20:23 , 11 февраля 2014

Михаил Барщевский: Предложение извиниться «Эху Москвы» не оправданно

И.ВОРОБЬЁВА: Я хотела с вами поговорить по поводу произошедшего в Госдуме, где один из депутатов, Владимир Васильев потребовал извинений у нашего блогера Виктора Шендеровича. Я не спрашиваю вас про взаимоотношения Васильева, Шендеровича и «Эхо Москвы», а про сам блог, который написал Виктор Анатольевич, который у нас висит на сайте, где он сравнил атмосферу на Олимпиаде в Сочи с событиями в предвоенной Германии.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да. Ну, во-первых, я уточню. Насколько я понял, Васильев предложил извиниться не Шендеровичу, а «Эху Москвы» — это большая разница. Потому что предложение извиниться «Эху Москвы», с моей точки зрения, не оправдано. А предложение извинений Шендеровичу бессмысленно. Потому что, что касается этого блога, мне почему-то сразу вспомнилась цитата из Энгельса. Знаете, как у него заканчивается книга (ну, мы ее в институте изучали) «Анти-Дюринг»?

И.ВОРОБЬЁВА: Мы, к счастью, нет.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Нет, Энгельс – у него было гениальное перо, он потрясающе писал. Если Маркс писал тяжело, то Энгельс был блестящим совершенно журналистом.

Так вот книга «Анти-Дюринг» заканчивается приблизительно… Цитирую по памяти то, что помню, спустя 40 лет почти. «Таким образом наш диагноз Евгению Дюрингу сводится к следующему. Шизофрения как результат мании величия или как последняя стадия мании величия».

И.ВОРОБЬЁВА: Это вы сейчас?..

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это я о блоге Шендеровича.

И.ВОРОБЬЁВА: В адрес Шендеровича говорите?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да, это я о блоге Шендеровича. Потому что есть вещи, которые… Можно ненавидеть Путина. Можно.

И.ВОРОБЬЁВА: Ну, спасибо, что разрешили.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Пожалуйста. Не, я не против. Но сравнивать сегодняшнюю Россию с фашистской Германией – этого нельзя.

И.ВОРОБЬЁВА: С предвоенной.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Ну хорошо, фашистская. 1936-й год – это фашистская Германия уже. Она предвоенная, но фашистская. И тот же Шендерович не может не понимать (я редко этот аргумент привожу), что в 1936 году в Германии он бы сидел в концлагере уже. И не он бы один.

И.ВОРОБЬЁВА: Не только он один, да, я замечу.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да, да. Поэтому сравнивать не надо, да? Это первое.

Второе. Я лично не вижу ничего общего между Олимпиадой нашей и той. Кроме одного: любая Олимпиада для любой страны, будь то ванкуверская Олимпиада, пекинская Олимпиада, это в том числе и, естественно, пропагандистский акт. Естественно.

Ну, вот, я был на нескольких Олимпиадах. Наименее пропагандистской была лондонская Олимпиада, наиболее пропагандистской, несравнимо более пропагандистской, чем наша, это была китайская Олимпиада, пекинская. Просто там это был…

И.ВОРОБЬЁВА: Недалеко, знаете ли, в этом смысле…

М.БАРЩЕВСКИЙ: Не, довольно далеко. Поверьте мне, Ира, довольно далеко. И достаточно пропагандистской была, на удивление пропагандистской была ванкуверская Олимпиада. А с точки зрения там…

Вот, когда речь заходит про Олимпиаду, я сразу делю вопрос на два. Первый – это успех наших спортсменов, успех-неуспех наших спортсменов. Это история про одно.

И.ВОРОБЬЁВА: Это про спорт.

М.БАРЩЕВСКИЙ: Это про спорт. И как это всё организовано, вот, престиж державы. То, что мне рассказывают сейчас мои друзья, которые там находятся, организовано всё шикарно, ну, просто на ура. Это люди, которые побывали на многих Олимпиадах.

И.ВОРОБЬЁВА: Ну, то есть получается, что ругать Олимпиаду нельзя вообще?

М.БАРЩЕВСКИЙ: Да нет, ругать ее можно – пожалуйста, ругайте! Кто же против? Я вот сейчас собираюсь тоже туда поехать, приеду, обязательно расскажу, что мне не понравилось. Но есть какие-то вещи… Понимаете, есть святотатство. Вот, сравнивать эту Олимпиаду с фашистской нельзя – это святотатство.

И.ВОРОБЬЁВА: К сожалению, у нас больше нет времени, чтобы мне с вами об этом поговорить и поспорить, но… Давайте на этом остановимся. Особое мнение Михаила Барщевского в эфире «Эха Москвы». Спасибо и до встречи.

Отрывок из «Особого Мнения» от 11.02.2014


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире