышала, все вокруг было в крови, как замедленное кино, мужчина рядом… его ног больше не было. (плачет)
Лингзи спрашивала: что случилось? Я думала, ничего страшного. У Лингзи была большая рана в бедре. (плачет)
Я перестала двигаться, когда увидела, что мой живот вспорот, пыталась зажать рану. Прибежали спасатели, я потеряла Лингзи из виду. Мне было тяжело дышать. Люди принесли лед, наконец Скорая начала забирать раненых.
Мы все делали вместе, у Лу была любимая собачка, она все время о ней рассказывала. Вместе ездили в Орландо на каникулы…
Изо всех сил давила себе на живот, чтобы внутренности не вываливались. Лингзи кричала – я думала, с ней все будет хорошо.
В госпитале сразу операция, я потом узнала, что кроме живота была повреждена спина, уши. Около 30 дней я провела в больнице.
Все пытались меня щадить, не говорили, что Лингзи погибла. Очнулась в реанимации, говорить не могла, были друзья, я написала им: что с Лингзи? Меня усыпили, я просыпалась и спрашивала опять…

Царнаев стоит – руки в карманах брюк.

Свидетель Матт Паттерсон (пожарный, парамедик, мужчина около 40 лет):
В день марафона я был в ресторане на улице Бойлстон, сидел с друзьями, услышали взрыв, начали забегать люди. Начал идти к выходу, прозвучал второй взрыв, я попросил людей лечь на пол, сам побежал в сторону взрыва. Увидел девочку — нога была полностью оторвана, была с отцом и братом, я забрал ремень у прохожего и наложил жгут. Нога девочки была оторвана выше колена, еле хватило места для жгута, она была в сознании, но кровотечение могло её убить. Я передал ее Скорой и вернулся помогать другим раненым. Их было много, двух жертв пытались реанимировать. Мальчик умирал… У мальчика не было шансов, я помогал другим.

Свидетель Джеймс Бат (семейный доктор, мужчина около 45 лет):
Услышал сначала первый потом второй взрыв, увидел бегущих людей, побежал в ту сторону, перепрыгнул через турникет, увидел дым. Первый мужчина был в шоке, но легко ранен. У ресторана «Форум» почувствовал запах горящей плоти. Люди были разбросаны везде…
У девушки началась агония, я понял, что её не спасти и ушел помогать другим. Нашел женщину с оторванной ногой. Наложил жгут. Нашел молодую пару, у обоих были взрывом ампутированы ноги, но они говорили друг с другом, поддерживали…
Юная азиатка была тяжело ранена, без сознания, правая сторона была вся разорвана, но уже почти не было крови из ран.
Я продолжал помогать раненым. В сумке китаянки пытался найти удостоверение — там был кусок горячего металла… засело в памяти.

Царнаев, как обычно, сидит между адвокатами, опустив голову

2267746

Свидетель Энтони Энол (агент ФБР, эксперт лаборатории цифровых доказательств; мужчина около 50 лет):
Я анализирую видео из любых источников, проверяю аутентичность оригинального видео. С 16 апреля – в деле о взрывах в Бостоне. Мне было поручено анализировать все видео со всех камер Бостона на 10 наблюдательных и 2-х экспертных пунктах. В ФБР нас работало два видео-эксперта, пропускали видео через программу распознавания лица. Мы работали 24/7. Я лично просмотрел больше 6 тысяч источников видео, 22 тысячи фото — эта дивизия ФБР называется «Черный ястреб.
Мы выявили подозреваемых, но не знали, кто они, в ФБР мы их на том этапе называли «черная кепка и белая кепка». Компьютерщики пропускали фото и видео подозреваемых через все системы и программы для выявления личностей. Таймкод на видео не всегда совпадает с реальным временем, наши аналитики сверяли с таймкодами/чипами в номерах бегунов. С различных камер наблюдения мы восстановили точную хронологию прихода подозреваемых к финишу марафона и их ухода. Видео каждого взрыва и все видео с улицы Бойлстон я просмотрел по несколько сотен раз.

2267746

Адвокат Мириам Конрад опрашивает свидетеля о времени оригинальных видео, использованных обвинением в качестве доказательств. Вопрос: Как вы определяли точное время?
Свидетель объясняет, что по таймкодам.
Адвокат говорит, что таймкоды не совпадают со временем на по маршруту следующей камере, и со временем, чтобы пройти пешком: На основании чего ФБР доказывает, что Джохар без рюкзака ушел с места после Тамерлана?
Ответ: Последовательность взрывов.
Вопрос: У вас нет видео маршрута Тамерлана с пункта А в пункта Б (взрывы)?
Ответ: Нет, у нас нет.
Вопрос: У вас есть видео, где Джохар ведет, а Тамерлан следует?
Ответ: Они менялись позициями несколько раз.
Вопрос: На ул. Бойлстон Тамерлан ведет, вы согласны?
Ответ: Да, но они несколько раз останавливаются и меняются местами.

Свидетель Джеймс Холли (Скорая помощь Бостона, мужчина около 60 лет):
Я шеф департамента Скорой Бостона. Обычно руковожу медобеспечением Марафона. В 2013 году был на службе. В дополнение к 24 машинам Скорой на марафон мы отправили еще 12.
Я был в медицинской палатке за финишной чертой во время взрывов. После взрывов я направился в ту сторону, распорядился о переходе на режим массовых пострадавших, все госпитали известили в 2 минуты.
Мы определяем наиболее тяжелых по трем категориям: «зеленый, оранжевый, красный» — для оказания помощи. Сначала около 30 человек квалифицированы в красной категории — немедленная угроза жизни, нужна операция. Сразу около 90 увезли на Скорых, потом еще 112. Все они с улицы Бойлстон. Раненых увозили и на частном транспорте, добровольцы.
Раненые в красной категории имеют меньше часа жизни до операции, нам удалось доставить всех в рамках 30 минут. Мы пытались распределить раненых, чтобы ни один госпиталь не был перезагружен.

Царнаев смотрит на трибуну, это бывает редко, обычно только в экран компьютера или стол адвокатов

Свидетель Ульям Гросс (30 лет в полиции, замначальника полиции Бостона):
Я командовал силами полиции по ходу марафона в черте Бостона, и автотрафиком. 843 полицейских работали на марафоне. Алкоголь запрещен в городе в день марафона. Зона улицы Бойлстон была осмотрена полицией на подозрительные пакеты в 7:30 утра. Все было великолепно в тот день. Около 2:30 дня по рации я услышал: немедленно остановите бегунов, пришлите всех кого можете на улицу Бойлстон. Я отправил все резервы туда немедленно, позвонил и предупредил систему 911. Остановил марафонцев и направил их по кругу. По внутренней связи сообщили, что это были бомбы. Весь транспорт отправил для эвакуации раненых. Мы не знали, кто взрывал.
После эвакуации раненых мы немедленно начали поиск преступников, проверяли всех, связь обрушилась на время. Мы работали в координации с другими агентствами, направили экспертов на место, потом расследование взяло ФБР. Мы закрыли 12 кварталов в Бостоне, частично закрыли метро и аэропорт. Мы понятия не имели, кто это сделал. Мы обратились к публике за любой подозрительной информацией.

2267746

Свидетель Грег Хомол (мужчина около 45 лет, директор фитнесс-центра в Дартмунтском колледже):
Студенты на входе отмечаются электронным удостоверением. База данных сохраняется, в центре работают камеры наблюдения. 19 апреля меня вызвали на работу. и следствие попросило меня о видеобазе. Мы вместе просмотрели видео и нашли Джохара.
Сверил данные в нашей системе — да, это Джохар. 16 апреля в 9 утра он был в фитнесс-центре.
5 дней спустя мне сказали, что один из подозреваемых во взрыве – наш студент. Я попросил не распространять слухи.

Свидетель Стив Кемпбэлл (мужчина около 50 лет, ФБР спецагент, Бостон):
Я вел расследование взрывов на марафоне с самого начала. После определения подозреваемых нашли твиттер Джохара. Позже мы нашли еще один, анонимный твиттер. Они были публичны и связаны, оба оформлены на tsar1jahar@gmail.com.
Мы получили у «Гугла» данные пользователя, IP адрес принадлежит Дартмутскому колледжу. Оба твиттера связаны с почтой Джохара. В официальном твиттере Джохара и в анонимном посты шли через один и тот же IP-адрес.

Скрин-шот твиттера Джохара за 14 апреля 2012 года: Я буду умирать молодым.

Суд на сегодня завершился.

Царнаев стоит, скрестив руки на груди.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире